Журнал Берлинский Телеграф

Отложить не значит отменить

Как Россия и Германия прокладывают мост к отмене санкций

В немецком Байройте XXII Межправительственная российско-германская комиссия по вопросам российских немцев выделила очередной транш – 66,3 млн рублей от России и 9,5 млн евро от ФРГ российским немцам. О том, как Москва и Берлин в условиях взаимных санкций намерены тратить эти средства, в интервью «Российской газете» рассказывает уполномоченный правительства ФРГ по делам переселенцев и национальных меньшинств, депутат бундестага Хартмут Кошик.

«РГ»: Из-за санкций Межправительственная комиссия по вопросам российских немцев не работала два года. И вдруг в 2016 году в Омске выделяет солидные деньги российским немцам. В 2017-м в Байройте еще больше. Как будто нет санкций. Что случилось?

Х. К.: Есть старая немецкая пословица: «Отложить не значит отменить». Комиссия именно отложила сотрудничество до лучших времен. Они, надеюсь, приближаются.

«РГ»: Время снятия санкций?

Х. К.: Я надеюсь, что наши правительства смогут продвинуть отношения двух стран таким образом, что мы забудем о них. В этом смысле российские немцы и наши соотечественники, которых вы называете бывшими российскими немцами, а мы поздними переселенцами – естественный мост во взаимоотношениях двух стран. Это капитал, который надо использовать. И не для «бла-бла-бла» типа гуманитарной помощи, а для переформатирования отношений двух стран. Например, через бизнес-проекты. Я знаю, что недавно в Сочи бундесканцлер Ангела Меркель и ваш президент Владимир Путин говорили о том, что поздние переселенцы смогли в ФРГ за последние пять-семь лет создать 4000 рабочих мест. А русские немцы так осмелели, что ведут переговоры о поставках российских комплектующих для предприятий в Германии. Это пока штучные примеры, но это вектор – через экономику укреплять межгосударственные связи. И я рад, что мой российский коллега Игорь Баринов (руководитель Федерального агентства по делам национальностей – «РГ») развивает не только культурную, но и экономическую составляющую наших отношений. Вот скоро в Омске и Калининграде будут экономические форумы, куда собираются бизнесмены почти всех федеральных земель ФРГ.

«РГ»: Германия выбрала путь вкладывания в организацию жизни немецких общин СНГ – сооружения комбинатов быстрого домостроения, пивоварен и сыроварен, школ и больниц. Он себя оправдывает?

Х. К.: После воссоздания Немецкого национального района на Алтае и создания Азовского района в Омской области федеральное правительство предприняло много инфраструктурных мер, прежде всего в сфере строительства жилья и мелкого производства, но поначалу и в этих районах доля немцев в общем количестве населения уменьшалась за счет эмиграции в Германию. Сейчас немецкие колонии в Азово и на Алтае растут за счет эмиграции немцев из Казахстана и Киргизии. Есть примеры возвращения немецких семей из Германии. Но я бы не преувеличивал его размеры. Часто ваши бывшие соотечественники возвращаются по делам бизнеса, который тормозят санкции, но возвращаются в ФРГ из-за нерешенности вопроса статуса немцев в России.

«РГ»: Вы имеете в виду то, что в 90-е годы, когда советских немцев реабилитировали, вопрос воссоздания их автономии, в частности, республики на Волге, так и остается открытым?

Х. К.: Его основу составляет «Протокол о сотрудничестве между Правительством РФ и Правительством ФРГ с целью поэтапного восстановления государственности российских немцев» от 1992 года. Это основа всех наших проектов в России. Разумеется, реабилитация – это внутреннее дело России и репрессированной этнической группы, немцев. Недавно российские немцы вновь подняли вопрос о статусе их самоорганизации. Повод – указ президента России о мерах по реабилитации репрессированных народов Крыма. Мы следим за развитием ситуации.

«РГ»: На переговорах в Байройте вы отказали российским немцам в их просьбе прислать в российские немецкие автономии преподавателей немецкого языка из Германии. Почему?

Х. К.: Язык – основа сохранения национальной идентичности. В этом смысле мы много сделали и делаем для сохранения немецкого языка в России. Но у нас есть другие немецкие меньшинства. Перед ними тоже надо выполнять свои обязательства. Например, в Румынии всего 2 процента немцев в немецких районах, а 98 процентов их населения тоже хотят учить немецкий. Подобная ситуация в Дании, Чехии и Венгрии. К тому же, внутри Германии растет поток мигрантов с арабского Востока. Он тоже требует квалифицированных преподавателей немецкого языка. В этих условиях мы обязаны расставлять приоритеты.

«РГ»: Не получится так, что немалые деньги, выделенные на бизнес-проекты, из-за санкций останутся неиспользованными?

Х. К.: Думаю, Межправительственная комиссия возобновила переговоры не для этого. Мы с моим коллегой Игорем Бариновым едины в том, что хотелось бы сотрудничать не только в сфере культуры, но и в сфере промышленности, особенно сельского хозяйства и туризма. Да, санкции оказывают на немецкий и российский бизнес давление. Нам мешают и не менее важные препятствия – условия инвестирования, сложности законодательств двух стран. У этих проблем нет быстрого решения. Поэтому даже если допустить, что завтра санкции будут сняты, и завтра мы проснемся, и все расцветет – такого не будет.

Владимир Емельяненко (rg.ru)

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!