Журнал Берлинский Телеграф

Маленькие всадники особых лошадей

Иппотерапия в Центре коррекции двигательных нарушений во Владикавказе

Центр коррекции двигательных нарушений “Ир” во Владикавказе ежегодно принимает до 300 детей с диагнозом детский церебральный паралич (ДЦП). Многие из них именно здесь сделали свой первый самостоятельный шаг или сказали первое слово, а кто-то — сел на велосипед или научился ездить верхом на лошади. Медицинский центр, созданный на средства благотворительного фонда, для многих семей из Северной и Южной Осетии стал единственной возможностью регулярно обеспечивать больному ребенку необходимое лечение. Все услуги центр “Ир” оказывает бесплатно.

Все цвета, кроме белого

Десятилетний Марат пытается сделать шаг в сторону. Ему нужно шагнуть так, чтобы не зацепить конструкцию из двух мягких кубиков, на которых сверху лежат две гимнастические палки. Шаг — и один из кубиков падает. Врач-ортопед Хетаг Короев держит мальчика за руку: “Давай, Марат, переноси левую ногу! Еще, старайся!”

“У Марата высокая двигательная активность, он ходит сам, выполняет основные движения. Сейчас мы работаем над его балансом, чтобы его походка улучшилась”, — объясняет врач. А Марат пробует снова. И еще раз. И наконец: “Есть, молодец! Теперь давай то же самое в другую сторону…”

Зал лечебной физкультуры медицинского центра “Ир” во Владикавказе похож на очень большую игровую комнату. Разноцветные кубики разного размера, мячи, велосипеды, которые на первый взгляд кажутся обычными — разве что чуть великоваты для трехколесных. Если подойти ближе, видно, что у каждого такого велосипеда есть специальные приспособления для фиксации — ног, рук, спины.

Рядом с велосипедами — инвалидные коляски и специальные устройства, которые позволяют принимать вертикальное положение тем, кто не может стоять самостоятельно. Они так и называются — вертикализаторы.

Врачи здесь не носят белых халатов. А кабинеты, холлы и коридоры центра напоминают морской пляж, лес, солнечную поляну — что угодно, только не лечебное учреждение.

“Такая идея была изначально, еще при проектировании — создать максимально комфортную обстановку, которая как можно меньше напоминала бы обычную больницу. Ведь это дети, которые болеют долго, очень часто бывают в больницах, они устали от стационарного лечения, от белого цвета халатов — многие его просто боятся. Поэтому мы старались максимально избегать здесь белого цвета. Я вот только сегодня белый халат надела — соскучилась”, — рассказывает главный врач центра “Ир” Нонна Чеджемова.

Детям с ДЦП необходимо проходить курс лечения дважды в год. В этом центре он составляет три недели, врачи считают этот срок оптимальным. Одновременно здесь проходят лечение и реабилитацию до 30 детей. Те, кто живет во Владикавказе, лечатся амбулаторно, приезжие живут в уютных комнатах. И те и другие обеспечиваются горячим питанием.

Новое качество жизни

Маленькая Нина и ее мама Мадина приехали во Владикавказ из Цхинвала. Девочка в свои четыре года не стоит на ножках. Она прошла пока только первый курс лечения, но Мадина уверяет, что уже сейчас видит положительные изменения в состоянии дочери. “Она уже чему-то научилась, освоила новые движения. Ей очень нравится гимнастика и бассейн. Через шесть месяцев мы обязательно приедем еще раз, у нас дома совсем негде лечить такие болезни”, — говорит мама Нины.

Сама девочка увлечена игрой — врач бросает ей мячик. Нина ловит его и радостно улыбается.

Центр “Ир” (в переводе с национального языка — “Осетия”) открылся в 2015 году. Проект был инициирован и полностью реализован благотворительным фондом “Лавар” (по-осетински — “дар”). Одним из его учредителей стал Русланбек Икаев — тогда просто бизнесмен и меценат, а ныне — глава республиканского министерства строительства и архитектуры.

“У нас в семье есть ребенок с диагнозом ДЦП, мы много ездили по различным клиникам. Физически это очень тяжело для ребенка. Стали приглашать врачей к себе домой. А потом поняли, что нужно здесь построить такой центр, в котором дети из нашей республики могли бы бесплатно получать всю необходимую помощь”, — рассказал Икаев ТАСС.

Так же, за счет фонда, обучили специалистов, которые теперь работают в центре. Во Владикавказе стали частыми гостями врачи из Москвы и Санкт-Петербурга, Германии и Польши. В центре “Ир” решили освоить максимум доступных на сегодня видов лечения, применяемых при ДЦП и связанных с этим заболеванием нарушениях.

“Раньше родители таких детей считали, что лучшее, чего можно достичь, — это посадить ребенка в коляску. Сейчас мы стараемся колясочника поставить на ноги, лежачего посадить в коляску, но в любом случае повысить качество жизни ребенка”, — говорит Икаев.

