Журнал Берлинский Телеграф

«Предупреждения не было». Минчанин рассказал, как в него стрелял милиционер

Продолжается процесс по делу минчанина, которого подстрелил сотрудник милиции. При этом Андрей Гаврош не потерпевший, а обвиняемый — судят его за сопротивление милиционеру. По версии следствия, мужчина напал на сержанта, который прибыл по жалобе соседей, пытался завладеть табельным оружием и нанес ему легкие телесные повреждения. Сам Андрей был дважды ранен. Из военного госпиталя его увезли в СИЗО.


Обвиняемый Андрей Гаврош

Обвиняемый рассказал о своей встрече с милиционером 1 января. До этого в квартиру приходил сосед со второго этажа, жаловался на шум. Андрей Гаврош заявил, что спокойно на это отреагировал, отключил колонки от телевизора. Через некоторое время послышался звонок в домофон.

«Я хотел позвонить соседям, а милиционер это принял за нападение»

«Сотрудник милиции подошел к порогу, представился. Сказал, что на нас пожаловались по поводу шума, — рассказал Гаврош. — Я ответил, что у нас никакого шума нет. Спросил, от каких соседей поступила жалоба. Он сказал, что ему не положено это сообщать. Дальше я сделал шаг к нему. Еще раз попросил сказать, кто пожаловался. Поднял руку вверх, указывая, что могли соседи с верхнего этажа звонить в милицию. И полез рукой в карман за телефоном. Хотел позвонить соседям из 74-й квартиры, моя комната граничит с двумя их комнатами. Возможно, милиционер принял это за нападение. Но я хотел, чтобы они подтвердили, что никакого шума от нас нет. В этот момент сотрудник милиции меня ударил, я не удержался на ногах, начал спиной вваливаться в тамбур. Пытаясь удержаться, схватился за него. Потом машинально вытолкнул милиционера из тамбура. Он отошел на два шага в сторону лифта, я в тот момент уже оказался за порогом и снова полез в карман за телефоном. В этот момент раздался выстрел. Что это было, я не понял».

Инцидент со стрельбой на пр. Любимова. Что рассказывают соседи

Предупреждающего выстрела, по словам Гавроша, не было. Дальнейшие воспоминания даются обвиняемому с трудом. Говорит, что у него подкосились ноги, он начал падать. Помнит, как лежал на лестничной площадке головой к лифту. Кто-то из девушек кричал: «Вызовите скорую!» После этого парень потерял сознание, очнулся уже в военном госпитале.

По словам Андрея Гавроша, в новогоднюю ночь он выпил менее бутылки водки. Однако освидетельствование показало в его крови 1,88 промилле алкоголя.

Пока раненый лежал в больнице, к нему в госпиталь пришли сотрудники ЖЭСа, составили протокол за шум в квартире. Суд оштрафовал Гавроша на 350 рублей.

В больнице обвиняемый провел 17 дней. 18 января его из госпиталя забрали сразу в СИЗО. Все это время молодой человек находится под стражей.

Пострадавший милиционер: куда были произведены выстрелы, сказать не могу

Пострадавший милиционер Руслан Соловьев заявил, что Гаврош вел себя агрессивно: «Он обращался ко мне «ты», спрашивал, сколько мне лет. Посылал, нецензурно выражался. Потом сказал, что отобьет мне голову».

Во время потасовки Соловьев заметил, что у него раскрыта кобура с табельным оружием. Милиционер пришел к выводу, что это сделал Гаврош, чтобы завладеть пистолетом. И сам достал оружие. По словам Соловьева, он на словах предупредил, что будет стрелять. Но предупредительного выстрела не сделал. Более того, со слов милиционера выходит, что все три выстрела он произвел произвольно.


Признанный потерпевшим сотрудник милиции Руслан Соловьев

«Я сказал ему: прекрати, иначе буду стрелять. Но он опять направился в мою сторону, схватил мою руку с табельным оружием. Левой рукой взялся за ворот майки, началась борьба. Он тянул пистолет к себе. Получается, мы начали перетягивать пистолет, произошел выстрел, вниз. Борьба продолжалась, было еще два выстрела. Куда они были произведены, не могу сказать. Дальше Гаврош начал оседать вниз».

Эти слова противоречат официальному комментарию минской милиции о произошедшем.

«Милиционер произвел предупредительный выстрел, но он не возымел действия. Наш сотрудник был вынужден стрелять в мягкие ткани, чтобы обездвижить человека», — заявил 1 января пресс-секретарь ГУВД Мингорисполкома Александр Ластовский.

«Перетягивали пистолет». Судят минчанина, подстреленного на Новый год

У Соловьева не было при себе ни газового баллончика, ни резиновой палки. На вызов он отправился один. В суде постоянно менял показания по этому поводу. Сначала заявил, что других свободных сотрудников в это время не было. Потом сказал, что ему предлагали дождаться напарника, но он решил, что «по-быстрому сходит на визит и вернется работать с задержанным».

Еще один важный момент — на форме Соловьева нашли следы крови другого человека (не Гавроша). На вопрос, как она туда попала, милиционер заявил: «Бывают люди, которым плохо, у них могла кровь потечь».

Пострадавший моральный иск не заявлял, он просит, чтобы Гаврош компенсировал ему только поврежденную форму — 87 рублей.

