Журнал Берлинский Телеграф

Кто угрожает общественной безопасности

Немецкие спецслужбы насчитывают почти 550 исламистов, угрожающих общественной безопасности в Германии. Кто эти люди и как происходит их радикализация?

Количество исламистов, считающихся лицами, представляющими потенциальную угрозу для общественной безопасности Германии, «высоко как никогда ранее» и составляет более 520 человек. Такие подсчеты в сентябре этого года приводил министр внутренних дел ФРГ Томас де Мезьер (Thomas de Mai­zière). С тех пор их число выросло и теперь составляет 549 человек, свидетельствуют данные немецких спецслужб. В официальном обиходе под лицами, представляющими потенциальную угрозу для общественной безопасности, подразумевают людей, в отношении которых «факты оправдывают предположение, что они могут совершить крупные преступления». Де Мезьер также упоминал еще 360 человек, которых правоохранители характеризуют как «причастных личностей», которые по возможности будут поддерживать серьезные политические преступления. Необходимо оговориться, что по закону лиц, представляющих потенциальную угрозу для общественной безопасности, нельзя заключить под стражу, пока не удалось доказать, что они совершили преступление.

Опасные категории

Из последнего доклада немецкого ве­дом­ства по охране конституции, опубликованного летом 2016 года, следует, что террористическая угроза может исходить от четырех категорий исламистов. Труднее всего идентифицировать самостоятельно радикализовавшихся одиночных преступников и террористические микрогруппы. По словам де Мезьера, так называемые «команды поражения» проникают в Европу из-за рубежа для проведе­ния терактов. О второй категории из­вест­но несколько больше. К ней относятся так называемые «возвращенцы», ра­нее примкнувшие к террористическим группировкам за рубежом и теперь вернувшиеся в Германию. Немецким правоохранительным органам известно, что в ряды «Исламского государства» вступило примерно 900 человек. Треть из них вернулась в Германию. Особенно серьезные опасения спецслужб вызывают «возвращенцы», прошедшие военную подготовку в лагерях террористов и участвовавшие в боевых действиях. Ведом­ство по охране конституции располагает информацией о более 70 исламистах, ак­тивно воевавших в Сирии или Ираке. Третья и четвертая категории лиц, представляющих потенциальную угрозу для общественной безопасности Германии, – это люди, которым запрещен выезд из страны, и неактивные члены террористических организаций, внедренные в общество на долгосрочную перспективу. Учитывая продолжающийся миграционный поток в Германию, нужно исходить из того, что среди беженцев могут находиться активные и бывшие члены, сторонники и симпатизирующие террористическим организациям, а также отдельные личности с экстремистскими взглядами или исламистски настроенные военные преступники, предупреждают в ведомстве.

Кто становится джихадистом

По его подсчетам, в Германии проживает более 14 000 потенциальных исламистов, более 8 тысяч из них принадлежат к салафитским организациям, которые предоставляют масштабные ресурсы для вербовки джихадистов. Практически все без исключения лица, уезжающие из страны, чтобы примкнуть к рядам террористов, принадлежали к салафитским кругам. Среди потенциальных джихадистов – самые разные люди, рассказал DW эксперт Института изучения проблем мира и политики безопасности в Университете Гамбурга Мартин Каль (Martin Kahl). Однако у всех есть одна общая черта, пояснил он: «Речь идет в основном о молодых мужчинах‑мусуль­манах. Этим практически исчерпывается социологический срез». В плане образования и карьеры тоже есть стабильная тенденция, добавляет Каль: большин­ство преступников происходит из социально неблагополучных слоев населения. Впрочем, он призывает не делать обобщений: нельзя, к примеру, утверждать, что такие люди особенно уязвимы для вербовки. «Есть джихадисты и из благополучных социальных кругов», – резюмирует эксперт. Федеральное ведом­ство по уголовным делам (BKA) рассказало в октябрьском докладе о наиболее распространенных каналах радикализации в Германии. Чаще всего вербовка происходит в отдельных мечетях (48%), через джихадистские сайты в интернете (44%), на так называемых семинарах по исламу (27%) или на акциях по распространению Корана (24%). Примерно пятая часть джихадистов радикализируется через родственников. В поле зрения правоохранителей находится и ряд организаций, как, например, запрещенная «Истинная религия» – организатор ак­ции по распространению Корана «Читай!» („LIES!“). По сведениям ведомства, эта организация открыто сотрудничала с джихадистскими группировками. «В этой связи примечательно, что немало участников акции «Читай!» радикализировались до такой степени, что уехали в Сирию и Ирак для участия в джихаде», отмечают в BKA. Мотивы радикализации могут быть разными – вплоть до применения насилия. В каждом конкретном случае они переплетаются по-своему. Именно поэтому службы безопасности сталкиваются с большой проблемой, отмечает Мартин Каль из Университета Гамбурга: «Панацеи от этого нет».

Авторы: Керстен Книпп, Ирина Филатова

Deutsche Welle

Click to listen highlighted text!