Журнал Берлинский Телеграф

Познер рассказал о Первом канале и о том, что санкции на русских не действуют

Владимир Познер выступил в качестве интервьюируемого на латвийском радио “Балтком”. Отвечая на вопросы Вадима Родионова, известный журналист, телеведущий и общественный деятель объяснил, что административные и экономические меры, принимаемые властями США против путинского режима, бессмысленны и даже вредны, поскольку усиливают в России антилиберальные настроения.

“Санкции, которые приняты в отношении России, в особенности последние, которые не читаны большинством людей, они не разбираются в этом, на самом деле очень сильно затрудняют бизнес, и это чувствуется все больше и больше. Как однажды довольно неосторожно сказал премьер Медведев, “денег нет”. “Интеллигенции сегодня неуютно в России. С одной стороны, та, которая занимается бизнесом, и с другой стороны, та, которая занимается творчеством и ощущает растущее давление. То, что происходит, например, сейчас с фильмом “Матильда”. Он получил удостоверение, будет показан, нет вопросов, его рекламируют. Но тот факт, что вокруг этого фильма вот такой накал, он о многом говорит. Это говорит о росте определенных настроений. И, к сожалению, это связано с санкциями. Притом, что мои американские коллеги не понимают того, что санкции эти, вот если им задать вопрос: а для чего вы это делаете? Ну цель-то какая-то должна быть. Значит, если ваша цель – изменение режима российского, то позвольте вас заверить, что это нереально, на Россию это не действует, такие вещи. Не получится. Если вы думаете, что вы загоните народ в такое состояние, что он восстанет, это тоже не так. К сожалению, то, что вы делаете, вызывает только рост антиамериканских настроений и играет на руку наиболее реакционным, антилиберальным, антизападным слоям населения”, – объяснил Познер.

Вместе с тем, он косвенно сравнил нынешний российский режим с самыми мрачными периодами в истории России, проведя параллель между нынешним расцветом театрального и искусства и “золотым” и “серебряным” веками русской литературы, которые приходились на упомянутые жестокие времена:

“Такого бума театрального, какой сегодня есть в Москве, я еще не видел нигде, – рассказал журналист. – Это просто невероятное такое вспыхивание театра. И есть интересные фильмы. Вместе с тем, есть жуткое противодействие. Вы понимаете, я всегда задавался вопросом, ну почему вот золотой век русской литературы – Пушкин, Лермонтов, Гоголь и так далее – связан с очень мрачными временами Николая Первого, с разгромом декабристов. Непонятно. Почему серебряный век попадает на начало революции. Там тоже невероятное… И в поэзии и в живописи. К счастью, мы не знаем, почему это происходит. И я бы наделся, что никогда не будем знать. Тайна великая, она пусть тайной и остается. Но фактически сегодня вот в этом смысле в России вот очень много интересного”.

Познер рассказал, что хотя информацию в России можно получить любую через небольшие СМИ, но самые широкие информационные потоки государство держит под контролем и следит за их содержанием:

“Я не могу это назвать цензурой, потому что цензуры официально нет, но на самом деле получается так, что телевидение, которое является главным источником информации для подавляющего большинства россиян, целиком и полностью управляется властью. Есть ВГТРК, оно просто принадлежит власти, и есть Первый канал, где сорок девять процентов государственные, но это ерунда, это все понимают, что это сто процентов. И наконец есть НТВ, которое принадлежит “Газпрому медиа”, “Газпром медиа” принадлежит “Газпрому”, а уж Газпром – и не надо говорить кому”.

Познер объяснил, почему не может интервьюировать для Первого телеканала всех, кого захочет, и почему:

“Были люди, некоторых, к сожалению, уже нет, которых я хотел пригласить, и было изначально понятно, что это невозможно. Просто невозможно. А потому, что генеральный директор Первого канала Василий Львович Эрнст должен отчитываться перед правительством, перед властью, и он прекрасно понимает, что есть ряд людей, которых они не хотели бы видеть на Первом канале. Я е знаю, я с ним подробно об этом не говорил, но ему очень нравится быть генеральным директором, он, кстати, очень толковый генеральный директор и очень талантливый человек. Вместе с тем, он высокопоставленный чиновник, и вот в нем две эти вещи, так сказать, борются и не могут объединиться никак. Ну я понимаю, что рисковать своим положением, чтобы Познер мог взять интервью у Навального, таким образом знакомя очень многих с тем, кто такой Навальный, он не хочет. Он не хочет рисковать”.

На вопрос о том, знает ли Познер что-то о происходящем на Первом канале, в частности, об уходе Малахова и Олежко, тот ответил: “Вы знаете, я не хотел бы комментировать, потому что я не знаю. Я знаю, что рейтинг программы Малахова “Пусть говорят” стал падать. Это я знаю. Что там дальше, встречался с ним Эрнст, говорил, не говорил, ставил ли какие-то, я не знаю. Ну, уходит и уходит. Я вообще не понимаю, почему это так важно”.

На вопрос о том, не стала ли программа “Пусть говорят” своего рода зеркалом России, причем страшным зеркалом, Познер ответил, что такие программы – типично американское явление, и это даже не зеркало, а “характерная часть чего-то, но не более того, и таких программ очень много в мире”, поскольку все любят посмотреть сквозь замочную скважину на что-то интимное.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!