Обвиняемый говорит, что одежду милиционера не повреждал. Более того, он помнит, как Соловьев стоял на лестнице в шапке и обмундировании, никаких повреждений у него не было, рука с пистолетом была вытянута в сторону квартиры. Такие же показания дали гости, которые отмечали Новый год в квартире Андрея Гавроша.

Начальник Соловьева: резиновую дубинку я ему не выдал, она мне самому могла понадобиться

В суде начали допрашивать коллег Руслана Соловьева. Старший инспектор дежурной части Константин Летницкий рассказал, что сначала на вызов в дом по проспекту Любимова он направил сотрудников Голикова и Лосика. Однако они сообщили, что везут в опорный пункт административно задержанных. Тогда Летницкий отправил на визит Соловьева, который должен был дождаться напарников в арке дома.

Через несколько минут поступил звонок от Руслана Соловьева. «Он сказал дословно: у меня огнестрел», — пояснил Константин Летницкий. — Сколько было выстрелов я не выяснял, но в магазине не хватало трех патронов».

Старший инспектор дежурной части заявил, что Соловьев имел право прибыть на вызов в одиночку. Однако отказался пояснить, каким ведомственным нормативно-правовым актом это регламентировано. «Это для служебного пользования документ», — заявил свидетель.

Также он отказался ответить, сколько в дежурной части было резиновых палок. У Соловьева, напомним, при себе дубинки не было.

«Если драка, то я дубинку выдаю, а тут была жалоба на шум, — сказал Летницкий. — У меня были административно задержанные. Не исключал, что палка понадобится мне самому. Сколько всего палок в дежурной части, я отвечать отказываюсь».

Руслан Соловьев на предыдущем заседании рассказал, что на всю дежурную часть была всего одна резиновая палка, а газовые баллончики сотрудники милиции должны приобретать за свой счет. «Мой баллончик закончился, новый просто не успел купить», — пояснил он.

Поскольку Константин Летницкий является начальником Соловьева, у него попросили дать характеристику сотруднику.

«Ни одного правонарушения, проступка он не совершил, — заявил свидетель. — Уравновешенный, устойчивый сотрудник. Профессионально подготовленный, физически развит, психологически и морально готов к несению службы».

На предыдущем заседании, напомним, стало известно, что в армии Соловьев не служил, так как считал это потерянным временем. Подготовку в течение шести месяцев проходил в Центре повышения квалификации, средний балл по итогу — «тройка». В 2016 году на учебных стрельбищах ни разу не попал по мишени «силуэт», получил «неуд».

Летницкий одним из первых увидел Соловьева, когда тот вернулся в дежурную часть. «У него были взъерошены волосы, на шее были синяки, то есть его пытались душить», — рассказал в суде свидетель.

На первом допросе следователю, утром 1 января, про телесные повреждения он ничего не говорил.

Показания в суде дал врач скорой помощи, который приехал на вызов к Андрею Гаврошу.

«На лестничной площадке лежал мужчина, крови было много, — пояснил Александр Ефименко. — Ранение было в стопу, в область лопатки, еще была рана на плече».

Пациент находился в сознании. Врачи спрашивали, кто и почему в него стрелял.  «Он сказал, что открыл двери, а сотрудник милиции начал в него стрелять. Говорил, что не знает причину, мол, просто так. Ну и еще нецензурные выражения были в сторону сотрудника милиции, по поводу этой ситуации, наверное», — рассказал врач.

По его словам, Гаврош не отрицал, что выпивал в новогоднюю ночь, однако речь его была связная и разборчивая.

Бывший коллега потерпевшего: на вызове должно быть два милиционера, это вопрос безопасности

Итак, сегодня на суде стало понятно, что потерпевший милиционер Руслан Соловьев вообще не должен был один идти на вызов в дом по проспекту Любимова.

Его бывший коллега Максим Голиков пояснил, что изначально этот вызов передали ему и его напарнику Лосику, но они в этот момент везли в дежурную часть четырех административно задержанных. Соловьев сам принял решение не дожидаться, пока освободятся коллеги, и направился в шумную квартиру.

Голиков подчеркнул: сотрудники на вызов всегда выбывают по двое. «Есть ведомственные документы, это вопрос безопасности», — пояснил он.

Дом, где произошла трагедия, находится рядом с отделом милиции. Через несколько минут поступил сигнал от Руслана Соловьева, что он стрелял по человеку.

«Мы забежали в подъезд, — пояснил свидетель. — Соловьев был потрепанный, взъерошенный. Я принял решение его вывести, чтобы не было конфликта, там собралось много людей».

Потерпевшего милиционера доставили в отдел милиции, куда через несколько минут прибыло милицейское руководство. В частности, был заместитель начальника Московского РУВД Николай Руцкий, который, по словам Соловьева, беседовал с ним.

Руцкий второй день приходит на заседание суда, однако пока допрошен не был.

Милицейские начальники прибыли в дежурную часть раньше скорой помощи. Врачи, которые осматривали Руслана Соловьева, сообщили, что за их спиной все время стояли два подполковника. Предварительный диагноз, который поставили потерпевшему, — закрытая черепно-мозговая травма.

«На виске была небольшая гематома, — пояснила следователю фельдшер. — Других видимых повреждений не было».

В суде начали изучать письменные материалы дела. На следующей неделе продолжат допрос свидетелей.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!