Журнал Берлинский Телеграф

К чему приведет ЕС бракоразводный процесс

Реакция Евросоюза на результат британского референдума не заставила себя долго ждать. Уже на следующее утро глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, председатель Евросовета Дональд Туск, спикер Европарламента Мартин Шульц и премьер-министр ныне председательствующих в ЕС Нидерландов Марк Рютте призвали Лондон не откладывать Brexit в долгий ящик.

Если учесть значимость этого вопроса для всей Европы, растерянность британских политических элит и чехарду со сменой местных партийных лидеров, то в подобных заявлениях еврочиновников можно рассмотреть плохо скрываемое желание усложнить для Лондона «бракоразводный процесс», чтобы, как говорится, «другим неповадно было». Как бы там ни было, в Брюсселе дали понять, что на континенте никто не собирается делать новые поблажки британскому правительству.

На этом фоне позиция канцлера Германии Ангелы Меркель, которая призвала воздержаться от запугивания Лондона и «не ускорять процесс», выглядит более уравновешенной и рассудительной. По мнению экспертов, во многом эти слова госпожи Меркель являются попыткой сгладить первые тревожные впечатления мировой общественности, вызванные выбором британцев.

В то же время, выход Великобритании из ЕС значительно увеличивает роль Берлина в общей внешней политике и политике безопасности объединенной Европы. Впол­не закономерно, что от сохранения един­ства панъевропейского проекта по­сле Brexit зависит не только международный престиж Ангелы Меркель, но и будущее Германии как экономического локомотива Европейского Союза в целом.

В конце прошлой недели кабинет мини­стров Великобритании отклонил петицию о проведении нового референдума по Brexit, несмотря на то, что ее подписали более 4,1 млн человек. Итак, второго референдума по вопросу членства страны в Евросоюзе не будет. В правительстве заявили, что свое мнение по этому поводу выразили 33 млн британцев, а значит, его нужно уважать. Министерство иностранных дел Британии напомнило, что все условия проведения референдума утвердил парламент, а ранее их рассмотрели королева и кабинет министров. Как заявили чиновники, все требования протестантов не имеют под собой никаких оснований, а посему, власти страны продолжают готовить все необходимые бумаги для выхода Соединенного Королевства из Евросоюза.

Тем не менее, переговоры о новой модели торгово-экономических отношений Великобритании и ЕС, скорее всего, вряд ли завершатся до осени следующего года. А это означает, что совпадут по времени с парламентскими выборами в Германии. Поэтому проблема Brexit, которая сегодня воспринимается сквозь призму отношений Лондона и Брюсселя (по крайней мере, на этом настаивает Ангела Меркель, уверяя сограждан, что выход «островитян» из ЕС «принципиальных недостатков для немецкой экономики не принесёт»), сместится ближе к фокусу внимания немецкого общества.

Соответственно, по мнению политологов, важным фактором электорального успеха Христианско-демократического союза Германии (ХДС) станет сохранение возможностей для развития немецкого бизнеса на туманном Альбионе и успешное противостояние попыткам «материковых» евроскептиков провести аналогичный референдум в другой стране ЕС.

Конечно же, речь не идет о Германии. Принимая во внимание, что единственная заметная на политической карте ФРГ партия евроскептиков «Альтернатива для Германии» балансирует на грани проходного барьера в бундестаг, головную боль для Ангелы Меркель могут создать критики Евросоюза из соседних стран.

Впрочем, несмотря на опасения, что Brexit запустит «эффект домино», сегодня преждевременно говорить о реальной угрозе аналогичных референдумов в других странах ЕС.

Действительно, от идеи выхода из Евросоюза уже успели откреститься многие из тех, кто заработал свой политический капитал на критике объединенной Европы. Среди таких политиков оказались лидер испанских неокоммунистов из партии «Подемос» Хосе Иглесиас Туррон, греческий премьер-министр Алексис Ци­прас и кандидат в президенты Австрии от правых сил Норберт Хофер.

Как бы там ни было, спор о ценностно-смысловых ориентирах с европейскими евроскептиками точно не станет главным приоритетом в политике официального Берлина внутри ЕС и на мировой арене. Первостепенной задачей для немецкого руководства в условиях имплементации решения британских граждан о выходе из ЕС является сохранение ведущей экономической и политической роли страны в рамках общеевропейского проекта. При этом крайне важно найти новый баланс сил, который смягчит иллюзию германоцентричности Евросоюза.

Пока этот механизм европейской политики уравновешивается независимой позицией Лондона. Но британский десант, по­хоже, вскоре покинет институты ЕС, а Франция в условиях глубокой политической и экономической рецессии, а также приближающихся президентских выборов, которые запланированы на апрель 2017 года, вряд ли сможет разделить с Германией в разы возросшую ответственность на условиях паритета.

Кроме дополнительной ответственности, выход из Евросоюза Соединенного Королевства создает для Германии и немалые экономические риски. В Организации экономического сотрудничества и развития уверены, что уход Великобритании из ЕС к 2020 году сократит экономику Союза на 1%. На первый взгляд, 1 процент – ничего не значащая цифра. А на самом деле на крупнейшую экономику еврозоны придется немалая часть этих потерь. По прогно­зам Германского института экономических исследований (DIW), ВВП страны к 2017 году сократится на 0,5%. И произой­дет это, по мнению экономистов, из-за экс­портных пошлин и снижения объемов экс­порта в Великобританию, который, по их мнению, в следующем году уменьшится на 5%.

В свою очередь, согласно исследованию DZ Bank, уже к концу следующего года Германия лишится 45 млрд евро. В еще большую сумму – целых 55 млрд евро – оценил возможные потери немецкого бизнеса из-за выхода Великобритании из ЕС руководитель экономического отдела немецкого фонда Бертельсмана Андреас Эсслер. Свои потери на британском рынке Германия сможет частично компенсировать за счет стран Центральной Европы, которые расположены ближе остальных членов ЕС относительно концентрических кругов политико-экономического влияния Берлина. Как следствие Brexit, по мнению экспертов, могут возникнуть новые аспекты немецко-польских отношений. Причина тому – «исход» 73 депутатов от Британии, а значит, существенный рост влияния Польши в этом институте Евросоюза.

Однако, без всякого сомнения, Brexit станет отправной точкой для многих судьбоносных изменений в ЕС. И, как бы нам этого ни хотелось, Германия, будучи крупнейшей экономикой и ключевым цент­ром политического влияния в ЕС, вместе со всей Европой уже входит в зону турбулентности.

Автор: Татьяна Хеккер

Click to listen highlighted text!