Журнал Берлинский Телеграф

Одиннадцатый президент

Я не являюсь ни красным, ни зелёным, я – Йоахим Гаук.
Для меня свобода – один из высочайших идеалов.
Президент Германии Йоахим Гаук

 

«Ваша ненависть дает нам стимул. Мы не оставим в беде нашу страну. Вы станете прошлым, а наша демократия будет жить дальше, – сказал в своей вступительной речи новый президент Германии Йоахим Гаук, – Я принимаю этот мандат с огромной благодарностью человека, который вновь, и при этом неожиданно, обрел свою родину после долгого блуждания по политическим пустыням 20 века… Меня вдохновляет и наполняет радостью то, что так много людей в стране способствовали тому, что я решил принять это предложение». Далее он призвал парламентариев и граждан страны не забывать уроки прошлого, бороться с праворадикальными движениями в обществе и быть мужественными.

18 марта 2012 года Гаук был избран федеральным президентом Германии, получив 991 из 1232 голосов. 23 марта 2012 года официально вступил в должность. Если бы была в политике справедливость, то он должен был бы стать президентом за два года до этого события, когда он был конкурентом ушедшему в отставку Вульфу. Кристиан Вульф ушел в отставку после разгоревшегося в декабре 2011 года скандала, связанного с получением частного кредита и его давлением на свободную прессу с целью замолчать полученные ею сведения. Имя Гаука снова стало называться в качестве возможного компромисса на посту федерального президента. А 20 февраля 2012 года федеральный канцлер Ангела Меркель сообщила, что парламентские партии согласовали кандидатуру Гаука для вы­движения на пост федерального президента. «Деятельность Йоахима Гаука проникнута идеалами свободы и ответственности, и это то, что меня связывает с ним, несмотря на существующие между нами разногласия», – сказала Меркель.

Йоахим Гаук – 11-й президент ФРГ. Фигура символическая не только для Германии, но и для Европы и, во многом, для всего мира. Кроме всего прочего, Гаук становится первым восточным немцем на посту президента.

В Германской Демократической Республике

Йоахим Гаук родился 24 января 1940 го­да в городе Росток в семье капитана судна гитлеровского флота, затем его отец стал морским чиновником. Мать Йоахима была квалифицированным офисным работником. Мать была членом НСДАП с 1932, отец – с 1934 года. В конце Второй мировой войны отец попал в британский плен, откуда вернулся в Росток летом 1946 года. Он начал работать на ростокской верфи инспектором по охране труда. В 1951 году отец Йоахима был арестован и практически без суда приговорён к 25 годам лагерей за антисоветскую пропаганду и агитацию. Домой он вернулся уже через четыре года – освобождению многих немцев способствовал визит в СССР Конрада Аденауэра.

На Йоахима, как и на его братьев и сестёр, эта трагедия наложила огромный отпечаток и фактически определила всю дальнейшую жизнь.

Уже в школе он не скрывал своих антикоммунистических позиций, решительно отказавшись, в частности, вступать в ряды прокоммунистического Союза свободной немецкой молодёжи, аналога ВЛКСМ. Путь в журналистику – чего хотел Гаук – был для него, с таким досье, закрыт. И он выбрал теологию – по его собственным воспоминаниям, как способ найти контраргументы против марксизма и коммунизма. В социалистической Германии найти своё место для священника было, очевидно, непросто. Тем не менее, Гаук сумел организовать соб­ственный небольшой приход. В 1967 он стал пастором в небольшой деревне в Мекленбурге. А в 1971 переехал в свой родной Росток, который тогда был крупнейшим портом и центром судостроения ГДР. Деятельность пастора в ГДР была весьма затруднена из-за враждебности правящего режима к церкви, поэтому Гаук долгое время являлся объектом на­блюдения со стороны министерства государственной безопасности ГДР. В досье на него Гаук характеризовался как «неиспра­вимый антикоммунист» («unverbesserlicher Antikommunist»). В ГДР, как и в Со­ветском Союзе, между церковью и властями существовало негласное мирное со­глашение: священникам разрешено от­правление культа, но в строгих рамках.

