Журнал Берлинский Телеграф

План Трампа по взаимодействию с Путиным в Сирии — и по сохранению власти Асада

На сей раз Рекс Тиллерсон действовал не по собственной инициативе, а в соответствии с указаниями.

В среду вечером, перед первой встречей Дональда Трампа и Владимира Путина госсекретарь заявил, что Соединенные Штаты готовы к созданию «совместных механизмов» с Россией с целью стабилизации обстановки и прекращения жестокой гражданской войны в Сирии.

После серии головокружительных политических изменений в сирийском вопросе администрация и источники из конгресса сообщили The Daily Beast, что команда Трампа приступает к реализации зачатков новой стратегии по Сирии. На ближайшую перспективу такая стратегия предусматривает следующие шаги:

оставить Башара аль-Асада у власти;

согласиться с предложением о зонах безопасности, которое выдвинула Россия и ее союзники;

сделать ставку на сотрудничество с Москвой, включая использование российских войск для патрулирования в отдельных районах страны.

Обозреватели уже давно подозревали, что именно такой план выйдет из-под пера Трампа, несмотря на его заявления о том, что Асаду «нет места» в руководстве Сирией и ее народом. Главные помощники Трампа, начиная с Джареда Кушнера и кончая бывшим советником по национальной безопасности Майклом Флинном, на протяжении нескольких месяцев настаивали на более тесном взаимодействии с Россией по Сирии.

Информированный высокопоставленный сотрудник администрации обсудил новую стратегию с The Daily Beast, выдвинув условие, что его слова будут только пересказывать, но не цитировать, поскольку он не уполномочен обсуждать этот вопрос официально. Его рассказ подтвердили два источника из Белого дома и один из конгресса.

Цель новой стратегии заключается в том, чтобы нанести окончательное поражение так называемому «Исламскому государству» (запрещенная в России организация — прим. пер.). Сейчас сирийские союзники Америки, действующие при поддержке спецназа, наперегонки пытаются обсуждать более важные вопросы о том, что произойдет, когда они очистят от ИГИЛ такие места как оплот джихадистов в Ракке. К своему сожалению, США поняли на примере Ирака, что если не будет настоящей действенной силы, защищающей территорию от боевиков, они обязательно вернутся.

Ситуацию осложняет сближение на спорной территории тех сил, которые пользуются поддержкой США и России. Вероятность столкновений в освобожденных от ИГИЛ районах очень высока. Если возникнет хаос, ИГИЛ может снова получить путевку в жизнь. В сирийском Манбидже, захваченном в августе прошлого года Сирийскими демократическими силами во главе с курдами, жители-арабы жалуются на своих так называемых освободителей, которые открыли двери для возвращения режима Асада и установления его власти.

По словам высокопоставленного источника, взаимодействие с русскими, цель которого не допустить таких столкновений и их перерастания в конфликт между великими державами, — это просто признание реальности.

Но это поднимает вопрос о том, кто будет управлять населенными пунктами, когда оттуда будут изгнаны отряды ИГИЛ.

По словам этого источника, Соединенные Штаты не намерены передавать Асаду освобожденные от ИГИЛ территории. Американские войска также не будут обеспечивать порядок в этих районах и следить за соблюдением режима прекращения огня. В тех районах, которые освободят союзники США, такие как Сирийские демократические силы, они сами будут выполнять эти задачи. Но в районах, подконтрольных Асаду, часть работы по патрулированию ляжет на плечи российской военной полиции, как это случилось в Алеппо. Еще больше ситуацию осложняет то, что и турки тоже готовы направить свои войска, которые в настоящее время дислоцируются на сирийской территории, отвоеванной в прошлом году у ИГИЛ.

Составные части данного плана были разработаны в последние месяцы. Американские и российские военные использовали так называемый канал деконфликтизации во избежание конфронтации и усиления напряженности. Этот канал связи продолжает работать, несмотря на трения, возникшие после того, как американцы в прошлом месяце сбили сирийский военный самолет. В целом появилась работоспособная методика взаимодействия в боевых условиях, в рамках которой проамериканские силы и российско-сирийско-иранские войска действуют рядом, но раздельно. Случай со сбитым самолетом показал русским, что Соединенные Штаты готовы защищать своих союзников. В результате они стали более серьезно относиться к недопущению конфликтных ситуаций.

И тут появился Тиллерсон.

