Журнал Берлинский Телеграф

Дело «Белого легиона»: а что это было?

Комитет государственной безопасности, где и родилось развалившееся в конце концов дело о боевиках

Вообще-то еще летом стало ясно, что в «деле патриотов», или «Белого легиона», власти дают задний ход. Эксперты прогнозировали, что фигурантам, которых предусмотрительно выпустили из-под стражи перед июльской сессией Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Минске, могут дать, например, условные сроки. Но сегодня стало известно, что Следственный комитет это нашумевшее дело в принципе прекратил.

«27 ноября следователем принято решение о прекращении уголовного преследования всех фигурантов по делу и прекращении самого расследования уголовного дела. Мы полагаем, что в этом деле поставлена точка», — сообщил журналистам 30 ноября в Могилеве председатель Следственного комитета Иван Носкевич.

Весенние протесты. Нужно было напугать бузотеров и массу

Понятно, что дело было на контроле у самого главного белорусского начальника. Более того, именно Александр Лукашенко де-факто и дал отмашку на раскрутку всей этой истории, заявив 21 марта (как показала хронология, превентивно), что «мы буквально в эти часы задержали пару десятков боевиков, которые готовили провокацию с оружием».

Тогда же был обрисован украинский след. Мол, именно на территории южных соседей находились лагеря боевиков. Чуть раньше госСМИ рассказали о якобы прорыве джипа с оружием с украинской территории (что украинские пограничники тут же опровергли, но масса белорусов об этом не узнала). Потом, в апреле, в пасквилях по госТВ и в газетах будет подчеркиваться, что «легионеры» ездили на киевский Майдан набираться деструктивного опыта.

Иначе говоря, сценаристы этого сюжета умело играли на тех фобиях массового сознания, которые были возбуждены драматичными, кровавыми событиями в Украине. К слову, и независимая социология в лице НИСЭПИ (пока его не придушили) зафиксировала, что белорусское общество категорически не хочет подобного украинскому пути перемен в своей стране.

Стиль белорусских властей — «жесточайшая либерализация»

И в этом плане дело «Белого легиона», заваренное на пике «дармоедских» протестов, перед Днем Воли, который виделся их кульминацией, в какой-то степени свою миссию выполнило. Припугнули и заводил уличной борьбы (еще одно резкое движение — и сядете), и аполитичную публику (видите, от какого кровавого кошмара спасают вас доблестные силовики, которым помогла своим сообщением бдительная фрау А. из Берлина).

В итоге протесты подавили, мандраж у начальства прошел, а поскольку Запад проедал плешь за репрессии, то и было решено «дело патриотов» потихоньку спустить на тормозах.

Почему решили прекратить дело вообще?

Почему закрыли дело вчистую, а не влепили хотя бы условные сроки, чтобы показать, что органы у нас не ошибаются?

Вероятно, сработал комплекс соображений. Во-первых, дело совсем уж фейковое. В ходе манифестации 19 декабря 2010 года, которая аукнулась реальными сроками десяткам участников, по крайней мере, были разбиты стекла в Доме правительства и, как назойливо отмечалось в материалах уголовных дел, оказалось потоптано «пять кустов можжевельника казацкого».

А тут и можжевельника никакого не топтали. Бывших членов неформальной патриотической организации, объявившей о самороспуске еще в прошлом десятилетии, повязали совсем ни за понюшку табаку.

Бобруйский военно-спортивный клуб «Патриот», на базе которого несколько бывших «легионеров» занималось с подростками (летний палаточный лагерь «Бригантина», видимо, и стал прообразом мифического лагеря боевиков), был легальный, разрешенный исполкомом. И только полный идиот мог поверить в показанный по зомбоящику схрон с арматурой где-то у черта на рогах, кажется, под Столбцами (чтобы, мол, потом везти ее за тридевять земель в Минск для учинения беспорядков).

Приговор по этому делу выглядел бы совсем позорно. Людям в Следственном комитете, куда дело передали из КГБ, наверное, не слишком хотелось пятнать мундир.

Но, ясное дело, судьба фигурантов по большому счету определялась гораздо выше. А там кумекают, что сейчас не жирный 2010 год, когда всем дали «папиццот» — и народ был доволен как слон. Да, «тунеядские» протесты улеглись, но люди в целом живут плохо, бедно и недовольны властью. Так что лучше лишний раз не дразнить.

Сработала и гражданская солидарность, позиция негосударственных СМИ, которые давали трибуну для возмущенных комментариев, высмеивали нелепость этой высосанной из пальца истории и сделали фрау А. мемом. Не стоит думать, что это совсем уж эфемерные факторы.

По сравнению с 2010 годом резко изменился и внешний контекст. Россия дает субсидий все меньше, а поддавливает все сильнее. Нужно маневрировать, играть с Западом в расчете получать от него деньги и технологии.

Так что закрытие дела патриотов — хороший козырь в этой игре с европейцами. Вот видите, и у нас правовое государство, как на вашем гнилом Западе: разобрались, что люди не виновны, — и гуляй, Вася!

Стрессы, публичное очернение, помятые судьбы фигурантов — это, конечно, «мелочи».

Завтра может быть дело агентов Марса

А вообще лекала для фабрикации «дела патриотов» были использованы старые и убогие. Это ведь далеко не первая фейковая страшилка президентской эпохи.

Достаточно вспомнить о таком шедевральном креативе спецслужб, как запущенный перед выборами 2006 года миф о дохлых крысах, которыми оппозиция якобы намеревалась отравить столичный водопровод. А перед выборами-2001 через госпрессу была запущена утка об операции «Белый аист», якобы посредством которой «пятая колонна» при помощи западных спецслужб намеревалась свергнуть Лукашенко.

Какие у Лукашенко вопросы к спецслужбам — российским и своим?

Утверждения, что собственные спецслужбы такими сказками раз за разом подставляют главу государства (причем, может, еще и с подачи Москвы), неубедительны. Во-первых, всех силовиков давно курирует старший сын президента. Во-вторых, если бы официальный лидер почувствовал себя подло обманутым (да еще и не раз), то подносящим такие папочки людям при погонах мало бы не показалось.

Далее, государственные СМИ, дискредитируя оппонентов режима, не раз распространяли с подачи спецслужб дезинформацию и клевету, но потом, когда дела рассыпались, ни разу не покаялись за циничную ложь. И тем более не было прецедентов, чтобы анонимные клеветники были изобличены и наказаны. Круговая порука работает безотказно.

В общем, очень похоже на то, что все разыгрывается как по нотам.

Другое дело, что уже, слава богу, не 37-й год. И чем дальше, тем больше белорусский режим вынужден лавировать как внутри страны, так и во внешней политике. И то, что закрыли «дело патриотов», — как раз пример такого лавирования.

Но это не означает, что система меняется в принципе. Напротив, она становится гибче, адаптивнее, чтобы выжить. Она научилась по-аптекарски дозировать репрессии, она откручивает назад быстрее, чем это было после Площади-2010, когда нарвалась на санкции и перечеркнула все достижения предыдущей разрядки отношений с Западом.

Но если запахнет жареным, то новое дело патриотов (космополитов, агентов Марса — нужное подчеркнуть) не заставит себя ждать.

Что в сухом остатке, спрашиваете?

Власть аморальна. Закона нет. Врагом народа могут сделать любого. Причем режиссеры и исполнители грязной стряпни чувствуют свою безнаказанность. Это Беларусь, детка.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!