Йоахим Гаук не боялся выйти за них. С проповедями он ездил по всему региону, участвовал в организации религиозных собраний. И в то же время он был достаточно осторожен с критикой государственного строя: Штази следила за ним, но до тюрьмы дело ни разу не дошло. Впервые с открытой проповедью против властей он выступил на следующий день после того, как Эриха Хоннекера сняли со всех постов, в октябре 1989 года. Сегодня бывшие оппозиционеры обвиняют Гаука в том, что он присоединился к ним поздновато – когда это было уже безопасно.

В 1982 – 1990 гг. Гаук возглавлял работу церковного совета Мекленбурга.

Политика

Гаук стал политиком: в марте 1990 года, на первых и последних свободных выборах в ГДР, Йоахим Гаук был избран в парламент страны. На своём последнем заседании, перед самым падением Берлинской стены, парламент избрал Гаука ответственным за архив Штази. На следующий день эту должность подтвердили власти ФРГ, и именно этот пост сделал Гаука всемирно известным. Это едва ли не единственный случай в истории, когда архивы столь мощной организации не просто остались неуничтоженными, но и были проанализированы и опубликованы. Он организовал работу с этими материалами. Материал взрывоопасный. Там были сведения не только о тех, кого преследовали, но и сведения об агентах, о тех, кто писал заявления, кто тайно со­трудничал со Штази, кто таким образом работал против своих же соотечественников. В Штази были подразделения, которые занимались похищением граждан за рубежом. То есть, Штази – в полном смысле преступная организация. И распорядиться этими архивами надо было очень умно и в то же время дальновидно. Люди подавали заявления и получали материалы на себя. Каждый человек имел право знать, велось ли на него досье, что в этом досье написано, кто был информатором. И эта работа была проделана Гауком.

Пять лет спустя он возглавил Федеральное учреждение по документации бывших служб безопасности ФРГ. Параллельно Гаук занимался и работой в Европейском бюро по изучению расизма и враждебности к иностранцам, принимал участие в разработке Закона об архивах Штази. Работа этого ведомства по стоянно вызывала много споров и дискуссий, переходящих порой в скандалы. Еще в 1991 году восточнонемецкие правозащитники высказали в газете „Die Andere“ опасения, что этот парламент­ский орган надзора быстро превращается в бюрократическую машину, подконтрольную западногерманским спецслуж­бам. Не все были согласны и с канцлером Шредером, называвшим архив Штази «аптекой против диктатуры», многие склонны были видеть в этой аптеке одни лишь банки с ядом. Неудивительно, что немецкие коммунисты недолюбливают Гаука, считающего годы террора в Германии по схеме «12 плюс 44»: к нацизму он добавляет коммунизм. А церковным кругам не понравились данные о количестве секретных информаторов в среде священнослужителей, которые опубликовала комиссия. Оказалось, что таких осведомителей было более шести процентов, хотя раньше утверждалось, что их число не превышает двух процентов. В связи с этим Гаук призвал церковных иерархов к большей открытости, к публичному покаянию, которое не повлекло бы за собой никаких гражданских последствий.

Именно в эти годы появился глагол «гаукнуть», то есть отказать в приеме на работу в связи с тем, что претендент на рабочее место был осведомителем Штази.

