Журнал Берлинский Телеграф

Космос на ладони: как сибирский физик создает микроиконы и сопла для наноспутников

 

“Если мы возьмем пыль и поместим ее под микроскоп, то увидим там ворсинки различного размера и цвета — это частички ткани с одежды. Я собираю пыль, выискиваю пылинки нужных размера и цвета и использую их у себя в работе”, — рассказывает Владимир Анискин.

Вообще-то он ученый, сотрудник новосибирского Института теоретической и прикладной механики СО РАН, но уже 20 лет он увлекается искусством микроминиатюры. Самые маленькие его работы имеют размер в тысячные доли миллиметра, самые большие — 8 миллиметров.

С миру по пылинке: от котов до космонавтов

Чаще всего свои миниатюры Владимир помещает на кончике конского волоса — в отличие от сплющенного человеческого, он в сечении дает красивый ровный круг. “Больше всего подходят те, что из гривы”, — объясняет Анискин.

Иногда мастер использует в работах драгоценные металлы: золото или платину. Из-за микроразмеров изделий это не сильно бьет по семейному бюджету. А самый, пожалуй, необычный материал Анискин использовал в работе с автографами космонавтов, которой ему пришлось заняться благодаря знакомству с летчиком-космонавтом Александром Лазуткиным.

“Я отрезал маленький кусочек ленточки с обратной стороны колодочки награды “Звезда Героя”. Ленточку распушил на ниточки, а ниточки — на пылиночки. И вот эту пылиночку, которая тоньше, чем волос, я разрезал на дольки и из этих долек выложил автограф космонавта”, — рассказывает Владимир.

Для будущих работ у Анискина хранятся частицы обшивки космического корабля, ниточки из перчатки, в которой работали в открытом космосе, четыре вида побывавших на МКС зернышек и даже фрагмент внутренней обшивки спускаемого космического аппарата — в нем вернулся на Землю факел сочинской Олимпиады.

У мастера микроминиатюр и космонавтов есть общий проект: отправить на МКС “Космический музей” Анискина. Это 10 экспонатов на космическую тему — от Белки и Стрелки на срезах яблочной косточки до портрета Юрия Гагарина на маковом зернышке. Музей целиком помещается на ладони.

Сердце микроминиатюристу не помощник

Анискин, как и лесковский Левша — патриот. В числе своих любимых работ он называет серию объемных миниатюр на сюжеты советских мультфильмов: “Чебурашка и крокодил Гена”, “Царевна-лягушка” — они и сложные, и веселые одновременно. А вот “буржуйских” героев Анискин не любит, среди его работ не встретишь ни Шрека, ни Микки Мауса. Эротика, как и политика, тоже под запретом.

Труднее всего, по признанию миниатюриста, дается точное воспроизведение оригинала с соблюдением пропорций. Написание портрета требует большей точности, чем, к примеру, пейзажи, где неловкий штрих можно объяснить художественным видением, шутит автор.

“Самый строгий критик — жена Светлана, — говорит Анискин. — Она уже профессионал, знает, на что обращать внимание. Всегда покажет, где криво, а где косо. Но если ей нравится — значит, работа удалась, значит, и зрители ее хорошо воспримут”.

Работает Анискин в тишине, чаще ночью или ранним утром. Творить после еды не рекомендуется — сердце бьется сильнее, руки трясутся больше. Сердце вообще микроминиатюристу не помогает — сложные штрихи в работе можно сделать только между ударами, чтобы рука не дрогнула.

Переубедить его смогли друзья-художники: напомнили, что икона — это еще и художественный образ, и с этой точки зрения она может быть любого размера. Тогда мастер изготовил пробную икону и показал ее знакомому священнику, поделившись сомнениями. Однако идея понравилась, и Анискина благословили, предупредив только, что иконы обязательно нужно освящать.

Наножидкости и микросопла

Анискин — доктор физико-математических наук, окружен микроскопами не только в домашней мастерской, но и на работе. В его лаборатории в Институте теоретической и прикладной механики СО РАН тоже творится искусство: наножидкости охлаждают микрочипы, а микросопла разгоняют наноспутники.

“С ростом технологий чипов в устройствах становится больше, они выделяют много тепла, справиться с которым обычно применяемые вентиляторы не могут”, — объясняет Анискин.

Для охлаждения чипов ученый пробует использовать наножидкость (жидкость с добавлением нанопорошка) или точечно направляемые микроструи. Последние также используются в другой уникальной разработке — микродвигательной установке для наноспутников (малые спутники массой 1–10 кг). Микроструи там формируются при помощи сложных в изготовлении микроскопических сопел.

Эти исследования тесно переплетаются с умением Анискина работать с мелкими деталями: микросопла и инструментарий для работы ученый изготавливает сам и заменить его некем. К примеру, диаметр одной из трубочек — для измерения давления — всего 12 микрон (0,012 мм) — в 5 раз меньше диаметра человеческого волоса. Пару лет назад коллеги из соседнего научного института взялись изготовить их для лаборатории Анискина, но не смогли.

Уникальность и неповторимость изготавливаемых ученым-микроминиатюристом инструментов позволила его лаборатории значительно опередить иностранных коллег, у которых своего Анискина нет.

Работы Анискина постоянно можно увидеть в Музее микроминиатюр “Русский Левша” в Санкт-Петербурге. Передвижная выставка курсирует по городам России, отдельные экспонаты автор вывозил в Чехию, Польшу, Латвию, Литву и Китай. В конце мая посетил Летний фестиваль искусств в Италии. Везде его работы встречают большой интерес и внимание.

Иногда после выставок Анискина просят сделать миниатюру на заказ. Однажды ему пришлось вырезать на рисовом зернышке крошечную футболку с номером и фамилией известного футболиста одного из российских клубов. Работу заказала в подарок жена спортсмена, его имя мастер не раскрывает.

Каждую свою работу Анискин оформляет в специальную выставочную форму с подсветкой и снабжает монокуляром (миниатюрная подзорная труба, используемая как бинокль), только доработанным — обычный приближает изображение, а этот увеличивает. С оптикой помогают коллеги из институтов Академгородка.

Несколько лет назад мастер поставил перед собой три ключевые задачи: создать самое маленькое изделие на Земле, движущуюся микроминиатюру и самую маленькую книгу. Последняя уже выполнена. Написанный Анискиным сборник историй мастеров, которые подковали блоху, внесен в Книгу рекордов России, его величина 70 на 90 микрон (0,07 на 0,09 мм) — это в 67 раз меньше предыдущего рекордсмена. Две другие задачи еще в работе.

“Нельзя просто взять крошечный шарик и сказать, что это самый маленький футбольный мяч в мире. Это несерьезно. Объект должен быть всеми узнаваемым, многосоставным. Я ориентируюсь на габаритный размер 10 микрон (0,01 мм). Уже есть задумка, но под нее нужен специальный микроскоп”, — рассказал Анискин.

С движущейся миниатюрой пока возникли сложности, мастер ее отложил и вернется к работе только осенью.

Этот материал также опубликован в разделе “Добрости” – совместной рубрике с общероссийским социальным проектом “Жить”, призванным поддержать людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!