За столом с Путиным

Перед отъездом на саммит «Большой двадцатки» госсекретарь назвал «зоны деконфликтизации» доказательством того, что Россия и США готовы к «дальнейшему движению вперед». Такое продвижение, по словам Тиллерсона, может включать «создание вместе с Россией совместных механизмов по обеспечению стабильности, в том числе, бесполетных зон, наблюдателей за соблюдением условий прекращения огня на местах, и организацию скоординированной доставки гуманитарной помощи». По словам высокопоставленного чиновника, все перечисленное Тиллерсоном основано на уже созданном российско-американском механизме деконфликтизации.

Самое важное — это слова Тиллерсона о том, что Россия и Америка могут «работать совместно, обеспечивая стабильность на местах, что заложит основы для достижения успеха в решении вопроса о политическом будущем Сирии».

Тиллерсон и прежде выдвигал внешнеполитические предложения, однако Белый дом отвергал их. Трамп проигнорировал стремление Тиллерсона остаться в рамках Парижского соглашения по климату, отдал часть важных дипломатических полномочий по ближневосточному урегулированию своему зятю Кушнеру, а в прошлом месяце поддержал Саудовскую Аравию, установившую блокаду Катара сразу после того, как Тиллерсон призвал к примирению.

Но на сей раз все иначе.

Следует ожидать, что план госсекретаря будет обсуждаться в пятницу на встрече Трампа с Путиным, когда кроме них за столом из числа американских официальных лиц будет присутствовать только Тиллерсон. После этой встречи он полетит в Турцию, где план по Сирии наверняка будет включен в повестку обсуждения.

По словам высокопоставленного чиновника из администрации, предложение Тиллерсона — это предварительный шаг, мера по наращиванию доверия. Это будет попытка понять, смогут ли давние противники работать вместе в интересах прекращения конфликта. У этой идеи есть множество критиков. Когда госсекретарь президента Обамы Джон Керри предлагал наладить ограниченное сотрудничество с Россией с целью прекращения огня в Алеппо в 2016 году, Пентагон и конгресс, где главенствовали республиканцы, громко выразили свое неудовольствие.

Оно было вызвано в основном давним недоверием к России. Но была и другая причина — разные цели США и России в Сирии. Россия вмешалась в сирийский конфликт, чтобы поддержать своего клиента Асада, когда его войска быстро теряли территории под напором наступавших повстанцев. При Обаме США придерживались такой позиции, что из-за зверств Асада ему не место в Сирии, и он должен уйти.

По словам высокопоставленного чиновника из Белого дома, администрация по сути дела отказалась рассматривать вопрос о том, что делать с Асадом, заявив, что это очередная уступка с учетом неудобной ситуации. Более неотложным и срочным является вопрос о том, как справиться с ИГИЛ и как убедить Россию принять участие в обеспечении хрупкой стабильности после его разгрома. Скажет об этом администрация Трампа вслух или нет, но пока она проявляет готовность мириться с сохранением власти Асада, если он продолжит борьбу с ИГИЛ.

«Конечно, такова наша политика [по отношению к Асаду], — рассказал в четверг The Daily Beast один высокопоставленный представитель Белого дома. — Это естественный вывод из того, что мы сделали».

Именно этого ждали многие обозреватели, однако отношение Трампа к Асаду никак нельзя назвать твердым и решительным. После избрания Трамп сказал корреспонденту The Wall Street Journal, что он скептически относится к оказанию помощи сирийской оппозиции. К концу марта Тиллерсон и представитель США в ООН Никки Хейли уже говорили, что уход Асада это не приоритет.

Но прошло несколько дней, и Асад, расценив это как зеленый свет со стороны Вашингтона, осуществил атаку с применением зарина в северо-западном городе Хан Шейхун. Трамп неожиданно нанес удар «Томагавками» по сирийской авиабазе, которую использовали русские. За несколько часов до удара Тиллерсон полностью поменял свою позицию по Асаду. «После того, что он сделал, возникает уверенность, что ему нет места в руководстве Сирией и ее народом», — заявил он.

