Журнал Берлинский Телеграф

«Новые дружинники»

Из-за инцидентов, случавшихся неподалеку от общежития для лиц, ищущих убежища, жи­тель Хемница Роберт Андрес создал гражданский патруль. Мы поговорим с ним о повседнев­ной деятельности патруля, преступности и буднях местных жителей.

С.К.: Г-н Андрес, чем занимается гражданский патруль?

Р А.: Ничем особенным. Маленькими группами, но с широко раскрытыми глазами мы прогуливаемся по нашим микрорайонам.

С.К.: А в чем польза от этих действий?

Р А.: Правонарушители, как правило, не хотят быть пойманными, тем более застигнутыми врасплох на месте преступления. Само по себе присутствие внимательных граждан, заметное для посторонних, уже вызывает большой эф­фект. Если видим что-то подозрительное, обращаемся к людям, вызвавшим вопросы. Чтобы в серьезных случаях правонарушитель мог быть задержан.

С.К.: Задержать – разве это не прерогатива полиции?

Р А.: Нет! Любой гражданин, заставший правонарушителя в момент совершения преступных действий, вправе его задержать, если тот откажется удостоверить свою личность.

С.К.: Но как это сделать? На такое способен не каждый…

Р А.: Всякий желающий обязан сначала пройти теоретические и практические уроки, чтобы усвоить главные правила. Конечно, потом все зависит от ситуации, и от того, кто принимает какие меры. Допустим, две пожилые дамы обнаружили взлом. Им лучше просто позвонить в полицию и сделать фотографии, если есть такая возможность. Но трое здоровых мужчин на их месте в состоянии задержать преступника.

С.К.: Как и почему Вы решили создать гражданский патруль?

Р А.: Первым толчком стало создание самого большого в Саксонии общежития для беженцев, вызвавшее обеспокоенность у жителей района Эберсдорф, а также соседнего Хильберс­дорфа. Ведь в пункт первоначального приема беженцев привозят людей, принадлежащих разным культурам, с разными мотивами поиска убежища, среди них есть и представители преступных группировок. Столкнувшись с вандализмом, оскорблениями и тому подобными вещами, происходящими почти ежедневно, местные жители стали бояться отпускать своих детей одних на улицу. Многие вынуждены со­провождать детей в автобусах на пути в школу. Мы не хотим допустить превращения тихого «спального» района в неблагополучный, а может быть даже «столицу» преступности.

С.К.: А Вам не кажется, что вы сильно преувеличиваете?

Р А.: Мы знаем одну женщину, которая потрудилась зафиксировать все выезды полиции и пожарных. Мне неизвестна причина всех этих вызовов в Эберсдорф, но могу с уверенностью сказать: не проходит и дня, чтобы полицейские или пожарные не выезжали в этот район.

С.К.: А что предпринимали органы власти?

Р А.: Город Хемниц, мне кажется, игнорирует эту проблему. Городской совет не хочет даже обсуждать варианты закрытия существующего приюта. Бургомистр по охране правопорядка Мико Рункель (беспартийный) и другие политики ранее говорили, что заполнение общежития будет снижаться, чтобы облегчить нагрузку на микрорайон. Но этого не произошло. Наоборот – ситуация ухудшается. Поэтому мы расширили патрулирование и на другие районы, которые стали проблемными.

С.К.: A как обстоит с полицией?

Р А.: У многих из нас такое чувство, что полиция не делает практически ничего. Заявления от жи­телей ни к чему не приводят или вообще игнори­руются. В общем, складываются катастрофические условия для правового государ­ства.

С.К.: Итак, вы хотите сказать, что гражданский патруль может выполнять работу полиции?

Р А.: Нет, мы не это имеем в виду. Мы хотим дать возможность жителям почувствовать себя в безопасности, участвуя в патрулировании своего района. Имеет значение уже само наличие такой возможности.

С.К.: Вы знаете, что в хрущевском СССР были созданы так называемые ДНД и ОКОД – добровольные народные дружины и комсомольские отряды дружинников, отдаленно напоминающие вашу инициативу?

Р А.: Нет, не знал, но мне очень интересно. Бу­ду интересоваться! Если честно, наши прототипы мы подсмотрели на другом конце света: “Guardian Angels” в Нью Йорке возникли в 80-х гг. Им удавалось вносить мир и спокойствие в некоторые из самых опасных районов города.

С.К.: Сколько активистов и сторонников в вашем гражданском патруле, хотя бы примерно?

Р А.: В настоящее время около 30 членов и еще много тех, кто хочет быть в курсе наших акций или участвует в них нерегулярно. Кстати, в последнее время возникает большой интерес у русскоязычного населения. Мы для них уже организуем тренировки. Но мы давно не единственные: только в Хемнице создались уже две подобные группы.

С.К.: Конкуренты?

Р А.: Нет. Чем больше сделано для безопасно­сти в городе, тем лучше.

С.К.: Ваш гражданский патруль существует с июля 2014 года, чего вы достигли?

Р А.: Мы добились того, что местные жители стали более уверенными в себе. Однажды мы даже задержали преступника по горячим следам. Это тоже важная причина – делать нашу работу там, на месте. Люди либо больше не должны мириться с тем, что их беспокоит, а действовать самостоятельно.

С.К.: Г-н Андрес, спасибо за интервью.

Автор: Сима Карима, фото Нино Хундадзе

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!