Журнал Берлинский Телеграф

Жизни не хватит. Экс-директор должен погасить долг завода — 4,7 млн долларов

Больше года длилось разбирательство по делу о долгах завода «Алюфол», который размещался в свободной экономической зоне Бреста и выпускал упаковку. Сейчас предприятие находится в стадии банкротства. К такому положению дел, по мнению управляющего по банкротству, привело неэффективное руководство заводом, которое допустило рост задолженности.

Суд в итоге постановил взыскать с бывшего директора Игоря Новодворского 4,7 млн долларов. Он себя виновным не считает и говорит: чтобы рассчитаться, понадобится больше двух тысяч лет.

«Сейчас я работаю обычным юристом, — говорит Игорь Новодворский. — Всё, что можно с меня взыскать, это 50% моего дохода, это примерно 150 долларов в месяц. И то, пока я работаю».

С решением суда он не согласен и считает, что виновных в том, что произошло на заводе, надо искать среди акционеров.

 

Бывший директор: при мне завод был платежеспособным

По словам Новодворского, в апреле 2011 года ему предложили возглавить компанию «Алюфол», основным видом деятельности которого являлось производство упаковочных материалов. На предприятии работало несколько десятков человек, были закуплены станки, завод занимал два здания, где размещались производство и администрация.

«Сразу при трудоустройстве представитель учредителя представил мне для заключения предварительный договор купли-продажи: за 1,5 млн долларов завод приобретал крупный пакет акций «Технобанка», принадлежащий господину Коцаренко, — говорит Новодворский. — В качестве источника финансирования использовался кредит, полученный в «Кредэксбанке». По его оценке, залоговая стоимость приобретаемых акций составляла 2 млн долларов, их рыночная цена была еще выше. Таким образом, выгода для меня была очевидна. Анализ документов показал, что сделка законная. Предварительный договор был исполнен — Коцаренко получил деньги в обеспечение заключения основного договора».

Проблемы, по словам Новодворского, начались в 2012 году, когда Владислав Коцаренко был арестован. Забегая вперед, отметим, что банкир был осужден на семь лет лишения свободы за создание преступной группы, занимавшейся отмыванием денег и уклонением от уплаты налогов.

«В связи с его арестом банкиры-кредиторы — «Кредэксбанк» и «Технобанк» (в этом банке заводом тоже был взят кредит) незамедлительно предъявили к заводу требование о досрочном погашении кредитов в полном объеме. И если требование «Кредэксбанка» было хоть и незаконно, но имело логическое обоснование (Коцаренко являлся продавцом акций и залогодателем по договору залога в обеспечение кредита), то требование «Технобанка» было незаконно, — считает Новодворский. — Коцаренко никак не фигурировал в договорных отношениях «Алюфола» и «Технобанка».

Бывший директор говорит, что сразу же отправил банкам письма, в которых указывал, что завод не может немедленно выполнить требования. И предложил взять имущество, которое находилось в залогах по кредитам.

«Кредэксбанк» обратился в суд, но получил отказ: в связи с расследованием по делу Коцаренко на его акции был наложен арест. «Технобанк», по словам Игоря Новодворского, отказался взыскивать имущество, находящееся в залоге по кредиту, сославшись на то, что их не устраивает стоимость и состав имущества.

Далее «Технобанк» ввел запрет на совершение платежей по счетам завода и производил списание с данных счетов в счет погашения долга.

Бывший директор «Алюфола» настаивает, что это лишило предприятие оборотных средств в 2012 году: «Мы не могли рассчитаться с контрагентами. Производство было остановлено, что в последующем и привело к банкротству».

До этого, по его словам, «активов предприятия с большим запасом хватало, чтобы рассчитаться с долгами».

В том же 2012 году Новодворский уходит с «Алюфола», но настаивает, что завод «оставался платежеспособными еще несколько месяцев после увольнения». И даже указывает, что объем выручки в 2011 году по сравнению с 2010-м увеличился более чем в три раза. Но здесь нужно помнить о курсе доллара, который после девальвации тоже вырос в три раза.

