Журнал Берлинский Телеграф

Беларусь: чиновничья дубина против IT-страны

Сегодня Мининформ подтвердил, что заблокировал интернет-ресурс «Белорусский партизан». Читатели еще накануне вечером стали жаловаться, что не могут попасть на сайт.

«На указанном информационном ресурсе, размещенном за пределами национального сегмента сети интернет, регулярно размещаются материалы, в которых содержится запрещенная информация», — так пояснил свое решение Мининформ, который получил полномочия ограничивать доступ к сайтам после поправок в закон о СМИ, принятых три года назад.

Ранее ведомство блокировало в основном малоизвестные сайты за пропаганду наркотиков, порнографии, экстремизма, ненадлежащую рекламу и т.п. Что фурора не вызывало. Инцидент с блокировкой в июне 2015 года интернет-журнала Kyky.org породил резонанс среди продвинутой публики, но был довольно быстро исчерпан.

«Белорусский партизан» популярен, причем его фишка — кинжальная критика властей. Большинство авторов, особенно блогеры и форумчане, выражений в адрес режима не выбирают.

Так что это решение чиновников, какие бы резоны они ни приводили, априори воспринимается как политическое.

 

Смутная мотивация Мининформа

Да, свобода слова может ограничиваться, когда ею злоупотребляют. Но в случае с «Белорусским партизаном» все как-то очень смутно. От самого выражения «запрещенная информация» веет Оруэллом.

На непрозрачность решения Мининформа обращает внимание председатель Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец: «На данный момент мы не знаем, какие именно материалы стали основанием для блокировки сайта. Кроме этого, мы не знаем даже, какой подпункт статьи 38 закона о СМИ редакция нарушила».

Соучредитель сайта Светлана Калинкина тоже пока безуспешно пытается выяснить у чиновников, что именно стало причиной столь сурового решения.

Хотя «Партизан» зубаст и хлесток, Калинкина, как видим, не прячется. И вообще она известная медийная фигура (публицист, ведущая телеканала «Белсат»). Простой вопрос: а почему нельзя было для начала просто пригласить ее в министерство и указать на то, что там сочли нарушениями? Почему сразу надо действовать по принципу «лучшее средство от перхоти — гильотина»?

Это к вопросу об общественном диалоге, про который не прочь порассуждать высокое начальство.

Да, и еще к вопросу об общественном диалоге. По осени министр информации Алесь Карлюкевич обмолвился, что готовятся новые поправки в закон о СМИ, связанные с процессами, которые происходят в электронных средствах массовой информации и социальных сетях.

Но публику, включая независимое журналистское сообщество, с этим проектом не знакомят. Снова, как в 2014-м, хотят протащить тайком?

 

Закон что дышло

Впрочем, и в нынешнем виде белорусское законодательство дает чиновникам, следящим за прессой, Байнетом, достаточно удобный инструментарий для драконовских мер.

Замечу, что статья 38 закона о СМИ сама по себе резиновая. Она запрещает, например, распространять не только сведения, пропагандирующие потребление наркотиков и психотропов (с этим все понятно), но и информацию от имени незарегистрированных организаций (а это уже политика, поскольку Минюст часто отказывается регистрировать оппозиционные структуры), и просто информацию, способную «нанести вред национальным интересам Республики Беларусь».

Прелесть последней формулировки предлагаю оценить особо. Итак, следите за руками. Чиновники сами ведут мониторинг веб-ресурсов, сами определяют, какая инфа, по их понятиям, вредная, и сами же, без суда и следствия, блокируют не понравившийся сайт.

Ежу понятно, что при таком порядке легко объявить нарушающей закон любую информацию, которая против шерсти конкретно правящей номенклатуре. Очень велик соблазн (помните старую кинокомедию?) спутать свою личную шерсть с государственной.

Причем в отношении веб-СМИ порядок жестче, чем в отношении печатной прессы. Газету можно закрыть только через суд, а здесь — клац-клац, и сайт забанен.

Суды у нас — кхе-кхе — тоже не слишком самостоятельные, но все-таки там можно пошуметь, качнуть права, а лишнего шума чиновники не любят.

 

Чтобы припугнуть других?

