Журнал Берлинский Телеграф

Героини без имени на берлинской улице Роз

75 лет тому назад, 27 февраля 1943 года, в первый и единственный раз в истории Третьего рейха несколько сотен арийских женщин объединились, чтобы открыто выказать своё несогласие с действиями режима и потребовать освобождения своих мужей-евреев. Их ненасильственный протест продолжался две недели и неожиданно оказался успешным.

Министр пропаганды нацистской Германии и гауляйтер Берлина Йозеф Геббельс (Joseph Goebbels) вместе с генеральным уполномоченным по использованию рабочей силы Фрицем Заукелем (Fritz Sauckel) решили преподнести подарок ко дню рождения Адольфа Гитлера (Adolf Hitler). Составленный ранее план депортации евреев из Берлина был скоординирован с целью убыстрить очистку города от нежелательных элементов. Дело коснулось на этот раз и евреев, занятых на предприятиях оборонной промышленности.

Эсэсовцы держат оборону

27 февраля 1943 года в Берлине начался последний акт решения «еврейского вопроса»: отряды СС и гестапо хватали несчастных прямо на улицах, на рабочих местах и в домах. Из 15 000 евреев, оставшихся к тому времени в Берлине, были арестованы около 11 000 человек, в том числе почти 2000 мужчин, женатых на немках.

Этих еврейских мужей собрали в помещениях на улице Роз (Rosenstrasse), которые ранее принадлежали Службе социального обеспечения берлинской еврейской общины. Арестованных охраняли пять вооружённых солдат СС.

Одна из жён в первый же день явилась туда со своим братом. Он недавно приехал с фронта на недельный отпуск и был в военной форме. «Пока мой шурин не будет выпущен, я не вернусь на фронт», – заявил он охранникам.

Постепенно к этому зданию одна за другой подходили другие женщины. Эльза Хольцер (Elsa Holzer) вспоминает, что через пару дней после ареста своего мужа она тоже пришла к зданию на Розенштрассе: «Толпа была как живое тело. Она качалась взад и вперёд. Я думала, что буду одна… Но маленькая улица была полна народа. Притом были не только женщины, но и мужчины».

День шёл за днём. Сотрудники гестапо силой разгоняли женщин, угрожая им арестом и расстрелом. Женщины уходили, а через несколько часов возвращались вновь. У них не было лозунгов, но они заявляли сотрудникам гестапо: «Мы хотим вернуть наших мужей!». Впечатлённый этим, один из эсэсовцев сказал арестованному еврею: «Ваши родственники протестуют против вашего ареста. Они хотят, чтобы ты вернулся домой. Вот что значит немецкая верность!».

Следует сказать, что к толпе протестующих женщин присоединились и те жёны, еврейские мужья которых уже были отправлены к концентрационные лагеря. Напомним, что после вступления в силу известных Нюрнбергских законов 1935 года, сексуальное общение евреев и неевреев считалось «расовым осквернением» и преследовалось как уголовное преступление. Поэтому арийскую сторону таких смешанных браков всячески понуждали к разводу. И в этом плане протест женщин на Розенштрассе приобретал дополнительные черты мужества.

Шарлотта Израиль (Charlotte Israel) тоже пришла на Розенштрассе просить за своего мужа Юлиуса (Julius). И вот, по её словам, 6 марта 1943 года наступила развязка. В этот день протесты женщин приобрели уже политический характер. Разогнать толпу одними словами стало невозможно. «Если вы сейчас же не очистите улицу, я отдам приказ стрелять в вас из пулемётов», – прокричал офицер СС.

Толпа невольно отшатнулась назад, но потом вновь двинулась вперёд. «Нам уже было всё равно, – вспоминает Шарлотта Израиль. – Женщины закричали „Убийцы!“. Мы увидели, что офицер СС широко открыл рот. Но что он говорил своим солдатам – отдал ли команду стрелять, или что-то другое, – услышать было невозможно. Затем произошло неожиданное. Наступила полная тишина. Были слышны только рыдания нескольких женщин.» Женщинам было заявлено, что они могут идти домой: их мужей сегодня же отпустят. Действительно, все арестованные мужчины, у которых были арийские жёны, 6 марта 1943 года вернулись домой. Несколько дней спустя вернулись из концентрационных лагерей ранее отправленные туда мужья-евреи берлинских немок.

