Журнал Берлинский Телеграф

Министр – солдат своей страны

«Я был младшим среди детей в семье. Мама, Ева де Мезьер, была преподавателем домо­вод­ства, а поз­же увлеклась рисованием и скульп­турой. Сделанная ею скульптура и сегодня стоит на моем письменном столе», – вспоминает Томас де Мезьер, Федеральный Министр внутренних дел Германии.

Карл Эрнст То­мас де Ме­зьер родился 21 января 1954 года в Бонне. У него две сестры и брат. По его воспоминаниям, у них было счастливое детство.

У человека в душе дыра размером с Бога, и каждый заполняет её как может

Сартр Ж.-П.

Беженцы

Варфоломеевская ночь и последовавшая затем война между католиками и гугенотами во Франции, длившаяся почти 70 лет и закончившаяся поражением последних, заставила многих протестантов эмигрировать в другие страны. В XVII веке семья знатных дворян-гугенотов де Мезьер из Франции перебралась в Германию – в Бран­­­денбург. Родиной лотарингско-прусского дворянского рода являлась коммуна Мезьер-ле-Мец, которая находится на крайнем северо-востоке Франции, в департаменте Мозель региона Лотарингия, севернее города Мец.

Отец

Отец Томаса, Ульрих де Мезьер, во Вторую мировую войну служил подполковником вермахта, после ранения на Восточном фронте ра­ботал в генеральном штабе вермахта, посещал бункер Адольфа Гитлера в Рейхcканцелярии и был одним из первых, кто узнал о самоубий­стве диктатора. В мае 1945 года он участвовал в переговорах с Красной армией о капитуляции Германии. После войны Ульрих де Мезьер стал одним из главных создателей бундесвера – вооруженных сил ФРГ. К моменту ухода в отставку в 1972 году он получил звание пол­ного генерала и был одним из самых влиятельных членов оборонного ведомства страны.

«Так как профессия моего отца, кадрового офицера, вынуждала нашу семью часто переезжать, в течение моих первых 10 лет я жил в Бонне, Ганновере, Кобленце, Гамбурге, а потом в 1964 году снова в Бонне. Поэтому для меня частые смены места жительства, школ, коллективов не были большой проблемой. Вероятно, это характеризует меня. Изменения не вредят», – пишет де Мезьер в автобиографии.

Кузен

Двоюродный брат Томаса Лотар де Мезьер остался по другую сторону границы, в ГДР. Политическая карьера Лотара де Мезьера была очень непродолжительной. Лотар окончил берлинскую Высшую школу музыки имени Эйслера по классу альта в1965 году и в последующие 10 лет играл в симфоническом оркестре, затем по медицинским причинам отказался от музыкальной карьеры, окончил юридический фа­культет Берлинского университета имени Гумбольдта и работал юристом.

В 1956 году вступил в восточногерманский ХДС. В ноябре 1989 стал председателем Христианско-демократического союза ГДР. С 18 ноября 1989 по 12 апреля 1990 – заместитель председателя Совета министров. Лотар Де Мезьер был избран в Народную палату ГДР 18 марта 1990 году. Вошёл в историю как последний пред­седатель Совета министров ГДР – на этом посту он находился с 12 апреля по 2 октября 1990 года. После объединения Германии главой правительства объединённой Германии стал Гельмут Коль. 3 октября 1990 года Лотар де Мезьер был назначен федеральным министром по специальным поручениям. 1–2 октября 1990 года со­стоялся объединительный 38-й съезд ХДС – в его состав вошёл восточногерманский ХДС. Ло­тар де Мезьер занял пост за­местителя председателя объединённого ХДС. Сотрудницей премьера Лотара де Мезьера и его пресс‑секре­та­рем в 1990 году была Ангела Меркель. На эту должность она попала по рекомендации Томаса де Мезьера. Вскоре популярный журнал Der Spiegel опубликовал данные собственного расследования, в котором сообщалось, что Лотар де Мезьер был «неофициальным сотрудником» – агентом министерства безопасности ГДР Штази под кодовой кличкой «Черни». Де Мезьер вначале пытался отрицать это утверждение, но вследствие разоблачительных публикаций 17 декабря 1990 года ушёл в отставку. После этого Лотар помог Ан­геле Меркель на­чать политическую карьеру в администрации канцлера уже объединённой Германии Гельмута Коля.

