Журнал Берлинский Телеграф

Ловушка «Запада-2017» для Минска: о Москве или хорошо, или ничего

Независимые аналитики дружно отметили неуклюжесть белорусских гражданских и военных чиновников, от которых зависело информационное обеспечение «Запада-2017». Вроде и старались: брифинги проводили, до черта иностранных журналистов аккредитовали, отдельный сайт учений завели… Но при этом по самым острым вопросам — мямлили что-то невнятное или вообще играли в молчанку.

Конечно, подкачали отдельные пронафталиненные кадры, взращенные на постулатах советской партполитработы. Сказывалась и общая консервативность военной касты, приученной к секретности и не шибко владеющей искусством Цицерона.

Но дело не только и даже не столько в этом.

Подставы от союзника

Смотрите, как оно все получилось. В прежние времена можно и даже желательно было всячески ругать коварного монстра НАТО, подползающего к границам синеокой Беларуси. А мы, мол, просто держим порох сухим и тренируемся, чтобы дать отпор потенциальному агрессору.

Но после Крыма не потенциальным, а самым реальным агрессором предстала перед соседями и всем западным миром Россия. Соответственно, что бы ни говорили официальные минские спикеры, эти учения априори воспринимались большинством зарубежья как совместные военные игрища с агрессором. И это с самого начала поставило Минск в неблагодарную позицию: докажи, что ты не верблюд.

Вдобавок Москва вольно или невольно (а скорее всего и то, и другое) повела себя так, что только подчеркнула вассальный статус союзника.

Первый удар, который пропустили с востока белорусские власти перед самими учениями (когда вокруг них и так уже бушевали политико-медийные страсти), — это похищение в Гомеле и вывоз в российский изолятор ФСБ молодого украинца Павла Гриба.

Белорусская сторона не смогла толком объяснить Киеву, что же произошло (а ернический тон пресс-секретаря МИД выглядел и вовсе не комильфо). В итоге дополнительный аргумент получили те, кто говорит, что могущественный и грозный на вид Александр Лукашенко на самом деле не вполне контролирует собственную территорию: видите, российские спецслужбы заходят сюда, как на свою кухню.

Вторым ударом стало фейковое сообщение российского Минобороны о переброске в Беларусь танковых подразделений Западного военного округа. Белорусские военные полдня были в ступоре, да и потом объясняли ситуацию вяло, растерянно. Что не удивительно: ну не могли же они сказать, как есть, — что это капитальная подстава со стороны союзничков.

Лукашенко не захотел выглядеть младшим по званию

Наконец, реальный масштаб параллельных военных игр на полигонах и морях самой России оказался настолько широким, что на этом фоне чисто белорусский сюжет «Запада-2017» стал выглядеть только частностью. Или, если хотите, ширмой.

Причем вполне вероятно, что этот размах оказался сюрпризом для белорусской стороны. Сюрпризом неприятным. И вполне можно допустить, что Лукашенко продемонстрировал характер, отказавшись лететь к Владимиру Путину на полигон под Петербургом. Ведь такой прилет только усилил бы впечатление, что главные события больших маневров разворачиваются именно в России, куда и прибыл по вызову «младший по званию».

Но максимум, что мог сделать Лукашенко, — это вот так заартачиться. Публично же он был вынужден натужно шутить на тему гипотетического шального снаряда, который — тьфу-тьфу — мог в случае чего накрыть обоих президентов-главнокомандующих.

Но ведь на полигон под нашим Борисовом не прилетел даже российский министр обороны Сергей Шойгу. Военный, коему по сути ремесла положено рисковать под огнем, тоже снаряда забоялся? Причем внезапно? Ведь накануне белорусская сторона присутствие Шойгу уже анонсировала.

Даже неискушенному обывателю ясно: все эти объяснения, что, вот, мы договорились наблюдать отдельно для более широкого охвата,  — просто отмазки, а на самом деле между союзниками — очередные серьезные нелады.

«Братство по оружию» давно стало конфликтогенным

Понятно, что белорусскому руководству, которое за последние три года много вложило в нормализацию отношений с Западом, эти учения в принципе оказались некстати. Они подчеркивали зависимость Минска от России, портили миротворческие наработки белорусской дипломатии, давали верхушке НАТО, политикам стран ЕС, Киеву и прочим игрокам новые поводы трактовать белорусский режим как военного сателлита Кремля, а белорусскую армию — как часть российской военной машины.

И Москва, как видим, постаралась этот эффект максимизировать. А Минску оставалось только глотать обиды и бормотать нечто маловразумительное. Потому что в официальном дискурсе братство по оружию с Россией — это святое. На критику в адрес Москвы в этом контексте, даже если она занимается провокациями, наложено табу.

Впрочем, сам белорусский официальный лидер, натура эмоциональная, это табу иногда нарушает. Помните, как он пенял Путину, что тот не дает новых самолетов и другого современного вооружения?

В 2015 году, перед президентскими выборами в Беларуси, то есть в уязвимый момент, Лукашенко был коварно приперт к стене вопросом о размещении российской авиабазы — и был вынужден среагировать резко, зло, категорическим отказом.

Но это были только вспышки, а так президенту Беларуси тоже приходится повторять замусоленные тезисы о братстве по оружию.

Без российских баз Вейшнорию не одолеть?

Между прочим, иные военные аналитики прогнозируют, что по итогам «Запада-2017» Москва поставит перед Минском вопрос об усилении совместной группировки через размещение каких-то российских войск (авиации, частей с «Искандерами» и пр.) на белорусском плацдарме. Иначе, мол, нам Вейшнорию в час «Ч» не одолеть.

Можно предвидеть, что такие посылы восторга в Минске не вызовут. Здесь, напротив, думают, как нивелировать негативный пиар-эффект учений и сохранить положительный тренд в отношениях с Западом.

Большая ставка делается и на миротворчество: только что с трибуны ООН глава белорусской дипломатии Владимир Макей рекламировал Минск как наилучшее место для запуска нового Хельсинкского процесса.

Но многие ли согласятся, что столица страны, состоящей в тесном военном союзе с Россией, как раз и сломавшей Хельсинки-1 (принцип нерушимости границ), — это наилучшее место для запуска Хельсинки-2?

Так что теперь, по идее, надо из кожи вон лезть, доказывая: да никакие мы не марионетки Кремля.

К тому же размещение в Беларуси российских войск представляет и чисто экзистенциальную опасность для власти Лукашенко. А вдруг Кремль решит, что пора здесь ставить другого?

Да, и еще пикантный момент: в 2020 году (к слову, год очередных президентских выборов в Беларуси) заканчивается срок аренды Москвой двух военных объектов на нашей территории — РЛС под Ганцевичами и узла связи ВМФ под Вилейкой. Вокруг судьбы этих объектов тоже может закрутиться интересный сюжет.

Ну а если возвращаться к информационной войне в контексте «Запада-2017», то Минск был обречен ее проиграть. Именно из-за табу на критику отношений с Москвой.

Много лет белорусские служаки готовились давать отпор коварному Западу, а оказалось, что главные неприятности гибридно ползут с востока.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!