Журнал Берлинский Телеграф

Отношения Минска и Вильнюса подпорчены мирным атомом и военными учениями

Противоречия между Беларусью и Литвой накапливаются. Остается надеяться, что они не до конца испортят двусторонние отношения.

В 2010 году, казалось, что отношения Беларуси и Литвы потеплеют, но крест на этих надеждах поставили президентские выборы и жестокий разгон мирной манифестации

Напряженность вышла на новый уровень

Очередным конфликтогеном послужило интервью литовского президента Дали Грибаускайте телекомпании LRT. В нем к числу стоящих перед Литвой вызовов и угроз было отнесено соседство с Беларусью и Россией и использование белорусской территории для «агрессивных игр, направленных против Запада».

В связи с этим в белорусское внешнеполитическое ведомство был вызван литовский посол, которому заявили, что использованная лексика является оскорблением для нашей миролюбивой страны, «вносящей реальный и общепризнанный вклад в дело укрепления безопасности региона».

Дипломату также напомнили, что дружественные белорусско-литовские отношения скреплены договором о добрососедстве и сотрудничестве, действующим уже более 20 лет.

Правда, современная практика наглядно демонстрирует, что соглашения такого рода отнюдь не являются страховкой от самых неожиданных эксцессов. Так, заключенный в 1997 году аналогичный российско-украинский «Большой договор» не предотвратил агрессию Москвы.

Примечательно также, что нынешняя — самая, пожалуй, жесткая за последнее время по отношению к Беларуси — риторика была использована тем лидером государства — члена Евросоюза, который единственный пригласил к себе белорусского коллегу (в сентябре 2009 года). Более того, годом позже г-жа Грибаускайте сама посетила Минск, что тоже было (и остается) неординарным событием.

В Вильнюсе Лукашенко искал опору для моста между Востоком и Западом

Тогда она была подвергнута жесткой критике со стороны радикальной части белорусской оппозиции за ряд высказываний, которые были расценены как жест поддержки Александра Лукашенко накануне президентских выборов.

В частности, он был охарактеризован как «гарант политической и экономической стабильности Беларуси, ее независимости», а вот белорусская оппозиция была названа «несерьезной и не имеющей шансов на любых выборах».

В свете этого возникает естественный вопрос, что же привело к столь резкой перемене взглядов главы литовского государства.

Главный камень преткновения — АЭС

Хронологически первой причиной охлаждения стали, безусловно, брутальные действия белорусского режима, начавшиеся 19 декабря 2010 года, когда была разогнана Площадь в день президентских выборов. Объединенная Европа, как известно, отреагировала на репрессии достаточно жестко. И Литва (даже будь у ее руководства желание сохранить наметившуюся позитивную тенденцию в отношениях с Минском, что маловероятно), никак могла остаться в стороне.

А уж после объявленного в скором времени решения белорусского руководства начать строительство атомной электростанции в Островце, то есть близ литовской границы, Вильнюс заимел и собственную обиду.

Не исключено, кстати, что ранее литовского президента подталкивало к контактам с белорусским партнером намерение уговорить его отказаться от этого варианта. Что, как видим, не удалось.

Вообще-то опасения литовской стороны, тем более с учетом того обстоятельства, что станция будет расположена всего в пятидесяти километрах от Вильнюса, трудно назвать необоснованными. К тому же строит электростанцию Россия, авторитет которой по части атомных разработок и особенно качества их реализации, мягко говоря, не безупречен.

Официальный Вильнюс: БелАЭС представляет угрозу нацбезопасности Литвы

Тем не менее, несмотря на все призывы и демарши литовской стороны, а также серьезные технические инциденты, имевшие место в процессе строительства, оно продолжает вестись с упорством, достойным лучшего применения.

Минск не обращает внимания даже на то, что в результате категорической позиции Вильнюса — отказаться от закупки электроэнергии со скандальной АЭС (что могут поддержать и другие страны ЕС) — у Беларуси возникает серьезная проблема с реализацией излишков этой самой электроэнергии.

Следствие чужой игры

Наконец, омрачает двусторонние отношения и общая ситуация, складывающаяся в последние годы в регионе. Агрессивное поведение Кремля, вылившееся в аннексию Крыма, острый конфликт с Украиной, вызывает вполне закономерное беспокойство на Западе, в том числе в Литве.

К сожалению, в усиливающееся противостояние из-за чрезмерно тесной связи с Россией оказывается втянутой и наша страна. В частности, имеются в виду назначенные на сентябрь белорусско-российские военные учения «Запад-2017», которые, как опасаются соседи Беларуси, могут быть использованы для подготовки очередной российской агрессии.

Грибаускайте: учения «Запад-2017» — демонстрация подготовки России и Беларуси к войне с Западом

Трудно сказать, насколько эти опасения оправданны. С одной стороны, Москва вроде бы сейчас не в том состоянии, чтобы обострять конфронтацию с Западом. В то же время ее непредсказуемость не позволяет исключить даже самые, казалось бы, невероятные сценарии, причем речь идет о чересчур серьезных вещах, чтобы их можно было игнорировать.

Соответственно, если добавить еще и напряжение в вопросе АЭС, эмоциональная реакция литовских политиков особого удивления не вызывает.

***

В общем, складывающаяся на литовском направлении обстановка сегодня не внушает большого оптимизма. Какие-то издержки, по-видимому, неизбежны, и в частности, скорее всего, станут еще более туманными перспективы запуска многострадального договора о малом приграничном движении между двумя странами, подписанного еще в 2010 году.

Хотелось бы верить, что окончательно скатиться к конфронтации не позволят достаточно эффективное экономическое взаимодействие и время, которое развеет опасения Вильнюса. Не оказалось бы только, что оно, напротив, их подтвердит.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!