Журнал Берлинский Телеграф

Бразилия без Руссефф: что изменилось за год после импичмента

В четверг, 31 августа, исполняется год с того момента, как Дилма Руссефф лишилась должности президента Бразилии в результате процесса импичмента. Первая в истории страны женщина, избранная на высший государственный пост, была отправлена в отставку по итогам голосования в парламенте. Что произошло в Бразилии после смены власти — в материале ТАСС.

Реформы Темера

“Мы сделаем то, что должны: вновь поставим Бразилию на правильные рельсы”, — такое обещание президент крупнейшей южноамериканской страны Мишел Темер дал ровно год назад в своем первом обращении к нации в качестве главы государства. На этом посту он сменил Дилму Руссефф, которой был объявлен импичмент из-за обвинений в сокрытии бюджетного дефицита и распределении финансовых средств без консультации с парламентом. Новый бразильский лидер назвал своими приоритетами борьбу с безработицей и восстановление экономики. Однако год спустя вопрос о том, по каким рельсам движется крупнейшая южноамериканская страна, остается открытым.

На момент отставки Руссефф Бразилия переживала серьезную экономическую рецессию. По итогам 2015 года ВВП страны сократился на 3,8%. Годом позже падение составило 3,6%. Эта рецессия стала самой продолжительной за всю историю республики: ранее специалисты, которые работают над данной статистикой с 1948 года, ни разу не фиксировали случаев сокращения ВВП Бразилии в течение двух лет подряд.

Темер на посту президента объявил о проведении реформ, направленных на восстановление экономики. Одной из его первых инициатив стало сокращение расходов государственного бюджета — соответствующая конституционная поправка была одобрена парламентом в декабре 2016 года. Согласно документу, в течение ближайших 20 лет рост основных расходов федерального правительства не должен превышать уровень инфляции предыдущего года.

Другой проект бразильского президента касался реформы трудового законодательства, которая расширила права работодателей. Документ, одобренный законодателями в июле этого года, содержит такие положения, как отмена обязательного налога на содержание профсоюзов, сокращение обеденного перерыва с часа до получаса (при условии, что рабочий день также будет завершен на полчаса раньше – прим. ТАСС), а также выплату “тринадцатой” зарплаты, которая, в соответствии с бразильским законодательством, является обязательной, частями, а не единовременно.

Еще одна инициатива Темера — реформа пенсионного законодательства — все еще находится на рассмотрении парламента. Законопроект предусматривает установление минимального возраста для выхода на пенсию на уровне 65 лет для мужчин и 62 — для женщин (в настоящее время в стране минимальный возраст выхода на пенсию по старости не установлен; пенсия в полном объеме, равная среднему ежемесячному заработку гражданина за все годы трудового стажа, начисляется мужчинам, если в сумме возраст человека и период его рабочего стажа составляет не менее 95 лет, для женщин — не менее 85).

Каждая из перечисленных инициатив вызывала острую общественную полемику. Противники реформ Темера заявляли, что они проводятся в интересах крупных предпринимателей и транснациональных корпораций, нарушая права трудящихся. В знак протеста против реализации законопроектов в Бразилии прошли массовые манифестации. В некоторых регионах эти акции сопровождались столкновениями с полицией и беспорядками, однако каждый раз антиправительственные митинги сходили на нет в течение нескольких дней.

Всё на продажу

Несмотря на все попытки скорректировать государственные расходы, в начале августа власти Бразилии столкнулись с необходимостью искать новые источники дохода в связи с ростом бюджетного дефицита. Правительство было вынуждено пересмотреть потолок для этого показателя с 139 млрд реалов ($44 млрд) до 159 млрд реалов ($50,4 млрд) на 2017 год и с 129 млрд реалов ($41 млрд) до 159 млрд ($50,4 млрд) реалов на 2018 год. После этого власти объявили о решении передать в частную собственность 57 бразильских государственных компаний и объектов инфраструктуры в рамках нового этапа приватизации.

В число предприятий, которые планируется передать в частные руки, вошел Монетный двор Бразилии — государственная компания, занимающаяся производством монет, банкнот и паспортов для граждан этой южноамериканской республики. В настоящее время она является одной из структур Министерства финансов Бразилии. Кроме того, государство намерено продать свою долю в крупных международных аэропортах страны — Гуарульос в Сан-Паулу и Антониу Карлос Жобим (другое название Галеау) в Рио-де-Жанейро. Эти объекты уже сейчас частично управляются частными компаниями.

Еще более десятка аэропортов страны будут переданы частным собственникам посредством концессионных соглашений. Приватизация также коснется ряда электростанций, автотрасс, портов и нефтяных месторождений в подсолевом слое на шельфе страны. Многие из этих объектов будут выставлены на аукцион. С помощью данной инициативы правительство рассчитывает привлечь инвестиции в размере 44 млрд реалов (около $14 млрд).

