Журнал Берлинский Телеграф

Как развивается чешская торговля с Россией. Интервью с министром Гавличеком

В этом году остановилось сокращение экспорта в Россию. За первые два месяца экспорт чешских компаний в Россию увеличился по сравнению с прошлым годом на 26%. Импорт из России, в свою очередь, вырос приблизительно на 30%. Об этом министр Гавличек заявил на десятом заседании Межправительственной комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству между Чешской Республикой и Российской Федерацией.

Чешский министр подтвердил, что за последние годы сложная ситуация в международной политике оказала значительное воздействие на экономику — взаимная торговля сократилась на десятки процентов в год. «Несмотря на то, что кризис в наших экономических взаимоотношениях еще не преодолен, я уверен, что мы на правильном пути», — заявил Гавличек.

В настоящее время в структуре чешско-российского товарооборота происходят изменения, углубляется сотрудничество. В последние годы некоторым чешским компаниям удалось успешно приспособиться к негативным явлениям и использовать кризис себе во благо.

После заседания Межправительственной комиссии Йиржи Гавличек дал порталу Tiscali.cz интервью на эту тему.

— Tiscali.cz: Насколько важно заседание Межправительственной комиссии по экономическому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству между Чешской Республикой и Российской Федерацией?

— Йиржи Гавличек: Цель нашего визита, а в итоге и заседания межправительственной комиссии — подтвердить обоюдный интерес к сотрудничеству между чешскими и российскими компаниями. И это, как мне кажется, сделать удалось.

— Как санкции и ответные меры повлияли на деятельность чешских компаний на российском рынке? Удалось ли преодолеть их негативное воздействие?

— Вначале чешские компании, которые работали на рынке Российской Федерации или хотели выйти на него, пережили своего рода шок. Но затем, как я думаю, нам удалось превратить негативную ситуацию в определенный шанс для себя. Мы видим это на примере конкретных проектов, реализация которых началась в 2015 году. Сегодня их можно расценивать как образцовые примеры для будущего сотрудничества.

— О каких проектах идет речь?

— Например, проект компании Brisk Tábor по производству автомобильных свечей зажигания. Она добилась больших успехов. Локализовать производство и получить статус российского производителя удалось и чешской компании TOS Varnsdorf, и это тоже большое достижение. У меня много подобных примеров. Я думаю, это правильный путь, и с него не стоит сходить.

Наша задача — я имею в виду министерство и государственный аппарат — помочь создать благоприятные условия для чешских компаний. Важно, чтобы представители фирм чаще встречались, ставили общие цели, создавали общие проекты. И я полагаю, что сейчас нам это удалось — как на бизнес-форуме в понедельник, так и на двусторонних переговорах во вторник. Не стоит останавливаться на достигнутом, нужно продолжать.

— Какие новые сферы интересуют чешские компании в последнее время? Или, возможно, по-прежнему популярны традиционные отрасли, в которых мы уже сделали себе имя, например машиностроение?

— Мы хотим, чтобы наше сотрудничество охватило сферу инноваций, совместных инвестиций, чтобы в большей степени привлекались разработки и научные исследования. Вот те перспективные области, в которых мы хотим укрепить позицию. Удастся ли нам это в будущем? Надеюсь, да.

— Россиян привлекает экологичное энергетическое машиностроение. Что в этой области могут предложить чешские компании?

— Я вижу интерес российской стороны. Например, в понедельник я провел переговоры с министром промышленности и инновационной политики Республики Башкортостан. Там испытывают огромный интерес к участию чешских компаний в местных энергетических проектах, особенно тех, что направлены на повышение эффективности. В Башкортостане хотят возводить когенерационные установки. Там хотят идти по этому пути, а у нас есть конкретная чешская компания, которая хотела бы участвовать в этом процессе.

— Как обстоят дела с производством самолетов L-410? Удается ли решить проблемы финансирования, которые возникли в начале этого года? И каким было начало производства этих самолетов в Свердловской области?

— Все идет хорошо. (Больше министр об этом ничего не сказал — прим. ред.)

— Обсуждали ли вы со своим российским коллегой ядерную энергетику? Заинтересованы ли россияне в достройке АЭС «Дукованы» или АЭС «Темелин» после банкротства Westinghouse? Были ли выдвинуты конкретные предложения?

— Конечно, нет. Россияне являются одним из шести претендентов на строительство новых блоков АЭС. Консультации проходят в стандартном режиме. Они уже состоялись в начале года и будут продолжаться. Я не вижу в этой области никаких проблем. Ведутся консультации. Подготовка к строительству нового атомного объекта — продолжительный процесс, который, разумеется, в рамках нашего заседания не обсуждался.

Скорее, мы говорили о возможностях для сотрудничества между чешскими энергетическими компаниями и россиянами на третьих рынках.

— О чем конкретно идет речь?

— Я говорю о проектах, реализуемых российской стороной, в частности, новых АЭС в Финляндии и Венгрии.

Как Москва оценивает чешско-российское сотрудничество

«Партнерство наших государств носит стратегический характер», — заявил после заседания Межправительственной комиссии министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров. В текущем году Россия ожидает большого роста во взаимной торговле.

Мантуров заявил, что санкции, введенные против России, не слишком повлияли на экономические отношения между Прагой и Москвой. Россия позитивно оценивает тот интерес, который чешская сторона проявляет к участию в спорном проекте «Северный поток 2», нацеленном на увеличение поставок российского газа на европейский рынок в обход территории Украины.

Чешские компании в сотрудничестве с российскими партнерами могут принять участие в строительстве АЭС в Турции и Иордании. Сотрудничество в рамках ядерных проектов в Венгрии, Финляндии и Белоруссии уже ведется.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!