Гаук – один из тех мыслителей, которые жили при тоталитарном режиме и поэтому могут оценивать свободу и диктатуру так, как никто из сограждан на западе страны. К мнению Гаука прислушиваются многие. Особенно популярны такие его высказывания: «Мы скажем нашему страху «До свидания!» и «Документы диктатуры – это аптека со средствами от ностальгии». Он никогда не был закрытым человеком, по-прежнему выступал на радио, на общественных конференциях. Он получил прозвище «немецкий Нельсон Мандела». В 1999 году он ушел из этой комиссии и стал вести передачи на од­ном из самых популярных каналов – ARD. Передача называлась «Встреча с Гауком». И все партии, от христианских демократов до Зеленых, кроме коммунистов, были крайне недовольны тем, что он уходит, потому что Гаук – это человек, имеющий абсолютную репутацию. Пробыть 10 лет на такой должности – и остаться не замаранным… А он сказал: «Нет, я не вступаю ни в какую партию. Я консерватор с либеральным уклоном и просвещенный патриот».

Воспоминания как терапевтический процесс

Воспоминания Гаук считает «терапевтическим процессом, позволяющим извлекать уроки из прошлого». Об этом он заявил в интервью газете Süddeutsche Zeitung. Гаук одним из первых поставил подпись под «Пражской декларацией о европейской совести и коммунизме», а также под «Декларацией против преступлений коммунизма».

На одной из пресс-конференций ему задали вопрос: «Есть в его понимании закон памяти. Надо помнить о преступлениях. А у испанцев, как известно, есть закон забвения. Примирения. Что правильнее?» Гаук сказал: «Я не знаю, что пра­вильно, но наша страна, которая на­несла такой урон Европе и миру, должна все время помнить, помнить и помнить».

Ирина Щербакова, руководитель просветительской программы «Мемориал», рассказывает: «Я познакомилась с Гауком в середине 90-х, на каких-то общест­венных мероприятиях. Один раз даже в промежутке была такая смешная история, в пинг-понг с ним играла, потому что стоял там пинг-понговский стол. Во­об­ще он человек очень яркий, которого совершенно не забудешь, не забудешь манеру говорить, не забудешь голос, не забудешь некоторые эпизоды, которые он рассказывал. Я, например, очень хорошо помню, как он рассказывал о Холокосте, как простые, обычные немцы вытесняли это из своего сознания. И вот он рассказывал, я это очень хорошо запомнила, как его собственные родители об этом не упоминали. «Ну, были там евреи, ку­да-то они исчезли. Что случилось с ними, никто не знал, и куда они делись. Потом уж узнали после войны». Он пришел как-то к ним, и увидел, что они сидят оба перед телевизором, и оба плачут. А это они смотрели пущенный в это время по западному телевидению американский сериал «Холокост». И они сказали: «Боже мой, мы же никогда не думали, это были наши соседи…»

«Историческим» было названо посещение президентом Германии Йоахимом Гауком мемориального комплекса в де­ревне Орадур-сюр-Глан. Вместе с главой Французской республики и двумя вы­жив­шими в результате расправы жителями деревни Йоахим Гаук – первым из немецких президентов – почтил память 642 муж­чин, женщин и детей, казненных эсэсовцами дивизии «Рейх» в июне 1944-го.

«Мне 73 года, – заявил Гаук, – я родился во время войны и очень хорошо знаю, что такое чувство вины. Хочу сказать близким погибших в Орадур-сюр-Глан: немцы знают о зверствах, совершенных во время той войны».

Главы двух государств посетили церковь, где были сожжены живьем женщины и дети, амбары, в которых расстреляли мужчин деревни. Они пересекли руины, остающиеся нетронутыми с 1946 го­да, когда это место было объявлено историческим памятником.

Обозреватели сравнили посещение Орадур-сюр-Глан главами двух государств с визитом Франсуа Миттерана и Гельмута Коля в 1984 году на поле сражения Вердена, где шли наиболее ожесточенные бои Первой мировой.