В сентябре прошлого года, всего через несколько дней после своего вступления в должность президента, Темер сообщил о первом этапе приватизации, который вывел из-под государственного контроля десятки объектов инфраструктуры. В частности, речь шла об аэропортах городов Порту-Алегри, Салвадор, Флорианополис и Форталеза, а также некоторых участках железной дороги и межгородских автотрасс. Кроме того, было решено передать в частные руки три гидроэлектростанции и несколько компаний по очистке сточных вод.

И если проекты, касающиеся приватизации, вызвали сдержанную реакцию в обществе, то последняя инициатива Темера спровоцировала шквал критики в его адрес. Речь идет о президентском указе от 24 августа, который снял запрет на добычу полезных ископаемых в заповедном районе Амазонии, расположенном на севере страны между штатами Пара и Амапа. Считается, что эта территория площадью 47 тыс. кв. км богата золотой и медной рудами, однако экологи убеждены, что ее разработка может привести к загрязнению окружающей среды и конфликтам между золотодобытчиками и коренным населением.

К протестам защитников окружающей среды присоединились многие бразильские знаменитости — от топ-модели Жизель Бундхен до одной из самых популярных в стране певиц Ивети Сангалу. Под давлением общественности власти пообещали модифицировать указ, ужесточив требования к организации добычи ископаемых, однако статус заповедной зоны с данной территории все же был снят.

Скандал вокруг президента

Параллельно с экономическими проблемами в Бразилии несколько месяцев назад начался новый виток политического кризиса. Его спровоцировал резонансный коррупционный скандал, напрямую затронувший главу государства. В середине мая предприниматели братья Жоэсли и Уэсли Батиста передали в Федеральный верховный суд (ФВС) страны аудиозапись, на которой Темер якобы просит передать взятку бывшему председателю нижней палаты парламента Эдуарду Кунье, одному из главных инициаторов импичмента Руссефф. По версии следствия, деньги предназначались для “покупки молчания” экс-спикера.

На этом фоне несколько оппозиционных политиков направили действующему председателю нижней палаты Родригу Майе запрос об импичменте президента. Кроме того, в отношении бразильского лидера было начато расследование по таким статьям, как коррупция, попытка препятствовать правосудию и организация преступного сообщества. Темер стал первым в истории действующим главой государства, который официально был объявлен подозреваемым в коррупции.

26 июня генеральная прокуратура Бразилии обратилась в Федеральный верховный суд с запросом о предъявлении президенту обвинений в коррупции. Глава государства в свою очередь заявил, что утверждения следователей лишены доказательной базы, и отказался уходить в отставку. Темер оказался в шаге от того, чтобы повторить судьбу своей предшественницы — досрочно лишиться высшего государственного поста, ведь из-за уголовного процесса его могли отстранить от должности. Однако положение президента спас парламент и бразильское законодательство.

Согласно конституции южноамериканской страны, глава государства обладает частичной неприкосновенностью от судебного преследования, поэтому решение о предъявлении ему обвинений может принять только Федеральный верховный суд. Но перед этим высшая судебная инстанция обязана получить разрешение парламента на соответствующие действия — инициативу о предъявлении обвинений главе государства должны поддержать не менее двух третей депутатов нижней палаты законодательного органа. 2 августа большинство законодателей высказались против уголовного процесса против Темера. Таким образом, расследование в его отношении оказалось фактически заморожено до окончания президентского мандата в декабре 2018 года.

Пять процентов поддержки

На фоне экономических проблем и обвинений в коррупции рейтинг правительства Темера упал до рекордно низкого уровня. По данным опроса, проведенного в конце июля по заказу Национальной конфедерации промышленности, 70% граждан Бразилии расценивают работу кабмина, сформированного президентом страны, как “плохую” или “очень плохую”. Это самый негативный показатель, полученный за все время пребывания Темера у власти. Согласно этому же исследованию, только 5% бразильцев считают деятельность исполнительной власти “хорошей” или “очень хорошей”, в то время как 21% респондентов нейтрально относятся к действиям кабмина.

Результаты опроса показывают, что популярность Темера снизилась до того же уровня, который был отмечен у его предшественницы за несколько месяцев до ее импичмента. В декабре 2015 года деятельность правительства Руссефф негативно оценивали те же 70% бразильцев. Однако тогда сотни тысяч жителей страны выходили на улицы, чтобы принять участие в антиправительственных манифестациях с требованием отставки президента. А протесты против правительства Темера, которые были организованы в последние месяцы, собрали на порядок меньше митингующих.