Вскоре после этого удара советник Трампа по национальной безопасности Герберт Макмастер подчеркнул недопустимость применения химического оружия, и возникло впечатление, что администрация Трампа уже не добивается смены режима. На прошлой неделе Белый дом пригрозил Асаду новым ракетным ударом, обнаружив признаки очередного химического нападения, а Тиллерсон обсудил этот вопрос со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. Если госсекретарь утвердился во мнении о том, что прежде всего надо разгромить ИГИЛ а не свергать Асада, то Хейли продолжает придерживаться иной позиции. Выступая на прошлой неделе в комитете палаты представителей по иностранным делам, она сказала: «В здоровой Сирии Асаду не место во власти».

Внести раскол между Россией и Ираном

Есть еще один аспект новой стратегии по Сирии, представляющий собой очень большую авантюру с далеко идущей целью: отдалить Россию от Ирана.

Никто в администрации не верит в то, что им удастся внести раскол в отношения между двумя главными спонсорами Асада в ближайшем будущем. Однако представитель Белого дома отмечает, что американская позиция, согласно которой союзники США не вернут Асаду захваченную у ИГИЛ территорию, ближе к российской позиции, чем к иранской. Иран настаивает на том, что Асад должен руководить всей Сирией, однако Кремль считает, что это нереально.

Предложения о сотрудничестве с Россией в Сирии Белый дом Трампа вынашивает уже давно. Предшественник Макмастера на посту советника по национальной безопасности Майк Флинн предлагал расширить канал деконфликтизации, создав на его основе механизм реального военного сотрудничества в борьбе с ИГИЛ. Пентагон не пошел на это — отчасти в силу того, что конгресс ввел ограничения на совместные действия такого рода. А источники из конгресса считают, что это может создать проблемы в новой стратегии по Сирии.

Сенат пока не опубликовал свою версию законопроекта о военном бюджете. Но источник из конгресса сообщил, что в той версии, которую готовит комитет по делам вооруженных сил, будет сохранен запрет на сотрудничество с российскими военными. Этот источник предвидит, что новая стратегия по Сирии, предусматривающая сохранение власти в руках Асада, встретит противодействие в конгрессе, в том числе, со стороны ястребов, таких как председатель комитета Джон Маккейн. Когда Тиллерсон и Хейли впервые выдвинули идею о том, чтобы Асад остался у власти, Маккейн осудил ее, назвав «фаустовской сделкой с Асадом и Путиным, которая зиждется на пустом обещании о сотрудничестве в борьбе с терроризмом».

Официальный представитель Совета национальной безопасности заявил: «Мы готовы рассматривать самые разные варианты обеспечения стабильности в Сирии. Но я бы не хотел говорить об этом до переговоров с русскими».

Согласиться с российским предложением о мире

Такой подход к Сирии не только наталкивается на оппозицию в конгрессе, но и ставит США в неудобное положение, когда они молча соглашаются с мирным процессом, инициированным Россией, Ираном и Турцией. Собравшись в столице Казахстана Астане без участия Америки, эти страны предложили создать в Сирии четыре «зоны деэскалации» для демилитаризации, возвращения перемещенных лиц и беженцев, оказания гуманитарной помощи и восстановления жизненно важных услуг. То, что основными составителями плана стали союзники режима, вызвало возражения у оппозиции, которая отвергла его, назвав промежуточным этапом к восстановлению власти Асада.

Высокопоставленный представитель администрации признал, что в такой стратегии присутствует определенный риск. Деконфликтизация потребовала огромных усилий, и скорее всего, так будет и впредь. Этот представитель связал снижение насилия последних дней с мирным процессом в Астане, однако отказался назвать эти переговоры успешными.

Кроме того, США сделали большую ставку на курдов из Сирийских демократических сил, которые контролируют территорию на границе с Турцией, в то время как Анкара считает входящие в СДС Отряды народной самообороны террористической организацией. У России более четкая и ясная политика, чем у США, и заключается она в поддержке Асада. Кроме того, она не раз срывала действия США в Сирии, причем даже те, которые, по мнению американских официальных лиц, соответствуют российским интересам.

А поскольку Асад несет ответственность за разрушения в Сирии, самый важный вопрос новой стратегии относится к долгосрочной перспективе, и Трамп с Путиным не смогут дать на него ответ во время своей встречи. Он заключается в том, как будущие поколения сирийцев будут смотреть на США, которые смирились с Асадом во имя разгрома ИГИЛ.


Свой материал для статьи предоставили Асавин Субсэнг (Asawin Suebsaeng), Лахлан Маркей (Lachlan Markay), Бетси Вудрафф (Betsy Woodruff) и Рой Гутман (Roy Gutman).

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!