Журнал Берлинский Телеграф

Мир потерял великого человека и друга Украины

Еще совсем недавно казалось, что Збигнев Казимеж Бжезинский будет жить вечно. Такой большой и длительный след он оставил в мировой политике. Его из-за бескомпромиссной и постоянной борьбы с мировым коммунизмом навсегда в СССР, а потом и в России зачислили в ястребы.

Сенсацией в свое время стала его книга «Великая шахматная доска». В ней он впервые в западной политологии сформулировал в концентрированном виде положение, что без Украины восстановление российской империи невозможно. Нельзя сказать, что Бжезинский был первооткрывателем. Знаменитый польский философ Лешек Колаковский в несколько иной форме высказывал аналогичные мысли. Тем не менее, именно Збигнев Бжезинский придал этому положению системный характер.

Интересно, что тогда во второй половине 1990 гг. в Москве в совершенно отличной от нынешней политической обстановке книга произвела сильнейший эффект. Лично пришлось наблюдать некоторую растерянность людей, которые причисляли себя к либералам и демократам. Мысль о том, что Украина является одним из краеугольных камней возрождения российской империи, неважно под каким названием или псевдонимом, с трудом пробивалась сквозь имперские ментальные джунгли.

Помню, как в редакции одного либерального журнала при обсуждении книги Бжезинского доверительно говорили, что на постаревшего политика не стоит обращать особого внимания, Украина и Россия снова интегрируются, но, конечно, не в новый СССР, а демократическое государство. Просто поляк не может простить старые исторические обиды, вот и выдумывает какую-то шахматную доску всемирного масштаба.

Если бы дело ограничивалось только непониманием в российской столице. Гораздо важнее и для нас опаснее, что книгу Бжезинского поняли далеко не все в нашей стране. В первую очередь значительная часть нашей недалекой и крайне жадной элиты. Вполне возможно, что прислушавшись тогда к прогнозам и анализу выдающегося политолога, мы бы убереглись от многих бед, которые сейчас и еще какое-то время будем переживать.

Российское руководство сейчас мечется в поисках решения проблемы выхода из дипломатической и экономической изоляции. Для этого тратятся огромные средства, проводятся всякого рода мероприятия, но ничего не получается. Запад не идет на компромиссы и все остается на месте.

В своей манере Збигнев Бжезинский в одном из своих последних интервью четко указал на пути решения проблемы. «Прежде всего, Украина является легитимной державой, которая находится в процессе трансформации в национальное государство». Однако, Россия «… будет в течение некоторого времени сохранять тщетную надежду на реинтеграцию и подчинение Киева Москве». Понятно, что ничего этого не будет. Более того, крымская проблема будет отягощать отношения России не только с Украиной, но и Западом. «Агрессия России в Крыму исторически не оправданна и будет постоянным источником напряженности. Но, я надеюсь, россияне поймут, что не в их интересах действовать в империалистической манере… Долгосрочные отношения между Украиной и Россией невозможны, пока эта проблема не будет разрешена ко взаимному согласию».

Во время президентства Клинтона Бжезинский был автором стратегии расширения НАТО на Восток. Его отношение к Украине принимало и организационные формы. В частности, он являлся председателем Американско-украинского консультативного комитета.

После окончания Второй мировой войны ему удалось совершить поездку на родину. «Я понял, что больше не поляк, а американец польского происхождения… Польша — дом моего детства, источник моей исторической и культурной идентичности». Тем не менее, он признает, что Америка, стала для него родиной и открыла перед ним «огромные возможности».

Концепция, что так называемый социализм советского образца подвергается эрозии, была практически реализована, когда Бжезинский стал в 1977-1981 гг. помощником президента Джимми Картера по национальной безопасности. Несмотря на противодействие государственного департамента, Бжезинский совершил поездку в Варшаву, встретился с кардиналом Вышинским и признал польскую католическую церковь оппозиционной силой. Именно Бжезинский провел жесткую линию в американской политике, которая фактически предотвратила военное вторжение СССР в Польшу, в которой все большую силу приобретало движение «Солидарность».

Наряду с этим США активно поддерживают оппозиционные движения в ГДР и Чехословакии. Бжезинский прилагает большие усилия по защите украинских диссидентов, узников совести. Он способствовал освобождению Вячеслава Черновила и Валентина Мороза.

По собственному признанию Бжезинский никогда не был безразличен к Украине. Одна из причин этого — в личном, сентиментальном отношении к ней. «Мне нравится Украина. Я счастлив видеть ее независимой». В геостратегическом плане он отводил ей вместе с Азербайджаном, Южной Кореей, Турцией и Ираном роль «принципиально важного геополитического центра».

В своих работах он постоянно высказывал три важнейших положения.

Во-первых. Независимость Украины — одно из трех наиболее важных событий в Европе после распада после Первой мировой войны империалистической Германии и Австро-Венгерской империи, раздела континента вследствие Второй мировой войны.

Во-вторых. Пока Украина является независимой, восстановление Российской империи невозможно.

В-третьих. Украина по своим историческим корням и культурным традициям — органическая часть Европы.

На круглом столе в польской столице «Стремление Украины к зрелой государственности» в 2007 году, Бжезинский сказал, что «Украине следует без колебаний сказать своей младшей сестре России, что ей надо поучиться у нее политической культуре».

Надо, чтобы у нас через 10 лет, после сказанных великим политиком слов о нашей стране, были все основания повторить их снова.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!