Журнал Берлинский Телеграф

«Нормандская четверка» договорилась на словах

В одном психологическом сериале друзья собираются после долгой разлуки, и в ходе вечера зритель понимает, что у них больше противоречий, чем связующих уз, больше тлеющих конфликтов, чем объединяющих воспоминаний.

«Нормандская четверка» (состоящая из лидеров Германии, Франции, России и Украины) может дать не меньше материала драматургу, чем любая другая сконструированная борьба противоположностей.

Встретились, пока не разругались

Еще пару месяцев назад Владимир Путин утверждал, что в Берлинской встрече нет никакого смысла. Еще за несколько дней до саммита Франсуа Олланд сделал такие заявления, что российский президент отказался приезжать на открытие православного собора в Париж.

Отношениям Путина и Порошенко не стоит давать каких-либо комментариев, любой читатель сможет подобрать им точную оценку, даже если не имеет ди­плома кафедры политологических наук.

Непростая психологическая ситуация была обострена сирийскими событиями в Алеппо и убийством одного из военных лидеров непризнанных республик Восточной Украины Арсения Павлова (Моторолы). Об этих обострениях можно было бы и не упоминать, но, возможно, именно они стали ключевыми факторами того, что встреча столь разных людей все-таки состоялась. Такими же существенными, как усилия Ангелы Меркель сохранить существующий мировой баланс до лучших времен и заявить о себе как о международном лидере в те непростые дни, когда газеты продолжают анализировать поражение ХДС на мест­ных выборах.

На этом фоне канцлер Германии собирает противоречивую четверку у себя в рабочих кабинетах Берлина и добивается главного (документы не подписаны, но есть факты) – эскалация военного противостояния в горячих точках предотвращена.

Путин и Порошенко поздоровались, но не выпили

Первым, кому в этот вечер пожала руку Ангела Меркель, был президент Украины Петр Порошенко. Затем этой чести удосто­ился Франсуа Олланд. Владимир Путин традиционно заставил себя ждать, но не долго. Как отмечают комментаторы, всего полчаса. За это время собравшаяся тройка лидеров успела обсудить некоторые во­просы в укороченном формате.

Большую дискуссию наблюдателей вызвал другой дипломатический аспект: состоялось ли рукопожатие Путина и По­рошенко. Сначала СМИ ссылались на российского журналиста Дмитрия Смирнова, который сообщил, что когда российский президент зашел в зал, Олланд и Порошенко уже сидели на своих местах, а потому рукопожатие не состоялось. А затем близкий к Путину корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников (однажды назвавший Владимира Владимировича своим другом) опубликовал другое развитие сюжета. Все действительно находились на местах, и Путин мог сразу направиться прямиком к своему, но, проходя мимо украинского коллеги, он поздоровался с ним, и Порошенко протянул руку.

Это был первый и последний ярко выраженный успех встречи.

О самом ходе дискуссии писать нужно осторожно, так как различные стороны выдают совершенно противоположные версии. Но если немного подождать, то наверняка мы получим информацию из первых рук. Дело в том, что президент Франции Олланд любит посвящать ши­рокую публику в мир высшего политического закулисья, подробно рассказывая журналистам, как проходили те или иные переговоры, кто как себя вел.

Известно лишь, что в какой-то момент Меркель стала переживать за успех ме­роприятия. Неудача в переговорах могла сильно сказаться на ее репутации.

А ведь немецкая сторона сделала все, чтобы настроить присутствующих на дружелюбный лад. Встреча сопровождалась обедом. Украинские журналисты пишут, что «подавали бульон, оленину с картофелем и грибами, на десерт – яблочный торт. Ели прямо за столом переговоров». Кроме того, для всех присутствующих на столах стояло вино.

А присутствующих было много.

За столами сидело по три представителя с каждой стороны, включая лидеров. А чуть поодаль располагались и другие высокопоставленные советники. Рядом с Путиным сидели министр иностранных дел Сергей Лавров и помощник президента по делам Абхазии, Южной Осетии и Украины Владислав Сурков. Появление в Берлине последнего вызвало особенно жаркие разговоры. Дело в том, что в отношении Суркова действуют санкции Евросоюза, соответственно ему воспрещен въезд в европейские страны. Однако в данном случае были предприняты дипломатические усилия, и на этот раз для Суркова было сделано исключение.

Он принял участие не только во встрече лидеров, но и в обсуждении «дорожной карты», которое состоялось ранее с участием сотрудников министерств иностранных дел всех четырех стран. Вместе с Меркель за столом сидели глава МИД Франк-Вальтер Штайнмайер и спецпосланник канцлера Кристоф Хойсген. Вино, белое и красное, пили все и с большим удовольствием. Исключая Путина и Порошенко – они воздержались. Говорят, Сергей Лавров отдал должное по­данному вину и шутками пытался разрядить подчас очень напряженную атмосферу. При этом журналисты отмечают, что он ни разу не вышел покурить.