Томас

Tомас де Мезьер стал членом ХДС ещё до окончания школы, в 1971 году. В 1972 году он по­ступил на 2 года на службу в бундесвер рядовым мотопехоты в Кобленце. «Служба в армии заставила меня задуматься, хочу ли я стать кадровым военным, как мой отец. После долгих размышлений я отверг эту идею и решил идти своей дорогой», – вспоминает он. По окончании службы Томас изучал историю и юриспруденцию в Вестфальском университете имени Вильгельма в Мюнстере и в университете Фрайбурга. В Мюнстере он становится членом Объединения студентов-христианских демократов. Там он знакомится со многими друзьями, которые должны будут играть решающую роль в его жизни. Объединение студентов‑христиан­ских демократов для него, так же, как и для многих других студентов, дало возможность стать профессиональным политиком. В Объединении студентов-христианских демократов нужно учиться побеждать с самого начала с аргументами и знанием – по отношению к профессорам, управлению и политическим конкурентам. Он вспоминает: «Объединение студентов-христианских демократов было для меня чудесной политической и жизненной школой».

Сдав в 1979 и 1981 годах квалификационные экзамены на юриста, он в 1986 году получил звание доктора права в Вестфальском университете имени Вильгельма. Ещё в 1983 году де Мезьер устроился на работу в мэрию Западного Берлина, по некоторым сведениям, благодаря протекции его отца. С 1985 года он возглавлял отделение по основным вопросам канцелярии берлинского сената и был пресс‑секре­тарем парламентской фракции ХДС.

9 ноября 1989 – падение стены в Берлине. ГДР становится историей. Его кузен Лотар де Мезьер приглашает Томаса к себе консультантом. В 1990 году де Мезьер участвовал в процессе воссоединения ГДР и ФРГ. «Как консультант Лотара де Мезьера я был членом переговорной делегации по объединению Германии. Нашей целью было ввести граждан ГДР с честью и равными правами в объединенную Германию. Бы­ло трудно – мы были ограничены во времени, изобилие тем для переговоров и хронический недосып. Участие в этом великом задании, в этом моменте истории было положительным стрессом и вызывало такое удовлетворение, что нагрузка и недостаток сна большой роли не играли», – вспоминает де Мезьер.

В конце 1990 года де Мезьер был назначен на пост статс-секретаря министерства культуры в земле Мекленбург-Передняя Померания, ра­нее входившей в состав ГДР. В 1993 году де Мезьер был председателем конференции глав министерств культуры федеральных земель Германии. В 1994 году он стал главой государ­ственной канцелярии Мекленбурга-Передней Померании. В 1998 году после выборов власть в Мекленбурге-Передней Померании перешла к Социал-демократической партии Германии (СДПГ), и де Мезьер начал работать в Свободном государстве Саксония, став там советником главы государственной канцелярии, а в октябре 1999 года сам занял пост главы госканцелярии.

В 2001 –2002 годах де Мезьер был статс‑ми­нистром финансов Саксонии, а в период 2002 –2004 гг. – статс-министром юстиции федеральной земли. В ноябре 2004 года его назначили статс-министром внутренних дел Саксонии и членом статс-ассамблеи федеральной земли. Эксперты отмечали, что Саксония с 2000 по 2005 год активно налаживала экономические связи с Россией, и важную роль в этом играл де Мезьер.

Сумбурный 2005 год. После проигрыша в мае выборов в ландтаг, Федеральный канцлер Герхард Шредер решает переизбраться и проигрывает. Партия ХДС/ХСС выигрывает выборы, и канц­­лером становится Ангела Меркель. После победы ХДС на выборах де Мезьер был назначен на­чальником ведомства федерального канц­­­лера, а также получил пост министра по особым поручениям, сменив на этих постах Франка‑Валь­те­ра Штайнмайера, ставшего главой министер­ства иностранных дел  Германии.

«После того, как Ангела Меркель неожиданно назначила меня в 2005 году шефом канцелярии федерального канцлера, я вернулся через 15 лет в Берлин для профессиональной работы и был поражен различием между федеральной политикой и политикой региона, в которой я участвовал в прошедшие годы, – вспоминает де Мезьер. – Множество новых заданий канц­лера были большим вызовом, я охотно их вы­полнял и через полгода уже чувствовал себя уверенно на этом посту». Но не все было просто. Семья Томаса де Мезьера не захотела переезжать из Дрездена в Берлин, и ему приходилось, как и многим другим гражданам Германии, приезжать к семье по выходным и празд­ничным дням. Де Мезьер женат, его супругу зовут Мартиной. У них трое детей.

В 2009 году де Мезьер баллотировался в бундестаг и был избран по списку ХДС в избирательном округе города Майсен в Саксонии, набрав 45 процентов голосов. ХДС одержал победу на выборах, и после распада «большой коалиции» ХДС/ХСС и СДПГ и создания коалиционного консервативно-либерального правительства ХДС/ХСС и Свободной демократической партии (СвДП) де Мезьер в октябре 2009 года получил пост федерального министра внутренних дел Германии.

«После выборов в бундестаг в 2009 канцлер Ангела Меркель предложила мне принять Ми­нистерство внутренних дел. Я охотно согласился, так как изобилие различных тем открывало огромное поле деятельности, что возбуждало меня, и у меня были уже идеи и планы для министерства, которые простирались на весь срок полномочий законодательного органа».