Германия – не тонущий корабль

Йоахим Гаук в ежегодном летнем интервью второму каналу немецкого общественно-правового телевидения ZDF вы­сказался в поддержку политики кабинета канцлера Меркель в отношении беженцев и безопасности. Несмотря на вызов, который бросает стране необходимость интеграции сотен тысяч приезжих, положение Германии не вызывает опасений: «Не могу представить себе главу правительства, которая, выступая пе­ред народом, говорит: «Мы не справимся». К чему вообще голосовать за такого человека?» Так федеральный президент Гаук поддерживает политику Ангелы Меркель и её ставший знаменитым лозунг «Мы справимся». «Германия не оказалась в положении тонущего корабля, она даже не в центре урагана: то, что нас раскачивает – это шквальные порывы ветра, но это те порывы, которые способны немного разъединить наше общество», – сказал президент. Он также заявил, что преодоление проблемы беженцев и их интеграция в германское общество будет задачей не одного поколения немцев.

На одном из международных семинаров, представляя Германию, Гаук выразил обеспокоенность тем, что некоторые страны ЕС стали относиться к роли ФРГ скептически, с недоверием.

«Я хочу заверить наших соседей, что ни один немецкий политик не стремится установить в ЕС диктат Германии», – сказал президент ФРГ. Он подчеркнул, что, говоря об усилении роли Европы, в Берлине имеют в виду «европейскую Германию, а не немецкую Европу». Аплодисментами встретили собравшиеся призыв Гаука к гражданам Великобритании не выходить Евросоюза: «Мы хотим ви­деть вас с нами. Вы внесли свой вклад в спасение Европы во время Второй мировой войны, это и ваша Европа».

В заключение президент Германии призвал страны ЕС развивать ещё более тесное сотрудничество, слаженно проводить совместную финансовую и экономическую политику. «Наше европейское сообщество должно быть свободным и толерантным», – сказал он, призвав не ограничивать интеграцию лишь экономикой, а укреплять её на основе общих ценностей.

Отношение к России

В интервью Гаук подчеркнул, что его критическое отношение к России не связано с тем, что его отец содержался в исправительном лагере в Сибири, и что он ценит российскую культуру и с уважением относится к населению страны, но не разделяет позицию российского руководства.

Награды и почётные звания

Гаук награждён орденом «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия» 1-й степени – офицерским крестом, а также Большим офицерским крестом этого же ордена.

С 1999 года – почётный доктор теологического факультета Ростокского университета, с 2001 года – почётный доктор философского факультета Йенского университета.

В 2010 году стал лауреатом литературной премии Ганса и Софи Шолль за книгу воспоминаний «Зима среди лета».

5 октября 2016 года в ходе официального визита в Германию короля Швеции Карла XVI Густава Йоахим Гаук был возведён в рыцари ордена Серафимов.

Семья и личная жизнь

У Гаука от брака есть четверо детей, трое из которых переехали в ФРГ ещё в 1980-е годы. С 1991 года Гаук жил отдельно от жены, тем не менее, официального развода не было. С 2000 года его подругой является баварская журналистка Даниэла Шадт.

P.S.

Президент ФРГ Йоахим Гаук в ходе своего визита в Китай балансировал на грани критики и дружелюбия. Но одного вопроса ему не удалось избежать и здесь – планирует ли он пойти на второй срок?

«Сколько Вам заплатил Spiegel за этот вопрос?» – ответил Гаук.

В конце февраля 2017 года Федеральному собранию предстоит избрать нового президента Германии. Первый пятилетний срок полномочий Йоахима Гаука истекает в марте. Бывший лютеранский пастор из Ростока не стал выдвигать свою кандидатуру на второй срок из-за преклонного возраста, к февралю 2017 го­да Гауку уже исполнится 77 лет.

Поиски новой кандидатуры – серьёзная головная боль для берлинских политиков. Йоахим Гаук заявил, что его большое пожелание – не сделать поиски преемника поводом для партийных споров. «Правящей коалиции и остальным партиям придётся напрячься – и они напрягутся – чтобы достичь согласия или преодолеть разногласия демократическим путём».

Автор: Александр Бойко, член Союза журналистов Германии

Click to listen highlighted text!