Журнал Берлинский Телеграф

Путин, Эрдоган и Роухани решают судьбу Идлиба. Турция против наступления

Президенты России, Ирана и Турции на саммите в Тегеране в пятницу попытаются решить судьбу мятежной сирийской провинции Идлиб. Силы Башара Асада вместе с россиянами и иранцами готовят большое наступление, но Турция – против.

О том, что войска Башара Асада со дня на день начнут наступление на Идлиб, последнюю неподконтрольную им провинцию к западу от Ефрата, говорят уже по крайней мере две недели, но эта потенциально кровопролитная операция все еще не началась, и одна из причин этого, по мнению многих обозревателей, заключается именно в позиции Турции.

Идлиб расположен на северо-западе Сирии, на границе с Турцией, и именно Турция является гарантом безопасности в этой провинции, которая по соглашению между Ираном, Россией и Турцией в сентябре 2017 года стала одной из четырех “зон деэскалации”, куда могли эвакуироваться вооруженные противники режима Асада вместе с семьями.

Остальные три зоны уже отвоеваны правительственными войсками, остался один Идлиб, который контролируется противниками Асада с самого начала гражданской войны.

Против наступления на Идлиб выступают и западные страны вместе с союзниками в регионе, а спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура предупреждает о вероятности гуманитарной катастрофы в случае начала активных боевых действий.

Чего боится Турция?

Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на этой неделе говорил, что наступление в Идлибе “несет серьезные риски с точки зрения безопасности и гуманитарной ситуации”, и Турция постарается на саммите 7 сентября добиться того, чтобы перемирие в этой провинции не нарушалось.

По словам Чавушоглу, после ударов российской авиации 4 сентября по Идлибу Турция заявила России, что считает эти действия неправильными.

Турция опасается новой мощной волны беженцев из провинции, где сейчас живут около 3 миллионов человек. Кроме того, Анкара беспокоится за свои плацдармы у границы, с которых Турция и ее клиенты из Сирийской свободной армии могут угрожать сирийским курдам, удерживающим территории дальше на восток.

“За столом переговоров Турция должна проявить дипломатическую мощь, обезопасить себя от потенциальной волны миграции и проникновения террористических элементов и продолжить политику защиты и сохранения Идлиба как зоны безопасности”, – писало перед саммитом в Тегеране турецкое интернет-издание “Хабертюрк”.

“Анкара считает, что операция в Идлибе аннулирует все завоевания Турции в регионе […] Анкара предлагает уговорить террористические группировки уйти из Идлиба или хотя бы начать этот процесс”, – писала проправительственная турецкая газета “Ватан” 4 сентября.

Каковы силы Турции в Идлибе?

В мае этого года Турция закончила развертывание 12 наблюдательных постов по периметру Идлиба, на линии противостояния войск Асада и их противников.

Это не какие-нибудь вышки с наблюдателями: в мае сообщалось, что каждый пост укоплектован механизированной ротой, усиленной дополнительной бронетехникой.

“Сейчас это по сути небольшие военные базы”, – говорит военный обозреватель Би-би-си Джонатан Маркус.

 

Карта Сирии

Чего хотят Асад и союзники?

Для Башара Асада и его войск очень важно как с политической, так и с военной точки зрения попытаться очистить от врагов последний из их крупных оплотов к западу от Евфрата (территории к востоку от реки контролируют курды в союзе с американцами).

Россия устами министра иностранных дел Сергея Лаврова и других официальных лиц объясняет, что операция в Идлибе нужна, чтобы выбить оттуда террористов.

Идлиб и вправду в большой мере контролируется исламистскими группировками, но вообще все стороны в сирийском конфликте все эти годы достаточно произвольно и своекорыстно подходили к вопросу о том, кого считать террористом и против кого воевать в каждый конкретный момент.

Кто контролирует Идлиб?

По оценке ООН, в Идлибе, где сейчас живет примерно три миллиона человек, находятся около 10 тысяч вооруженных бойцов разных группировок.

Самой большой группировкой считается джихадистская “Хайат Тахрир аш-Шам” – это наследница “Джебхат ан-Нусры”, которая признана террористической и запрещена во многих странах, в том числе в России.

 

лагерь беженцев у турецко-сирийской границы 6 сентября
Правообладатель иллюстрацииAFP
Image captionСотни сирийских беженцев уже потянулись к границе. Турция и Запад опасаются, что в случае наступления Асада их будут сотни тысяч. На фото – лагерь у турецко-сирийской границы 6 сентября

Летом 2017 года “Хайат Тахрир аш-Шам” после междоусобицы с двумя до того союзными ей группировками установила контроль над большей частью Идлиба.

Еще одна экстремистская группировка в Идлибе – созданная в начале этого года “Хуррас ад-Дин”. Внешние наблюдатели называют ее местным филиалом “Аль-Каиды” (также признана террористической и запрещена во многих странах, в том числе в России).

Из не относящихся к экстремистским группировкам в Идлибе выделяется “Национальный фронт освобождения” (НФО) – это созданный в этом году альянс умеренных исламистов и других противников Асада. Полагают, что НФО пользуется поддержкой Турции, которая видит в нем противовес исламским фундаменталистам.

Все эти группировки занимают непримиримую позицию по отношению к Асаду и обещают оборонять Идлиб до конца.

Что говорят о возможной химатаке?

В конце августа минобороны России заявило, что в Идлибе готовится “провокация” с применением химического оружия, ответственность за которое страны Запада возложат на Дамаск. Постпред России в ООН Василий Небензя утверждал, что отравляющие вещества в Идлиб доставили сотрудники волонтерской организации “Белые каски”, которых якобы обучили инсценировке специалисты британской частной военной компании.6 сентября Совет Безопасности ООН провел заседание по проблемам Сирии. На нем постпред США при ООН Никки Хейли предупредила, что американские власти ответят на применение химического оружия в Идлибе.

“У нас есть сообщение для Асада и для всех тех, кто намерен использовать химоружие в Сирии – за истекшие 18 месяцев я здесь дважды обещала, что США ответят на применение химоружие в Сирии. И оба раза наша администрация выполняла эти обещания, – сказала она. – Пользуясь возможностью, напоминаю режиму Асада и его российским и иранским партнерам, что вам лучше не предполагать, что США на сей раз не ответят”.

Спецпредставитель госсекретаря США по Сирии Джеймс Джеффри после этого заявил, что существует “множество доказательств” того, что сирийское правительство готовится применить химическое оружие в Идлибе.

Любая атака будет расценена Вашингтоном как “безрассудная эскалация”, отметил он.

 

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!