Журнал Берлинский Телеграф

Россия в СБ ООН заблокировала десятое вето по Сирии

Совет Безопасности ООН в четверг вновь стал ареной дипломатических баталий по Сирии между РФ и западными странами, добивающимися привлечения Дамаска к ответственности за якобы совершенные химические атаки. Заседание ознаменовалось очередным обменом выпадами между союзниками и оппонентами сирийского правительства, а также вторым за последний месяц заблокированным Россией несогласованным проектом резолюции, предложенным США. Это уже 10-й случай применения вето Москвой при рассмотрении документов, касающихся конфликта в Сирии, на чем ожидаемо заострили внимание американцы и их сторонники.

При этом альтернативный документ, подготовленный Россией совместно с Китаем, не набрал необходимые для принятия девять голосов. В поддержку этого текста, помимо РФ, высказались Боливия, Казахстан и Китай, в то время как семь делегаций, в том числе США, Великобритании и Франции, выступили против. Еще четыре члена СБ – Египет, Сенегал, Эфиопия и Япония при голосовании воздержались.

По завершении трехчасовой сессии все члены Совбеза остались при своих мнениях, а в роли проигравшего оказался Совместный механизм ООН и Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) по расследованию химических атак в Сирии (СМР), срок полномочий которого истекает 17 ноября.

Первая попытка продлить работу следственной комиссии, которая за два года деятельности обвинила Дамаск в четырех случаях применения отравляющих веществ, была предпринята США 24 октября – за два дня до того, как она представила свой седьмой по счету доклад. В нем следователи возложили ответственность за нападение с применением зарина в городе Хан-Шейхун 4 апреля 2017 года на сирийские власти, а за атаку с использованием сернистого иприта в населенном пункте Марат-Умм-Хош 16 сентября 2016 года – на боевиков террористической группировки “Исламское государство” (ИГ, запрещена в РФ). Американский проект резолюции был заблокирован Россией, которая через несколько дней обнародовала результаты оценки подготовленного следователями отчета, заявив, что он “носит любительский характер”, а содержащиеся в нем выводы основаны на “дилетантской методологии”.

Взаимоисключающие проекты

2 ноября Россия и США внесли в СБ ООН новые проекты резолюции о продлении срока полномочий СМР. Документы предусматривали продление мандата следственной комиссии на разные сроки: российский – до 16 мая 2018 года, а американский – на 24 месяца с момента принятия резолюции. В то время как Москва предлагала усовершенствовать механизм и исправить допущенные им ошибки, США настаивали на том, чтобы оставить его работу без изменений, что категорически не устраивало Россию. При этом в американском тексте содержится угроза принятия мер по главе VII Устава ООН, которая допускает введение санкций и применение военной силы.

Позднее Соединенные Штаты переработали свой текст, включив в него некоторые российские положения, и в таком виде вынесли его на голосование в четверг, несмотря на предупреждения Москвы, назвавшей документ неприемлемым. Как заявил в четверг постоянный представитель РФ при ООН Василий Небензя, “ничего сбалансированного в американском проекте не было”. “Главные акценты американского текста не менялись на всем протяжении экспертных дискуссий. В него вносились лишь косметические изменения, не закрывающие ни одного из слабых мест следственных органов по химическому досье Сирии”, – констатировал он.

Неизбежное вето

Заседание Совбеза началось с выяснения того, чей проект резолюции будет рассмотрен первым. Небензя требовал сначала вынести на голосование американский текст, в то время как постпред США Никки Хейли настаивала на обратном порядке.

В итоге было решено провести процедурное голосование, и верх одержали США и их сторонники. Сразу после этого Небензя объявил об отзыве российского проекта резолюции, и дальше заседание развивалось по плану Москвы. Позднее он объяснил журналистам, почему добивался именно такого порядка рассмотрения документов.

“Наша резолюция не прошла бы – это очевидно, наши партнеры не были готовы ее принять”, – сказал дипломат, добавив, что Россия понимала, что ее текст не наберет нужное число голосов. “Следующая резолюция – американская – непременно была бы заветирована нами , и по этому поводу началась бы беспощадная пропагандистская кампания. Впрочем, пропагандистская кампания уже наверняка идет”, – отметил Небензя, призвав следить за пресс-релизами американского постпредства и заявлениями других западных стран.

Он обратил внимание, что на заседании Совбеза те не давали “оценки роли СМР”. “Мы слышали о роли России во всем этом процессе. Звучало только одно слово: “Россия”, “Россия”, “Россия”, – поделился наблюдениями постпред РФ.

Нечистоплотная история

Незадолго до этого, выступая на заседании Совбеза, Небензя выразил уверенность в том, что реальной целью Соединенных Штатов и их союзников при вынесении текста на голосование было поставить под сомнение роль России в сирийском урегулировании. Он подчеркнул, что именно такая точка зрения прозвучала в выступлении британского постпреда Мэттью Райкрофта. По словам российского дипломата, тот “проговорился и выдал главную вещь, вокруг которой был задуман и состоялся этот спектакль”.