Отдельный вопрос: а зачем это надо властям именно сейчас — наезжать на интернет, глушить неугодные сайты (пошли разговоры, что «Белпартизан» — только начало)?

Можно было еще понять нервозность вертикали по весне, когда ширились протесты «дармоедов». Но и тогда сайты не глушили, ограничивались тем, что винтили журналистов и блогеров на акциях.

Сейчас же внутренняя ситуация вроде как устаканилась. Так зачем усугублять имидж врагов интернета и свободы слова как раз тогда, когда продолжается важная игра Минска с Западом?

Поскольку принятие решений в белорусской системе власти непрозрачно, остается гадать — инициатива ли это Мининформа или отмашка свыше. Может, так ведомство откликнулось на недавние рассуждения Александра Лукашенко с трибуны съезда ученых об угрозах режиму, идущих через интернет? Вот, мол, мы начеку.

Правда, Лукашенко больше призывал к дискуссии, отстаиванию государственнических позиций в СМИ. Но чиновникам сподручнее орудовать рубильником да цензорскими ножницами.

Конспирологи могут в очередной раз запустить версию о противоборстве силовиков с прогрессистами во главе с министром иностранных дел Владимиром Макеем.

Но если такая коллизия и существует, президент, будь на то его воля, давно бы дал укорот тем, кто якобы торпедирует усилия дипломатии на западном направлении. Однако очень похоже на то, что на самом верху считают полезным поддерживать некий уровень репрессивности, чтобы «пятая колонна» не распоясывалась.

Вот посмотрят редакторы других СМИ на злоключения «Партизана» — глядишь, станут строже фильтровать базар на своих сайтах. Самоцензура — очень выгодная для властей вещь. С их стороны вроде никакой брутальности — а пресса дует на воду, приглушает звук, не переходит красные линии.

 

Зачем усугублять репрессивный имидж?

И все же по большому счету интернет заглушить невозможно. А издержки репрессий против веб-СМИ (как и СМИ вообще) для белорусских властей велики.

Начнем с того, что каждый такой шаг чиновников неизменно дает толчок повышению веб-грамотности белорусов. Вот и теперь, после блокировки «Партизана», другие сайты стали активно публиковать рекомендации, как обойти запреты. Способов, кстати, вагон и маленькая тележка.

Да, как показывает российский опыт, посещаемость заблокированных сайтов снижается, но кто очень хочет, все равно их читает.

Так что усилия белорусских интернет-церберов малоэффективны. Можно, конечно, ориентироваться на опыт Китая, но Беларусь не так велика и богата, чтобы создавать аналог Великого китайского фаервола и свой «внутренний интернет», включая соцсети, как в полуторамиллиардной КНР.

К тому же Беларусь — в центре Европы, и Запад к ней гораздо требовательнее. Здешние наезды на веб по политическим мотивам — действительно не лучший фон для МИДа, продолжающего работать над нормализацией отношений с Европой, продвигающего идею миротворческой площадки, «Хельсинки 2.0» и пр. Ну какие тут к черту Хельсинки-2 при удушении свободы слова?

Консерватор Лукашенко решил стать цифровым революционером

Наконец, это далеко не лучший фон для планов заманить сюда инвесторов под маркой создания IT-страны. Только что официальный лидер вдохновенно пиарил грядущий рывок в эру цифровой экономики. Промоутеры новаций с гордостью подчеркивают, что проект декрета, который Лукашенко пообещал подписать до нового года, даже даст возможность использовать при сделках в IT-сфере элементы английского права.

Но инвестор ведь не дурак. Он видит, что у нас в принципе не пахнет правовым государством. И блокировка сайтов по произвольному решению вертикали (с чисто формальными отсылками к неким резиновым статьям законов) — одна из ярких иллюстраций правового нигилизма, репрессивных замашек.

Ага, смекает зарубежный бизнесмен, сегодня тебя заманивают сюда английским правом, чтобы ты вкладывался в цифровую экономику, а завтра объявят врагом народа, который хотел прорыть туннель до Лондона и тайком выводить биткоины.

Имидж белорусских властей и так плох, а они еще и продолжают экспериментировать с неумным запретительством.

 

 

Источник

Click to listen highlighted text!