«Моя первая речь на посту Федерального ми­нистра внутренних дел называлась: «Мы хотим быть единой страной, это значит быть вместе». Так я понимаю задачу министра внутренних дел – заботиться о внутренних связях страны, чтобы люди себя хорошо чувствовали в ней: надежность и порядок, свобода вероисповедания и интеграция иммигрантов, – говорит де Мезьер. – Я также продолжаю встречаться со своими избирателями в Саксонии. Встреча с людьми приземляет меня, указывает на слабые места. Бывает, что в один и тот же день утром с европейскими министрами внутренних дел в Брюсселе обсуждаю политику Ев­ропы, а спустя несколько часов в своем избирательном округе – среднюю зарплату учителей. Так я чувствую всю ширину полосы политической ответственности».

Осенью 2010 года де Мезьер был одним из первых немецких политиков, вслух заявивших о проблемах в интеграции иммигрантов, которые отказывались учить немецкий язык. В марте 2011 года, после отставки Карла-Теодора цу Гуттенберга с поста министра обороны Германии из-за обнаруженного в его диссертации плагиата, стало известно, что министерство обо­ро­ны возглавит де Мезьер. В новую долж­ность он вступил 3 марта 2011 года. Он подверг резкой критике положение дел в бундесвере, сложившееся при его предшественнике Карле-Теодоре цу Гуттенберге и представил свою программу реформы бундесвера, согласно которой численность военнослужащих в ближайшие годы будет существенно сокращена. В на­стоящее время в рядах немецких вооруженных сил насчитывается 220 тысяч военнослужащих. Согласно планам, оглашенным министром обороны, это число должно уменьшиться на приблизительно 45 тысяч человек. Таким об­разом, планами де Мезьера предусматривалось сохранить от 175 до 185 тысяч человек, проходящих воинскую службу. Кроме того, со­кратилось и количество вольноопределяющихся – их число уменьшилось на 55 тысяч человек.

Еще запомнился скандал по проекту с беспилотными самолётами Euro-Hawk. Министр обо­роны Томас де Мезьер отказался от закупки беспилотников и в Бундестаге выступил в защиту своих действий. Комитет по расследованию де­ла с беспилотниками Euro-Hawk представил на пленарном заседании Бундестага 02.09.2013 итоговый отчет. «Решение не продолжать приобретение Euro Hawk я по-прежнему считаю правильным», – сказал де Мезьер. Реализация проекта не удалась в основном из-за проблем с допуском в немецкое и европейское воздушное пространство. А оппозиция обвиняла де Мезьера в принятии решения об отказе от проекта, что привело к дополнительным затратам.

Возвращение в МВД

15 декабря 2013 года Томас де Мезьер переведён из Минобороны на пост главы МВД. Он го­ворит: «После выборов в 2013 я во второй раз занимаю пост Федерального министра внутренних дел. Наряду со многими важными заданиями, которые ждут здесь меня, я особенно радуюсь переезду министерства в новостройку, которая находится недалеко от Канцелярии канцлера. То, что я смог торжественно открыть это здание, фундамент которого я закладывал много лет назад как министр, и войти туда как министр вместе с моими сотрудниками, воодушевляет». Заняв этот пост, де Мезьер объявляет войну преступности и заявляет: «Число квартирных краж в последние годы существенно увеличилось. В 2013 году было совершено 150 тыс. краж. Для сравнения: в начале 90-х годов со­вершалось 250 000 краж, а несколько лет на­зад – менее 100 000. Данные за 2014 год еще не полные, но уже ясно, что количество краж со взломом растёт». Он предлагает использовать «новые полицейские методы, в частности, так называемый метод „predictive policing“, то есть предсказание моделей преступлений на основе оценки массовых данных». Этот метод предусматривает сбор и анализ данных в це­лях выявления моделей преступлений. При этом речь идет также о расширении международного сотрудничества и более тесном сотрудничестве между федеральными землями и го­сударством. Де Мезьер требует, чтобы органы безопасности имели возможность читать даже шифрованную коммуникацию.

«Эффективное расследование уголовного преступления должно быть возможным и в киберпространстве», – сказал министр на конференции по компьютерной безопасности во Франции. Это заявление было ответом на теракты исламистов в Париже. «В связи с увеличением числа беженцев и на фоне эскалации израиль­ско-палестинского конфликта в 2014 году в Германии наблюдались увеличение числа престу­плений на почве антисемитизма и рост антисемитской пропаганды, – отметил де Мезьер. – Мы хотим жить в стране, в которой евреи чув­ствуют себя в безопасности без вмешатель­ства полиции». По словам министра, ему не хотелось бы привыкать к то­му, что перед каждой синагогой, израильским или еврейским учреждением в Германии стояла бы полицейская охра­на.

