Журнал Берлинский Телеграф

Оппозиция в сети. Политики раскрыли секрет, как стать популярными блогерами

Известным сегодня может стать любой, даже заклейменный пропагандой оппозиционный политик. Без раскрутки в крупных СМИ, без протектората и материальных вливаний. Потребуется лишь аккаунт в соцсетях и кое-что еще. О секретах на пути к сердцам белорусов Naviny.by рассказали популярные, по версии соцсетей, оппозиционные политики.


Хороший политик — известный политик. Если для одних популярность — это способ повысить самооценку и заработать, то политики-звезды распространяют информацию и идеи, влияющие на нашу с вами жизнь. Это их рабочий инструмент. Посему везде, где это возможно, государство регулирует конкуренцию с Лукашенко за народную любовь.

Однако с приходом электората в соцсети руки у власти становятся все короче. Этим с удовольствием пользуются лидеры оппозиционных движений, бывшие экс-кандидаты в президенты и депутаты. Оппозиция поселилась в сети и начинает делать там успехи.

Рейтинг в фейсбуке: это фрики или серьезные политики?

С июля в фейсбуке публикуется еженедельный рейтинг страниц политиков. Занимается этим Денис Тихоненко — основатель колсантинговой компании, политолог по образованию, помощник оппозиционного депутата Анны Канопацкой. Составление рейтинга — личная инициатива Дениса.

«По активности политиков в соцсетях можно понять, это фрики или реальные серьезные политики. Я выбрал страницы, наверное, всех активных на сегодня белорусских политиков, а также бывших кандидатов в президенты. Сейчас в рейтинге 18 страниц, но публикую я первую восьмерку, участники которой либо активны в сети, либо имеют большое количество подписчиков. Если кого-то не заметил, то всегда готов включить таких людей в рейтинг», — рассказал Денис Тихоненко в интервью Naviny.by.

Насчет репрезентативности собеседник отметил: в рейтинг попадают только общественные страницы, а не личные профили. Это особенность фейсбука. Поэтому, например, в рейтинге нет Анатолия Лебедько и других. Но, по словам Дениса Тихоненко, для реального политика важно пользоваться всеми возможностями соцсетей для коммуникации. Поэтому большинство западных политиков имеют именно общественные страницы, а не личные профили.

Соцсети могут принести много пользы политику. Денис Тихоненко выделяет два преимущества:

«Соцсети позволяют видеть и анализировать степень вовлеченности аудитории в обсуждение тех или иных вопросов, связанных с политической деятельностью. Плюс нужно учитывать, что в Беларуси запрещены соцопросы негосударственными структурами. В соцсетях же их можно совершенно спокойно провести и узнать мнение достаточно большого количества граждан», — рассказывает помощник депутата Канопацкой.

Кстати, страница Анны Канопацкой в фейсбуке занимает 8-ю строчку в рейтинге по объему аудитории, но с огромным отрывом лидирует с показателем вовлеченности подписчиков в фейсбучные дела депутата.

Романчук: мои посты читают чиновники

Экс-кандидат в президенты, экономист Ярослав Романчук занимает первую строчку фейсбучного рейтинга с наивысшим количеством подписчиков его страницы — более 7 300 человек. В соцсети «Одноклассники» у него более 12 тысяч подписчиков, во «Вконтакте» еще 6 тысяч.

Это результат целенаправленной работы, которую политик ведет, чтобы продвигать идеи свободы самым разным аудиториям. Ярослав Романчук в интервью Naviny.by рассказал, без чего невозможно снискать популярность в соцсетях.

«Нельзя себя скрыть. Вы общаетесь на разные темы, высказываете свое мнение, комментируете. Если вы делаете это постоянно, успешно отвечая на события, которые происходят в стране и зарубежом, то вы становитесь интересны, люди вас читают. Бывали такие случаи, когда люди из малых городов просили осветить их проблему, я писал — и вопрос в итоге решался», — рассказал Романчук.

Но если все так просто, почему в соцсетях так мало чиновников?

«Есть люди, которые сторонятся СМИ, соцсетей. У них есть разные причины: живут прошлым, нечего сказать, считают соцсети чем-то вроде бульварного чтива, недостойного высоких мужей. Многие нобелевские лауреаты ведут колонки для ведущих изданий мира. И сегодня нечто подобное может сделать каждый из нас. Сегодня мы сами можем сделать то, что давно нужно было сделать чиновникам: информировать про нашу страну, про возможности», — считает оппозиционный политик.

С чем Романчук идет в сетевой народ?

«Для меня соцсети — это адвокатирование идей, создание и продвижение альтернативы той социально-экономической политике, которая проводится в нашей стране. Это мой вклад в противодействие фейк-новостям, пропаганде и апелляция к правде и фактам», — говорит Ярослав Романчук.

Посты в соцсетях — это своеобразный диалог с людьми, которые принимают решения в стране и пытаются каким-то образом повлиять на социально-экономическую политику. Романчук считает, что это работает. Он уверен, что его внимательно читают представители власти: «Чиновники или используют мои идеи для вопросов другим чиновникам, или сами на других площадках высказываются «за» или «против» моих идей».

Чего только стоит апелляция Лукашенко к Ярославу во время последней встречи президента с белорусскими журналистами.

