Журнал Берлинский Телеграф

Как живет сегодня “маленькая Германия” саратовской глубинки

 

В самом центре города Маркса — своеобразной столицы немецких поселений в саратовской глубинке — сразу заметна белая колокольня с крестом на верхушке. Крест задерживает внимание неуловимой “неправильностью”. Это — лютеранский храм, один из тех, что еще в XIX веке здесь построили переселенцы из Германии.

“Немцы начали переселяться в Поволжье при Екатерине. Здесь было множество колоний, только в Марксе, который тогда назывался Екатериненштадт, 97% населения были немцами”, — рассказывает директор Общественной организации местной национальной культурной автономии немцев Елена Гейт.

​Домой, в Поволжье!

Все изменилось в 1941 году. 28 августа, эту дату здесь сейчас знает каждый этнический немец, вышел указ Президиума Верховного Cовета о переселении немцев. Через две недели все население было выселено в Сибирь и Казахстан.

“Моя семья, главой которой был мой дедушка Петр Петрович Перре, попала в Новосибирскую область. После войны вернуться в Поволжье немцам не разрешили, и мы поехали в Казахстан. Сейчас я читаю историю, знаю о голоде в 1921 году, в 1932 году, понимаю, как много трудились мои предки, чтобы выжить. И все равно старики всегда говорили о Поволжье как о родном доме. Мой дед, кузнец двухметрового роста, говорил о Поволжье со слезами на глазах — для стариков здесь и солнце светило ярче, и яблоки были вкуснее, и небо синее. Но вернуться было нельзя — власти не принимали немцев, не прописывали, не разрешали оставаться”, — говорит Гейт.

Массово возвращаться в Поволжье немцы начали в начале 1980-х.

“Сюда ехали целыми семьями, и все ждали восстановления республики немцев Поволжья. Но в начале 1990-х стало понятно, что автономии немцам не дадут, и начался отток: большинство выехало на ПМЖ в Германию. Здесь, на родной земле, остались единицы. По переписи населения 2010 года в районе проживает около 2400 немцев, это 3–4% населения. Во всей области осталось лишь порядка 8 тыс. человек. Хотя мы считаем, что больше”, — говорит Гейт.

Религия и соцподдержка

Раньше, продолжает Гейт, немцы делились на католиков и лютеран (одно из протестантских течений — прим. ТАСС). Потому в городе было сразу три церкви — лютеранская, католическая и православная.

“Я католичка и помню, у стариков была даже такая поговорка: лучше выйти замуж за русского, чем за лютеранина. Сейчас, конечно, мы все считаем себя немцами, все конфликты сгладились с годами”, — рассказывает Гейт.

Но если здание лютеранского храма в городе сохранилось, то католическую церковь разрушили до основания. В 1990-х в Марксе на средства Римско-католической церкви выстроили новое здание. На входе нас встречает Райнхард Долишаль — немецкий пенсионер и бывший католический священник. Он и приехал в Маркс на помощь к местному настоятелю — отцу Боско, которому пришлось уехать на время по делам церкви. Райнхард почти не знает русского языка, но уверяет: проводить службу для него не проблема, ведь большинство прихожан говорят на немецком.

“Наш храм — это не только место, где люди молятся. Здесь много работают с детьми, обучают их языкам, есть театральный кружок. А самое главное — служба социальной поддержки, где всех желающих, не только немцев, учат ухаживать за лежачими больными”, — рассказывает Долишаль.

Всю работу ведут католические монахини. Рядом с храмом есть небольшое кирпичное здание, где сейчас живут 11 женщин. Большинство из них — улыбчивые молодые девушки и при этом не немки. Одна из них — сестра Галина из Новосибирской области. Монахиней девушка стала в 20 лет.

“В католичестве монастыри не закреплены за местом, наша община может иметь разные дома в разных местах. Наша конгрегация имеет общину в Новосибирске. Я поступила в монастырь там, а потом уже приехала сюда. Я русская, веру выбрала во взрослом возрасте. Как пришла к вере? Господь привел”, — улыбается Галина. “Родители, конечно, сначала были против. Но есть жизненное призвание: кому-то суждено стать врачом, кому-то быть матерью, а кому-то — жизнь Богу посвятить. И вот уже более десяти лет как я монахиня”.

Помощь меценатов и местных жителей

Лютеранская церковь в Марксе тоже есть. Собор на центральной площади сейчас в стадии восстановления — здесь ведутся работы за счет средств меценатов. Еще один храм, в селе Зорькино, в 50 км от Маркса, уже восстановлен. Там так же, как и в католическом храме, по воскресеньям проводятся службы с органом. Играет на нем, совершенно безвозмездно, директор местной музыкальной школы.

Однако восстановить удается далеко не все объекты. “Всего на территории области около 20 храмов, и это очень красивые здания. Они стоят там как напоминание: посмотрите, эта красота строилась без кранов, без техники. Сейчас храмы разрушаются, где-то протекает крыша, живут голуби, все приходит в негодность. От других зданий и вовсе остались только фасады. Мы пытаемся своими силами сберечь что-то, привлекаем молодежь, волонтеров. Господдержки у нас, к сожалению, нет, но местные власти помогают как могут — например, здание, где располагается наша организация, нам предоставлено в аренду на безвозмездной основе”, — рассказывает Гейт.

Где-то на помощь приходят местные жители. “В селе Липовка, где сейчас почти нет немецкого населения, местные жители охраняют здание, которое стоит разрушенное, без крыши. Полтора года назад там местная администрация хотела снять колокол, так как здание аварийное и колокол может в любой момент упасть. Местные не дали: встали вокруг церкви, когда подогнали кран, отстояли свое право на это наследие. Для нас это очень трогательно и греет душу”, — рассказала Елена Гейт.

Туристический потенциал

И все же большинство зданий сейчас в критическом состоянии. А ведь здания немецкой постройки сейчас — это не только историческое и культурное наследие, но и невероятный туристический потенциал.

“В настоящее время наблюдается повышенный интерес к истории и культурному наследию немцев Поволжья, так называемому этническому туризму. И это неудивительно, так как в Саратовской области сохранились памятники, относящиеся к культуре немецких колонистов. В свое время немцы привезли к нам свою религию, культуру и быт, поэтому сейчас особенно важно не только сохранить это наследие, но и популяризировать его. Ежегодно региональные туроператоры реализуют тематические экскурсии: “Немецкая автономия на Волге”, “На улице Немецкой”, “Немцы Поволжья на энгельсской земле” и многие другие. Отмечу, что подобные туры пользуются спросом не только среди краеведов и потомков немцев Поволжья, но и у жителей и гостей Саратовской области”, — уточнила руководитель Информационно-туристкого центра Саратовской области Ирина Арчакова.

По словам главы Марксовского района Дмитрия Романова, такого рода туризм позволяет развиваться району. Например, рядом с восстановленной лютеранской церковью в Зорькино уже открылась мини-гостиница, где туристы могут с комфортом разместиться.

“Ежегодно к нам приезжает все больше гостей, причем не только из России. Этим летом, например, нас посетили около 1000 человек из Германии, Аргентины, Америки — это родственники тех немцев, что жили когда-то в Саратовской области. Приезжают осматривать наши достопримечательности и жители региона, чаще всего это неорганизованные группы, и сосчитать таких туристов сложно”, — говорит Романов.​

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!