Еще один момент: в решении Экономического суда Минска отмечается, что Игорь Новодворский возглавлял предприятие с 12 апреля 2011-го по 30 ноября 2012-го. По данным Единого госрегистра, именно с 30 ноября 2012-го и началась ликвидация «Алюфола».

Бывший директор с этим не согласен, говорит, что в апреле 2012 года уже уволился, а вскоре возглавил завод «Госпак», который производил печатную продукцию для пищевой промышленности. Акционером завода являлся все тот же «Технобанк». Контролировал «Госпак», как и «Алюфол», все тот же Коцаренко — это подтверждает сам Новодворский.

«Это был интересный проект, поэтому и согласился, — пояснил он свой выбор. — Абсолютно безоблачных субъектов не существует. Я не побоялся взять на себя ответственность».

Дальше — больше. На одном из собраний акционеров Игоря Новодворского избирают членом ревизионной комиссии «Технобанка».

«Ко мне сразу же начала поступать информация о нарушениях должностных лиц банка, на которые я не мог не реагировать: в Нацбанк, Комитет госконтроля и судебные органы направлялись письма с просьбой принять «Технобанк» во временное управление Национального банка или ввести временную администрацию», — рассказал Новодворский.

Именно эта активность, по его мнению, привела к тому, что в последующем на него «повесили» долги «Алюфола». А причинами банкротства предприятия он называет девальвацию белорусского рубля, остановку выпуска продукции при невозможности приобретать материалы за валюту за пределами страны и арест Коцаренко, из-за чего пошло списание средств в счет погашения кредитов.

 

Решение суда: не обеспечил учет и контроль

В «Технобанке» на все претензии Новодворского отвечают коротко. Во-первых, «Технобанк» является одним из кредиторов «Алюфола» по делу о банкротстве (вместе с налоговой, таможней и «Кредэксбанком», который теперь переименован в «ИнтерПэйБанк»). Во-вторых, суд длился более года, доводам бывшего директора дана оценка, по факту он должен рассчитаться перед кредиторами — решение суда вступило в силу. В-третьих, указывают в «Технобанке», негативное отношение «субсидиарных должников к управляющим, кредиторам и судебным органам — это обычная ситуация».

Что касается заявлений Новодворского о многократных нарушениях со стороны «Технобанка», о чем он сообщал и в госорганы, то банк отказывается комментировать эти вопросы, ссылаясь на корпоративную этику и банковскую тайну.

Суд пришел к выводу, что Игорь Новодворский как руководитель организации не обеспечил надлежащее ведение бухгалтерского и налогового учета, допустил нарушение законодательства, не осуществлял надлежащий контроль за деятельностью предприятия, что привело к неполной уплате обязательных платежей в бюджет, к задолженности перед кредиторами и как итог — банкротству завода.

А поскольку имущества у «Алюфола» нет, то долг в 4,7 млн долларов взыщут с бывшего директора.

«Судья заявила, что если я буду настаивать, что вина в случившемся не только моя, но и других сотрудников, я могу подать в их адрес регрессный иск, но для начала я должен погасить эту огромную сумму — 4,7 млн долларов. Понятно, что это нереально. Я даже обжаловать решение суда не смог, потому что за апелляции нужно заплатить пошлину почти 20 тысяч долларов», — сказал Новодворский.

По его словам, «обращения в Генпрокуратуру также не увенчались успехом».

«За свою жизнь я не нажил ни дворцов, ни личных самолетов. У меня нет ни миллионных счетов в банках, ни собственных фирм. У меня вообще нет денег и имущества. Моя жена работает уборщицей, а сын учится в университете. Я работаю юристом, получаю 300 долларов. На «Алюфоле» у меня была зарплата 500 долларов, я рабочим иногда больше начислял, если были хорошие показатели. Мой случай уникальный. Еще не было такого, чтобы суд обязывал выплатить такую огромную сумму наемному работнику, который не участвовал в активах, не имел доступа к имуществу. Жизни не хватит расплатиться по решению суда. Потребуется больше двух тысяч лет, чтобы погасить эту сумму!» — описал свою ситуацию Игорь Новодворский.

Источник

Click to listen highlighted text!