Учредители фонда думают о том, чтобы наладить в республике производство инвалидных колясок, которые оптимально подходили бы для детей с ДЦП. “Те коляски, которые выделяются бесплатно, они все одинаковые. А для каждого ребенка нужна индивидуальна коляска, это стоит очень дорого… Мы думаем над тем, чтобы в республике появился завод или хотя бы сборочное производство инвалидных колясок, которые стоили бы в несколько раз дешевле”, — пояснил Икаев.

Первое в жизни стихотворение

Пятнадцатилетний Саша уже довольно уверенно сидит на лошади. Прямо на ходу он выполняет упражнения — нужно поднять руки вверх, развести в стороны, опустить. Рядом с мальчиком — три человека: иппотерапевт, коновод и страхующий. Это обязательное требование безопасности.

“Александр у нас с самого начала работы центра, сейчас он проходит уже четвертый курс лечения. За это время настоящим красавцем стал! Несмотря на диагноз ДЦП, он занимается вольной борьбой и здорово играет на гитаре”, — рассказывает Нонна Чеджемова.

Выйти к манежу и дорожкам для иппотерапии можно прямо из здания центра. На дальней стороне площадки — конюшня на десять лошадей.

“Лошадей мы собирали по всему Северному Кавказу — для иппотерапии подходят далеко не все, — говорит Чеджемова. — Как правило, это непородные, невысокие лошади, у них должна быть определенная походка… Очень долго искали лошадь с длинным крупом для двух всадников — у нас есть дети, которые сами не могут сидеть — их сажают впереди специалиста-иппотерапевта”.

По ее словам, иппотерапия помогает лечить двигательные нарушения у детей за счет импульсов, которые при движении передаются от лошади ребенку. “Играет положительную роль и то, что температура тела животного немного выше, чем у человека, и то, как ребенок сидит на лошади — мышцы ног находятся в тонусе”, — поясняет врач.

В центре манежа забирается в седло еще один всадник — одиннадцатилетний Даниил. Его мама, Оксана, наблюдает издалека — во время сеанса находиться рядом с ребенком родителям не полагается.

“Дане 11 лет, у нас ДЦП, мы лечимся всю жизнь, — рассказывает Оксана. — В этом центре мы со дня основания, до этого ездили в другие города, но теперь будем лечиться только здесь. Даня был очень замкнутым, теперь это совсем другой ребенок — он стал открытым, общительным, появились и физические улучшения. Он очень хорошо поет, учится в музыкальной школе. Завтра будет выступать на концерте в честь выпуска”.

Выпускные концерты — всегда особенное событие. Их проводят в конце каждого курса лечения. Концертный номер придумывает психолог исходя из возможностей ребенка. Кто-то поет, кто-то пытается рассказать несложное четверостишие, кто-то пока остается просто зрителем.

“У нас есть мальчик, Максим… У него хороший интеллект, но речь настолько деформирована, что его практически невозможно понять. В школе он учится дистанционно. Не ходит, самостоятельно не может даже сидеть. И вот здесь на концерте он рассказывал стихотворение — впервые в жизни. Его мама плакала — сказала, что не надеялась на такое. Для него это была очень большая победа, а аплодировали ему как народному артисту!” — рассказывает главный врач центра.

Все получится

Доктор Нонна может рассказывать о своих пациентах бесконечно. В кабинете арт-терапии она показывает работы детей — некоторые из них могли бы украсить выставку в художественной школе, другие больше похожи просто на цветовые пятна. Ценность этих работ — не художественная. Процесс рисования или просто работа с цветом и формой, по мнению специалистов, помогают замещать негативные эмоции положительными.

“Понимаете, этим детям приходится очень сложно. Они видят такое, чего мы с вами даже не знаем. И часто сталкиваются с не самыми лучшими человеческими качествами — к сожалению, социум далеко не всегда настроен к ним доброжелательно. А мы стараемся сделать так, чтобы дети поняли: их любят. Недавно одна мама сказала мне: “Моему ребенку нигде так не радуются, как здесь,” — говорит руководитель центра.

В центре есть большая детская площадка. На ней нет ступенек — чтобы можно было заехать на коляске или вертикализаторе. Площадка всегда открыта для всех, пациенты центра играют здесь с детьми из окрестных домов.

“Нас иногда спрашивают — зачем вы так сделали, зачем пускаете всех? Родители детей часто стараются оградить ребенка от мира. А его, наоборот, нужно социализировать, адаптировать к среде — не только физической, но и социальной, к общению с людьми. И это не односторонний процесс — остальных детей тоже нужно учить общаться с нашими, особенными”, — объясняет Нонна Чеджемова.

Никита родился с тяжелым пороком сердца, перенес четыре операции на сердце, три из них — в первый год жизни. Сейчас ему восемь лет, но он пока не умеет говорить. “Сейчас у нас идет активная реабилитация — чтобы он стал лучше ходить, чтобы появилась речь. Здесь мы уже прошли курс биоакустической коррекции и микрополяризации, занимаемся с логопедом. Около месяца назад Никита понемногу начал произносить слова, уже говорил “мама”. И “Нонна”, — рассказывает Зара, мама мальчика.

Никита лежит на кушетке — готовится к физиопроцедурам. Увидев доктора, пытается что-то сказать. А Зара улыбается: “Я знаю, у нас все получится, все будет!”

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!