Журнал Берлинский Телеграф

Первые 100 дней президента Южной Кореи: популярность, критика, реформы

Президент Республики Корея (РК) Мун Чжэ Ин официально приступил к своим обязанностям 10 мая. В РК президентский срок составляет пять лет. Но уже за первые 100 дней президент Мун дал понять своим гражданам: грядут перемены. В энергетике, в здравоохранении, во внешней политике. Реакция южнокорейцев не заставила себя ждать: рейтинги одобрения бьют рекорды.

Страна рекордов

В ноябре 2016 года экс-президент страны Пак Кын Хе, ныне находящаяся под стражей по обвинениям во взяточничестве и злоупотреблении властью, побил антирекорд популярности. Рейтинг одобрения ее деятельности рухнул до ничтожных 5%. А в одном из регионов страны был зафиксирован показатель в 0%.

На этом фоне безусловным триумфатором выглядит новый президент – представитель либеральной Демократической партии. Его рейтинг одобрения колебался в диапазоне от 75 до 85%. Причем в возрастной группе от 30 до 40 лет рейтинг достигал и 90% – абсолютный рекорд в истории независимой Южной Кореи.

Крупнейшие СМИ страны объясняют столь беспрецедентную популярность эффектом маятника. На фоне погрязшей в коррупции Пак Кын Хе, не любившей общение с прессой и прислушивавшейся к своей подруге-сектантке, либеральный, оптимистичный и не любящий формальности Мун Чжэ Ин казался южнокорейцам почти идеальным претендентом на пост главы государства. Эту точку зрения не разделяли разве что однопартийцы Пак Кын Хе.

Как заявила председательница Демократической партии Чху Ми Э, администрация нового президента имеет “самый высокий и самый стабильный уровень одобрения” за всю историю страны.

Реформы

Предыдущие два президента РК – Пак Кын Хе и Ли Мён Бак – представляли интересы крупнейшей в стране консервативной партии. Пришедший им на смену либерал Мун Чжэ Ин практически с первого дня начал претворять в жизнь комплексные реформы.

Под прицелом нового президента оказались: налоговая политика, образование, судебная система, рынок труда, национальная система здравоохранения и гендерная политика.

Мун пообещал создать почти миллион новых рабочих мест в госсекторе (из них 110 тысяч – в 2017 году), а также повысить минимальный размер оплаты труда. Уже в июле Национальное собрание одобрило проект, оцениваемый в $9,8 млрд и направленный на создание 2,5 тыс. рабочих мест.

Обратился президент и к ядерной энергетике: ни одного нового ядерного реактора для АЭС не будет построено, заявил он. Мун пообещал “открыть дверь в пост-ядерную эру”.

Мун Чжэ Ин объявил о запуске в следующем году масштабной реформы здравоохранения, которую национальные СМИ уже прозвали “Moon care” (по аналогии с Obamacare экс-президента США Барака Обамы).

Оппозиция, тем временем, жалуется на то, что южнокорейскому бюджету эти реформы могут оказаться не под силу.

Один из высокопоставленных членов ныне оппозиционной Свободной партии Кореи (СПК) напомнил, что на проведение реформ Мун Чжэ Ина понадобится 178 трлн вон ($156 млрд), но президент “не уточнил, откуда будут идти финансовые ресурсы”.

При этом одна из предложенных президентом реформ не потребовала огромных финансовых вложений, но сильно ударила по позициям без того ослабленной СПК. Это реформа Национального агентства разведки РК: в июле структура спецслужбы была реструктурирована так, чтобы свести свое влияние на внутреннюю политику страны к минимуму. Ранее спецслужбу обвиняли в том, что она манипулировала общественным мнением в пользу консерваторов.

Кроме того, Мун закрыл программу, предполагавшую к 2018 году наладить публикацию школьных учебников по истории государственными структурами, запущенную Пак Кын Хе. Южнокорейские СМИ пишут, что благодаря этой программе экс-президент могла переписать историю и представить своего отца – Пак Чон Хи – в более выгодном свете. Пак Чон Хи возглавлял страну на протяжении 16 лет и отличатся своим жестким стилем управления и проведением политических репрессий.

Отношения с КНДР

Во время своей избирательной кампании Мун Чжэ Ин заявил, что готов возобновить диалог c Пхеньяном, а его главная задача – установление мира на Корейском полуострове. Вновь он обратился к этой задаче во время пресс-конференции, посвященной первым 100 дням на своем посту.

Мун Чжэ Ин пообещал, что на полуострове больше никогда не будет войны.

“Диалог должен начаться заново. Но нельзя быть нетерпеливыми. Чтобы преодолеть десятилетия разорванных связей, необходимо время и множество усилий”, – сказал президент.

По мнению президента, подход к КНДР должен быть более гибким, а прекондиции в отношениях с Пхеньяном, связанные с полным сворачиванием ракетно-ядерной программы, не сработают.

Такой подход Мун Чжэ Ина, родители которого бежали из КНДР в РК во время Корейской войны, резко расходится с подходом президента США Дональда Трампа. Он пообещал Пхеньяну встретить любые провокации “огнем и яростью, которой мир никогда не видывал”.

Более радикальный и воинственный подход к Пхеньяну, тем временем, разделают оппозиционеры в РК. Как пишет консервативная газета Chosun Ilbo, “мир нельзя обеспечить просьбами и мольбами”.

Впрочем, прислушаться к этим заявлениям Мун Чжэ Ину недавно помог сам Пхеньян. После июльского запуска КНДР межконтинентальной баллистической ракеты президент сообщил о размещении в ближайшей перспективе дополнительных установок американской системы ПРО THAAD. А ведь еще два месяца назад Южная Корея приостановила размещение этих систем для проведения полноценной экологической экспертизы, которая может затянуться как минимум на несколько месяцев.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!