Журнал Берлинский Телеграф

Андеграунд для танго фуриозо

Некоторые убеждены, что скандалы хороши в интерьере, создавая по­путный ветер мировой премьере или карьере. Не знаю, помог ли королю русского танго Оскару Строку крах его издательских и гастрономических предприятий, например, шумное банкротство рижского увеселительного заведения «Барберина», названного по аналогии с известным берлинским дансингом, однако в дни столетия Фрэнка Синатры мне на память пришли другие вещи. Я вспомнил про девиц, странным образом шлепавшихся в обморок на концертах джаз-оркестра Томми Дорси, когда на сцену выходил молодой Фрэнки. Парень, отнюдь еще не предвещавший того Синатру, которого мы помним и любим сегодня, певший точно так же, как все солисты конкурировавших между собой «именных» биг-бэндов, или (выразимся по-одесски) «не имевший пока ничего особенного предложить, кроме глубины своих голубых глаз».

Признаюсь честно, именно подобных девиц мне не хватало на премьерных концертах проекта «Русское танго: Наташа Тарасова и Капелла Строк», прошедших в декабре прошлого года на нескольких театральных и эстрадных площадках Берлина. По счастью я не служу в бульварной прессе и отсутствие обморочных девушек не мешает мне поделиться впечатлениями от проекта. Тем более, что означенные девы и прочие от­сутствовавшие лица многое потеряли: у Наташи Тарасовой и Капеллы Строк есть что предложить публике. И с глубиной прочтения материала у них все в порядке. В русских танго, предлагаемых Тарасовой и Капеллой, нет никаких следов всего того случайного и наносного, что накопилось и, казалось бы, навсегда завелось в этих вещах в силу не слишком удачных интерпретаций и патины времени. Двусмысленно-легковесный или односторонний подход ряда артистов прошлого (включая непререкаемого ныне Петра Лещенко), к сожалению, оттенял работу поденщиков, не­брежно «подтекстовывавших» композиции, а «общий» результат зачастую мешал восприятию превосходной музыки. Бдительное радение, неровное и, подчас, нелепое отношение государства нагнетало невроз. Другие ритмы и приоритет Аргентины отвлекали. Но музыка объясняет все сама. Тарасова и музыканты Капеллы Строк в своей работе дошли до корня, обнажили глубинный пласт, центральный нерв, заставляющий публику по-новому взглянуть на музыкальные шедевры, задумываться и сопереживать вне зависимости от того, знает ли она русский язык. Кстати, часть текстов была удачно отредактирована или переведена.

Нет, «Голубые глаза» не звучали. «Черные» тоже. Но неспроста журналист и бывший интендант радиостанции RIAS Вильгельм Вигреффе по­сле одного из концертов в восторге отметил, что «эти танго имеют больше позвонков, чем аргентинские». Вигреффе, конечно, преувеличивает. А я, не рискуя анализировать, какая штука сильнее «Фауста» Гёте, хочу обратиться к давнему высказыванию исполнительницы из Финляндии, приведенному однажды Максимом Рейдером в «Международном музыкальном вестнике». В высказывании упоминались аккуратные ма­лень­кие костры, которые жгут в лесах Финляндии в конце лета. Таковы, на мой взгляд, и финские танго – произведения, наполненные аккуратным, пропорционально взвешенным жаром. Да простят мне финны, если я субъективен, но русские танго в версии Тарасовой и Капеллы Строк обжигают сразу. Они наделены неукротимым огнем или, если хотите, холодом, который пронизывает тебя от макушки до последнего но­готка. Причем совершенно не важно, чья музыка звучит – Рознера, Пе­терс­бурского или Драгилёва, каковы аранжировка и голосоведение, кажутся ли материал и его подача нарочито жесткими, бравурно-раз­­­машистыми или наоборот – мечтательными, нежными и сдержанными, эти вещи воспламеняют и леденят, от них мурашки по коже. Возможно, что советские танго определенной эпохи действительно служили своего рода убежищем, как это утверждает Драгилёв в своих книгах. Или громоотводом? Холод – не слишком точное слово. Можно неправильно понять. Здесь, конечно, качели чувств, но, скорее – очаг, источник огня, проливающий свет на всю нашу жизнь. В любом случае «печник» Оскар Строк соорудил ту «печь», от которой хочется плясать снова и снова.

Попробую рассмотреть участников проекта поближе. Прежде всего нужно отметить загадочную Наташу Тарасову, чей голос, харизма и «биография с географией» повергают в абсолютный трепет: консерватория в Одессе, компакт-диски с собственными песнями в Аргентине, клавир-абенды и прочие сольные концерты с академическим репертуаром по всей Мексике, учеба оперному и джазовому вокалу в Нью Йорке, работа в проектах Уинстона Марсалиса, подозрительно хороший (для человека, живущего в Берлине не так давно) немецкий язык, внешность дивы с кинофабрики УФА. Голос, пробирающий до костей (тут Вигреффе полностью прав), но не как мороз, а как огненная истина, которую ты лениво искал по пыльным полкам, а она (как там пелось?) сама «нагрянула», когда ты ее уже и не ждал вовсе. Тарасова – не просто одно из моих личных «открытий сезона», пожалуй, она одна из лучших исполнительниц танго, которых я когда-либо слышал. Богатство красок и тонкая нюансировка, сценическая органика не вызывают никаких сомнений ни в искренности образа, ни в степени драматизма.

Феерический скрипач Андрей Зур, т.е. «Юг» в переводе с испанского, заслуживающий всяческих похвал и хорошо знакомый берлинцам по другим танго-проектам, блестящий аккордеонист Тимофей Саттаров с пышно виртуозными проекциями из Гальяно (разумеется, Рошара, не Джона) и собственным сочинительством, вдумчивые контрабасисты – Ульф Менгерзен и Бернд Гезель, музыкант не менее опытный – все они создают прекрасный ансамбль, звучащий временами вполне салонно, но чаще так, что впору пикироваться с Пьяццоллой или Пульезе. Ну, и наконец, зачинщик капеллы (как его еще озаглавить?) – Дмитрий Драгилёв, один из главных вдохновителей проекта, обладающий способностью общаться с черно-белыми клавишами так, чтобы они не только приобретали цвет «танго» – глубокий апельсиновый, оранжевый с красным оттенком, но и любой другой. Недаром исполняемые в программе пьесы периодически мутируют в вальсы и фокстроты. Драгилёв присутствует в трех ипостасях – и музыкант, и поэт, и лектор. Слушаю его ликбез, в котором он, как иной знаток, подчас перебарщивает, будто бы желая полностью преодолеть наше незнание, заполнить все лакуны у несведущей публики, и чувствую себя на Всемирном конгрессе историков. Вот уже много лет всеми возможными способами, кропотливо и неамбициозно ведет этот человек работу по «внедрению» русского танго в умы и «водворению» на подобающую жилплощадь. И тот факт, что он оказался невостребованным в рижском спектакле «Танго между строк» драматурга А.Щербакова, можно объяснить лишь расточительной забывчивостью рижан и, кстати, (в определенном смысле) расценить как скандальный.

Новый концерт проекта «Русское танго» ждет нас 27-го апреля. В этот день в 20:00 для артистов «Капеллы Строк» и гостей вечера распахнет свои двери Grüner Salon театра Volksbühne по адресу: Rosa Luxemburg Platz 3, 10178 Berlin. Не пропустите!

Автор: Глеб Лукояшинский

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014 @berlinertelegraphofiziell

Click to listen highlighted text!