“Британский постпред сказал, что России нет места в политическом процессе в Сирии. Вот ради чего затевалась вся эта нечистоплотная история: поставить под сомнение роль России в политическом процессе сирийского урегулирования”, – отметил Небензя.

В своей речи постпред Великобритании не только поставил под сомнение усилия РФ по урегулированию конфликта, но также попытался обвинить Москву в пособничестве ИГ. “Благодаря российскому вето боевики “Даиш” (арабское название ИГ – прим. ТАСС) будут торжествовать вместе с [президентом Сирии Башаром] Асадом”, – сказал Райкрофт, назвавший Россию “стороной конфликта” в арабской республике.

Не менее резко высказалась и Хейли, которая утверждала, что “Россия убила Совместный механизм по расследованию” химических атак. “Лишив нас возможности установить личность тех, кто стоит за нападениями, Россия подорвала нашу способность предотвратить будущие атаки”, – заявила она. По словам дипломата, Россия своими действиями продемонстрировала, что “принимает использование химического оружия в Сирии”.

Антироссийские инсинуации она продолжила призывом не доверять Москве в качестве партнера по урегулированию конфликта в Сирии. “Применив [право] вето для того, чтобы убить механизм по [расследованию химических атак в] Сирии, который привлекает использовавших химическое оружие к ответственности, Россия доказала, что им нельзя доверять в работе по политическому урегулированию в Сирии”, – написала Хейли на своей странице в “Твиттере”.

Незадолго до начала заседания постпред США также обвинила Россию в том, что та избегала контактов с американской стороной, и в течение недели в постпредстве РФ якобы не отвечали на звонки. “А когда я попыталась позвонить Василию [Небензе], по какой-то причине он оказался недоступен”, – сказала дипломат. В своем выступлении в Совбезе постпред РФ опроверг утверждения коллеги, отметив, что они не соответствуют действительности. “Наши эксперты выходили на связь столько раз, сколько выходили на них”, – сообщил он.

Разногласия практически во всем

Показательным моментом стало то, что члены Совета Безопасности оказались разделены даже в вопросе о том, когда именно истекает срок полномочий СМР. Как сообщил после заседания журналистам постпред Франции при ООН Франсуа Делаттр, некоторые делегации полагали, что СМР прекратит существование в полночь пятницы по нью-йоркскому времени (08:00 мск), в то время как другие настаивали, что комиссия может продолжать работу еще в течение суток.

По словам Делаттра, дипломаты обратились за советом к юристам, и те пришли к заключению, что у Совбеза есть еще сутки на то, чтобы договориться. Председательствующий в СБ в ноябре итальянский дипломат Себастьяно Карди заверил, что в оставшееся время предпримет все возможные усилия для того, чтобы члены Совета преодолели разногласия и достигли консенсуса. Он также указал, что Совбез может продолжать переговоры “и после формального истечения срока” полномочий СМР.

Шанс на продолжение расследования

После заседания постпред РФ предположил, что Совет Безопасности может принять решение о техническом продлении мандата механизма на кратковременный период, чтобы дать больше времени на согласование параметров его работы на ближайшие месяцы. Небензя подчеркнул, что Россия “всегда стремится к компромиссу”, однако предупредил, что если на рассмотрение Совбеза будет внесен еще один вариант резолюции, “похожий на тот, который предложили американцы, у него тоже нет никаких шансов на принятие”.

“Мы говорили и сейчас говорим, что если СМР и суждено остаться в живых, то это должен быть механизм, который будет подлинно независимым, а не будет инструментом манипуляции теми, кто на самом деле является его истинными хозяевами”, – отметил дипломат.

Вскоре после этого Япония внесла в СБ ООН еще один проект резолюции, который предусматривает продление мандата СМР на 30 дней. Совбез уже назначил закрытую встречу на 19:00 мск, в ходе которой будет обсуждаться предложение Токио. Документ, с копией которого удалось ознакомиться ТАСС, состоит из четырех предложений. В случае его принятия генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу и гендиректору ОЗХО Ахмету Узюмджю будет поручено в течение 20 дней подготовить “предложения относительно структуры и методики Совместного механизма по расследованию, которые будут отражать взгляды членов Совета Безопасности”.

Многие временные члены Совбеза на заседании предпочли держаться в стороне от перепалок между Россией и Западом, призывая коллег найти точки соприкосновения и не ставить крест на деятельности СМР. Постпред Боливии Сача Льоренти назвал неспособность СБ ООН принять резолюцию “коллективным провалом” и призвал не искать виновных. По его словам, итоги дискуссии “были предсказуемы”, так как делегации пришли на заседание “с заранее написанными текстами”, и в результате Совет Безопасности “вновь продемонстрировал миру отсутствие единства по такому важному вопросу”.

Дипломат предложил коллегам “отложить в сторону разногласия” и найти взаимоприемлемый выход из создавшейся ситуации. Удастся ли членам СБ достичь консенсуса по этому вопросу, станет понятно в течение суток.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!