Дмитриев: не люблю искусственный пафос

Страница лидера «Говори правду» Андрея Дмитриева в фейсбуке занимает третью строчку рейтинга политиков — 6,3 тысяч подписчиков, на личный аккаунт политика подписано 7 тысяч пользователей, аудитория в твиттере — 2,5 тысячи, видео в одноклассниках смотрят порядка 15 тысяч человек. Но сам Андрей Дмитриев не считает это успехом.

«Для меня социальные сети просто инструмент, продолжение того, что я делаю в жизни. Реагирую на то, что важно людям, и предлагаю решение. Социальные сети — это не боевой листок, а скорее разговор. И чем ближе он к разговору в жизни, тем лучше», — рассказал Дмитриев в интервью Naviny.by.

Политик не делает ставку на регулярность обновлений, для него важнее оставаться живым человеком в глазах электората.

«У меня нет графика. Есть, о чем сказать, пишу, нет — так нет. Не выдавливаю из себя искусственно. Иногда день такой насыщенный, что в фейсбуке поделиться нечем. Потому что сложить это в одно, да еще и текстом — не получится передать эмоции и суть. Вообще не люблю пафос и стараюсь, чтобы у меня он тоже не зашкаливал. Делюсь из личного тем, что меня самого радует или удивляет», — говорит Андрей Дмитриев.

Канопацкая: секреты на то и секреты

Оппозиционный депутат Анна Канопацкая считает соцсети самым эффективным инструментом коммуникации с электоратом. Политик делает акцент на человечности в общении.

«Во время ночного стрима в Молодечно 10-11 марта, который просмотрели 12 тысяч человек, когда были задержаны лидеры правоцентристской коалиции, благодаря интернет-трансляции ночью, один мужчина принёс к РОВД горячий кофе и бутерброды», — вспоминает Анна Канопацкая.

Через соцсети Канопацкая собирает вопросы от простых граждан, чтобы задать их во время отчета правительства перед депутатами. В рамках проекта «Народный Закон» вместе с ответственными гражданами и помощниками Анна ведет подготовку законопроекта по изменению избирательного законодательства. Подключиться к работе может абсолютно любой человек.

«Благодаря соцсетям, многие из тех возможностей, которые раньше были только оффлайн и на которые приходилось тратить значительные ресурсы, сегодня доступны: освещение своей деятельности, определение реакции людей на те или иные вопросы и проблемы, организация мероприятий, координация массовых действий», — резюмирует политик.

Каким образом Анна вовлекает своих подписчиков в активную коммуникацию в соцсетях, политик предпочитает не афишировать: «Секреты на то и секреты, чтобы ими оставаться. Могу сказать лишь одно, в моей команде работают профессионалы своего дела».

Мотолько: лояльные блогеры не интересны аудитории

Хотя Антон Мотолько не политик, на своей странице он часто подымает общественно важные вопросы: можно ли фотографировать в магазинах, почему в Минске массово вырубают деревья, как спасти Осмоловку.

Мы попросили у Антона оценить активность политиков в соцсетях.

«Если раньше политиков в соцсетях было днем с огнем не сыскать и каждое их появление было чуть ли не новостным поводом, то сегодня их стало больше. Их присутствие стало более естественным: уже не выглядит все так, будто пишет нанятый smm’щик. Я бы не сказал, что качественно это дает какие-то инфоповоды или помогает решить какие-то проблемы. Я называю это «бла-бла-бла», но это хотя бы какая-то видимая активность. Например, Андрей Дмитриев. Он постоянно что-то пишет, комментирует, спрашивает, сам отвечает на вопросы. Но мое мнение очень субъективно: я вижу и оцениваю только тех, кто для меня интересен, на кого я подписан в соцсетях», — поделился своими наблюдениями Антон Мотолько.

Для Мотолько соцсети — реально работающий инструмент. Он считает, что политики недостаточно его используют. По мнению активиста, соцсети помогают нащупывать проблемы и обсуждать их.

«Даже человеку, которого никто не читает, запись в соцсети при правильном продвижении — упомянуть, например, кого-то — поможет актуализировать его вопрос. Ведь при репостах количество аудитории растет в геометрической прогрессии. И люди начинают организовываться и что-то делать. Вот отряд поиска пропавших людей «Ангел» очень успешно работает с помощью соцсетей: запускает волну, когда дети теряются», — приводит пример Мотолько.

В соцсетях есть чиновники, но значимых фигур уровня министров по-прежнему не хватает. Исключение разве что министр торговли Владимир Колтович, который прославился своими селфи в вышиванке.

Антон Мотолько считает, что государственные политики не очень-то инициативны из-за системы. Когда появится внутренняя конкуренция во власти, чиновники подтянутся в соцсети.

«В госсфере мало возможностей высказать свое мнение, особенно если оно идет в разрез с государственной позицией по спорным вопросам. Банальный пример — партия Гайдукевича с их скаканием по вопросам национальной символики, их однозначная поддержка военных парадов. Хотя, казалось бы, партия может набрать много политических очков, но они высказывают свою лояльность государству. Возможно, поэтому и я не вижу государственных лиц в соцсетях, и они не интересны большому количеству людей», — считает популярный блогер.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!