По мнению экспертов, такое положение вещей можно объяснить сразу несколькими факторами. “Во-первых, общество просто устало от протестов. Антиправительственные манифестации проходили с 2013 по 2016 год, а потом это движение стало терять силу. Во-вторых, нельзя не отметить роль средств массовой информации. Вспомним, как освещался политический кризис во время пребывания у власти Руссефф, как ежедневно его раздували в прессе, сколько выдавалось негативных по отношению к правительству новостей”, — отметил в беседе с корреспондентом ТАСС Карлос Савиу Тейшейра, заведующий кафедрой политологии Университета Флуминенсе (UFF).

“В случае с Темером крупные СМИ изначально заняли другую позицию — они сделали ставку на стабилизацию политической ситуации. Затем часть прессы изменила свое отношение и начала выступать за отставку президента, но все равно не в той степени, в которой это происходило по отношению к Руссефф”, — добавил он.

Еще одной причиной снижения интенсивности уличных протестов, по мнению политолога, стало изменение состава правящей коалиции. “В случае Руссефф сыграла свою роль и некоторая усталость населения от 13-летнего пребывания у власти Партии трудящихся (ПТ). Этот фактор не является решающим, но он также помогает понять, почему протесты против ее правительства были более масштабными”, — пояснил Савиу Тейшейра. Он утверждает, что в прессе был создан образ ПТ как политической силы, в наибольшей степени ответственной за коррупцию в стране, хотя это и не соответствует действительности: данная проблема затрагивает большинство политических партий республики.

По мнению эксперта, общество сейчас расколото в представлении о том, куда дальше должна двигаться Бразилия. “Этот год прошел под знаком усугубления дезориентации страны. В истории Бразилии было немало кризисов и периодов нестабильности, но эта ситуация представляется мне самой острой. Степень дезориентации феноменальна. А правительство Темера кажется потерянным в этих условиях, неподготовленным к руководству страной, что еще больше усложняет ситуацию”, — уверен Савиу Тейшейра.

БРИКС vs. Запад

В свою очередь, руководитель исследовательского центра “Аудипло” (штат Риу-Гранди-ду-Сул), участник международного дискуссионного клуба “Валдай” Фабиану Миелничук уверен, что спад протестного движения и способность Темера оставаться у власти вопреки коррупционным скандалам и экономическим проблемам обусловлена тем, что он сумел удовлетворить интересы тех групп, которые инициировали импичмент Руссефф. “Каковы же эти интересы? В сфере международной политики Бразилия сейчас сближается со своими традиционными партнерами — США и Европой, а также отдаляется от своих новых партнеров, например, участников группы БРИКС, сотрудничество с которыми развивал экс-президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва”, — сказал эксперт в беседе с корреспондентом ТАСС.

Он напомнил, что в настоящее время Бразилия ведет переговоры о вступлении в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которую входят государства-союзники США и крупнейшие европейские страны, и о заключении торгового соглашения между Южноамериканским общим рынком (МЕРКОСУР) и Евросоюзом. “В то же время мероприятиям, проходящим в рамках БРИКС, власти страны не придают большого значения. Сейчас Темер поедет на саммит группы в Китае, однако Бразилия не принимает активного участия во встречах, которые проводятся на уровне ниже министерского”, — отметил Миелничук. В частности, по словам политолога, крупнейшая южноамериканская страна была слабо представлена на недавнем заседании Совета экспертных центров БРИКС (BRICS Think Tank Council) в китайском Фучжоу.

“Что касается внутренней повестки дня, президент Темер неоднократно давал понять, что он руководит страной в интересах правящего класса. Реформа трудового законодательства целиком и полностью отвечает запросам крупных предпринимателей, ее цель — обогащение корпораций. Обсуждающаяся сейчас пенсионная реформа инициирована в интересах бразильских банков, которые хотят развивать частные пенсионные программы. А его последняя инициатива, разрешающая добычу в заповедной зоне Амазонии, поможет горнодобывающим компаниям, в том числе транснациональным”, — считает эксперт.

“Экономическая программа Темера соответствует экономическим интересам групп, которые поддерживали идею импичмента Руссефф. Они создали в бразильском обществе впечатление о том, что представители левой Партии трудящихся (ПТ) пользуются безнаказанностью, находясь у власти, и что отставка президента (Руссефф – прим. ТАСС) решит все проблемы. Мы видим, что коррупционные скандалы разгорелись еще сильнее, но общество уже не протестует против этого. Потому что за протестным движением теперь никто не стоит — те, кто управляли им раньше, довольны правительством Темера”, — утверждает Миелничук.

Он обратил внимание на тот факт, что действующий глава государства был вице-президентом в администрации Руссефф, однако после своего прихода к власти радикально изменил программу правительства. “Он претворяет в жизнь проект, который имеет черты неолиберальной модели”, — отметил эксперт.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!