Несколько раз встреча оказывалась на грани досрочного завершения. Однажды Меркель даже дала всем присутствующим паузу, чтобы затем попытаться снова, после того, как эмоции схлынут, приступить к разговору. Тем не менее, встреча продолжалась в течение пяти часов и закончилась за полночь. После чего Меркель, Олланд и Путин в трехстороннем формате обсудили ситуацию в Сирии.

С чего начать, с начала или конца?

Никаких официальных документов «Нормандская четверка» в этот раз не приняла. Решено продолжить доработку «дорожной карты» для решения проблемы Восточной Украины на уровне министерств иностранных дел. Камнем преткновения является очередность выполнения пунктов «Минских соглашений». От них никто не отказывается, и Путин, и Порошенко считают их приемлемым вариантом решения вооруженного конфликта.

– Все участники сегодняшней встречи подтвердили, что в основе урегулирования на юго-востоке Украины должны лежать «Минские соглашения», и все подтвердили свою приверженность этим договоренностям, – заявил Владимир Путин перед отлетом в Москву.

– Альтернативы «Нормандскому формату» нет, – подтвердил Петр Порошенко. Вот только российский президент настаивает на том, что сначала Киев должен внести изменения в Конституцию страны, превратив ее из унитарной в федеративную и закрепив за Восточными областями особый статус. После этого в Донецкой и Луганской народных республиках должны пройти выборы во все органы власти, которые Украина признает легитимными. И только потом должно начаться разоружение военных группировок и передача границы с Россией под контроль вооруженных сил страны.

Порошенко добивается ровно обратного – сначала разоружение и граница, а уже потом все политические шаги.

Компромисс был достигнут лишь в одном – на линию противостояния будут введены вооруженные полицейские си­лы ОБСЕ.

Плохой мир лучше хорошей войны

Можно ли считать отсутствие подписанных документов дипломатическим поражением Меркель?

В самом начале мы говорили о том, что убийство Моторолы грозило привести к новому горячему этапу конфликта, а бомбардировки Алеппо – к очередным санкциям против России. Берлинская встреча позволила избежать обострения на обоих направлениях. Именно в этом и заключается успех канцлера Германии.

Различные комментаторы приходят к такому же заключению.

Газета Der Tagesspiegel опубликовала подборку экспертных мнений.

– Я считаю невероятно хорошим сигналом, что федеральный канцлер организовала эту встречу в Берлине. Есть много вопросов, которые нужно обсудить с Владимиром Путиным. На различных площадках сейчас нужно пытаться возобновить переговоры и прежде всего найти ту плоскость, в которой можно прийти к решению. Из атмосферы переговоров должен наметиться прогресс, – заявил генеральный секретарь ХСС Андреас Шойер.

– Правильно, что Меркель и Путин разговаривают. Но важно также преодолеть молчание между Белым домом и Кремлем, – солидарен руководитель Мюнхенской конференции по безопасности Вольф­ганг Ишингер.

– Всегда лучше говорить друг с другом, чем через друг друга. То есть – снимаю перед Вами шляпу, госпожа Меркель, за то, что Вы в этой сложной ситуации ищете возможности для переговоров, – восхищен генерал бундесвера в отставке Ха­ральд Куйат.

Упор экспертов делается на развитии взаимоотношений Евросоюза и России в период кризиса. Никто не хочет дойти до точки невозврата. Конечно, нельзя по­ступаться европейскими принципами при ведении международной политики, но мир действительно не является однополярным, и это надо учитывать. А наличие экономических взаимосвязей, из-за дипломатических ограничений которых страдают все, формирует запрос на улучшение отношений России и Европы.

– Экспорт немецких товаров в Россию с 2013 года сократился почти наполовину. Падение цен на нефть, проблемы в экономике в собственной стране, а также санкции ЕС обострили экономическую ситуацию в России, где за последние три года потеряно около одной десятой части экономической мощи… Но ясно и то, что санкции ЕС и российские ответные санкции отражаются на экономике обеих сторон и осложняют двусторонние деловые отношения, – говорит руководитель Торгово-промышленной палаты ФРГ Мартин Ванслебен.

Насколько «берлинская разрядка» отразится на дальнейшей политике сторон, покажет время, но, по крайней мере, Ангела Меркель дала всем шанс на позитивное развитие.

Автор: Денис Лупекин

Click to listen highlighted text!