Берлинские женщины, многие из которых остались безымянными героинями, в стране тоталитарного режима совершили невозможное.

Остальные 7000 евреев, арестованных с 27 февраля по 1 марта 1943 года, были отправлены в Освенцим, и там погибли.

Почему они победили? 

2 марта 1943 года Йозеф Геббельс в своём дневнике записал: «Мы выгнали евреев из Берлина. Они в прошлую субботу были одновременно схвачены во многих местах и будут в кратчайшее время депортированы на восток. К сожалению, и здесь оказалось, что известные слои общества, особенно интеллектуалы, нашу еврейскую политику не понимают и даже отчасти принимают еврейскую сторону. Вследствие этого наша акция преждевременно получила огласку, так что довольно большой части евреев удалось скрыться».

Однако Геббельс в известной степени лукавил и умолчал о причинах победы женщин на Розенштрассе. Гитлер ещё в своей книге «Mein Kampf» заявлял, что основой политической власти является поддержка народа. А такая поддержка народа после поражения под Сталинградом 6-й армии Паульса (Friedrich Paulus) в начале февраля 1943 года была нацистам просто необходима. В политическом плане демонстрация на Розенштрассе могла обернуться свидетельством ослабления фашистской власти. Может быть, именно поэтому решение об окончательном уничтожении берлинских евреев состоялось в Берлинском дворце спорта лишь девять дней спустя после событий на Розенштрассе.

Это событие не осталось без внимания международных СМИ. Радиостанция BBC назвала происходящее на Розенштрассе «текущим демонстрационным поездом». А пресс-центр американского посольства в Берне 1 апреля 1943 года направил в Вашингтон телеграмму следующего содержания: «Насильственные действия гестапо против жён евреев и мужчин должны были быть отменены из-за протеста, который они вызвали».

Как пишет немецкий историк Эккехард Клауза (Ekkehard Klausa), Гитлеру и Геббельсу необходимо было «продемонстрировать единство народа, а для этого хороши любые средства, даже послабления в „еврейском вопросе“».

Публичные протесты, хотя и не такие многочисленные, проходили во время войны и в других городах Германии. Так, 11 октября 1943 года около 300 женщин в городе Витте (ныне земля Северный Рейн-Вестфалия) протестовали против решения местных властей лишить их продовольственных карточек под предлогом необходимой эвакуации. Такие же акции в тот же день прошли в городах Бохум, Хамм и Люнен. И хотя эти протесты не были связаны с еврейским вопросом, они были свидетельством ослабления центральной власти.

Как говорит Эккехард Клауза, тезис, будто нацистские власти в лице Гитлера всё в стране контролировали, является «слишком смелым». Как ни странно для современных историков, Гитлер не считал свою власть «полной». И чтобы не скомпрометировать себя до конца, вынужден был отдать приказ удовлетворить просьбы женщин, выступивших на Розенштрассе.

Память о прошлом

Об этом уникальном в своём роде событии в Германии умалчивали почти полвека, пока в 1989 году немецкое издание Zeit не пересказало статью американского историка Натана Штольцфуса (Nathan Stoltzfus), который подробно исследовал акцию на Розенштрассе. Затем, в США (1996), а потом и в Германии была издана его книга «Widerstand des Herzens. Der Aufstand der Berliner Frauen in der Rosenstraße 1943» («Сопротивление сердец. Восстание берлинских женщин на Розенштрассе»; Hanser Verlag, München 1996). В 2003 году вышел на экраны художественный кинофильм «Розенштрассе» немецкого режиссёра Маргарете фон Тротта (Margarethe von Trotta), удостоенный нескольких престижных премий. На Розенштрассе стоит маленький мемориал, напоминающий о событиях тех дней.

Размышлять о том, что будь подобные акции более массовыми, число жертв Холокоста значительно уменьшилось бы, нет смысла. Ведь история не имеет сослагательного наклонения.

Виктор Фишман

Источник: http://www.rg-rb.de/

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!