Беженцы

Де Mезьер последовательно выступает за уже­сто­чение условий приема и содержания бе­жен­цев в Германии и в Европе в целом. В свете последних событий, связанных с кризисом, вы­званным наплывом беженцев, он заявляет: «Необходимо усилить контроль на границах, в первую очередь это коснется границы с Ав­стри­­ей. Цель состоит в том, чтобы ограничить наплыв мигрантов в Германию и восстановить нормальные процедуры по работе с людьми, прибывающими в страну. Это необходимо по соображениям безопасности и предусмотрено Шенгенским кодексом». Целью введения по­граничного контроля является «ограничение числа беженцев и упорядочение пересечения границы». С точки зрения главы немецкого МВД, Дублинские процедуры не будут нарушены, если предоставление убежища будет осуществляться в стране прибытия, а не в любой стране по желанию беженца. «Необходимо уяснить, что обращение за помощью не означает выбор страны», – сказал министр. Он также подчеркнул, что не следует злоупотреблять го­товностью Германии оказывать помощь, а на­грузка в пределах Европы должна быть распределена. Германии необходимо время, чтобы организовать порядок на границах, считает министр. «Мы не должны позволить беженцам свободно выбирать, где они хотят оставаться, – это нормальная практика во всем мире», – заявил министр. Он также отметил, что Германия не может предоставлять беженцам, вначале обосновавшимся в одной из стран Евросоюза, а потом переехавшим в Германию, «привилегии, выходящие за рамки законов».

В 2015 году в ФРГ зарегистрировали более 150 тысяч просителей убежища из Афганистана, и их число стремительно растет. По численности прибывших в Германию афганцы стали второй национальной группой после сирийцев.

Де Мезьер, в ходе своего визита в Кабул, добивается высылки афганских беженцев из ФРГ об­ратно на родину, в частности, в тех случаях, когда речь идет об экономических мотивах ми­гра­ции. «Нельзя допустить, чтобы население Афганистана, его молодежь покидали страну в поисках лучших экономических условий в Германии», – сказал министр в понедельник, первого февраля, в интервью агентству dpa. Он со­общил, что незаконные перевозчики беженцев через границу намеренно распространяют слухи о «райских условиях жизни в ФРГ», чтобы обеспечить процветание своего бизнеса. «Этого нам не нужно», – добавил де Мезьер. Его план предполагает добровольное возвращение бе­женцев из Германии в безопасные регионы Аф­ганистана, вероятна даже выдача им по прибытии начального пособия и помощь в поиске жилья и работы. Средства на обратный путь из ФРГ афганцы могут получить уже сейчас.

Антитеррор

Министр создал новое антитеррористическое подразделение BFE+. В нем пока только 50 со­трудников. Оно базируется в федеральной земле Бранденбург. Задачей BFE+ является поддержка групп спецназа GSG9 и отрядов полиции особого назначения в случае терактов.

Представляя новую структуру, федеральный министр внутренних дел Томас де Мезьер указал, что в ее функции входит, в частности, проведение масштабных и длительных розыскных мероприятий. Созданием новой структуры фе­деральное правительство отреагировало на но­вую форму терактов, сочетающую захват за­лож­ников с применением стрелкового оружия и взрывных устройств. В Германии сделали вы­вод из парижских атак террористов, подчерк­нул Томас де Мезьер. Учитывая высокий уровень террористических угроз в стране в обо­зримом будущем, полиция должна быть готова противодействовать им, указал ми­нистр. Планируется постепенное увеличение сотрудников нового подразделения до 250 че­ловек и расширение географии его базирования.

Эпилог

Томас де Мезьер занимает жесткую позицию в отношении беженцев, которая вошла в противоречие с позицией Ангелы Меркель. После со­гласования программы новой политики в от­но­шении мигрантов, которые просят убежища, министр внутренних дел неожиданно заявляет о существенном ужесточении обговоренных ра­нее механизмов. Сразу после этого ему приходится взять свои слова обратно, а специальный уполномоченный канцлера сообщает, что все остается по-старому. И в довершение картины беспорядка слова просит Вольфганг Шойбле и выражает поддержку министру внутренних дел. На фоне усиления неприязни к беженцам со стороны населения де Мезьер и Шойбле объединились против собственного правитель­ства. Они считают, что большинство населения страны на их стороне. Томас де Мeзьер сов­мест­но с министром юстиции Хейко Маас (СДПГ) защити­ли в Бундестаге запланированный па­кет законов об ужесточении права на убежище как жест­­кое, но необходимое мероприятие для прео­до­ления кризиса беженцев. «Да, это ужесточение права на убежище, – го­ворил де Мезьер,- однако Германия осталась страной с сердцем и страной с законами».

Автор: Самоил Дувидович

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014 @berlinertelegraphofiziell

Click to listen highlighted text!