Германия Журнал Новости Общество Политика Экономика

Сколько зарабатывают на стороне немецкие парламентарии

Каждый третий депутат германского бундестага активно подрабатывает. Проблемы в этом сами народные избранники не видят. Их оппоненты уверены, что конфликт интересов неизбежен.

Лишь 45 из 655 депутатов германского бундестага занимаются только своей основной работой – принимают законы ФРГ. Остальные еще и подрабатывают, причем каждый третий – получая за это подчас немалые деньги. К такому выводу пришел социолог Свен Остерберг (Sven Osterberg), который по заказу фонда Отто Бреннера (Otto Brenner Stiftung) провел специальное исследование на эту тему. Остерберг основался при этом на данных, предоставленных самими депутатами нынешнего созыва и доступных на сайте федерального парламента.

Большинство депутатов бундестага – свыше 400 человек – работают на общественных началах, но 193 – получают за дополнительную деятельность доход. За почти 4 года, прошедшие с момента их избрания в парламент нынешнего созыва, они заработали 37,6 миллиона евро. Правда, из отчетности депутатов можно понять только приблизительно, сколько на самом деле они получили и от кого.

Приработок партии Меркель и ее баварской союзницы

Все дело в очень мягких правилах отчетности, за что их на протяжении многих лет резко критикуют организации, борющиеся с коррупцией, и многие другие. Записывать точные суммы доходов депутаты не обязаны, они лишь указывают, к какой группе из десяти возможных доходы относятся. Первая группа – от 1 000 до 30 000 евро, десятая – свыше 250 000.

Большинство указанных доходов оказалось в первой группе, но есть и депутаты, которые сумели заработать на стороне не менее 2 миллионов евро. Это, например, Филипп фон унд цу Лерхенфельд (Phillipp Graf von und zu Lerchenfeld), как выяснили участники гражданской инициативы Abgeordnetenwatch, которые в своих исследованиях основывались на данных Свена Остерберга.

В реальности заработок Лерхенфельда, представляющего в бундестаге баварский Христианско-социальный союз (ХСС), мог быть и выше 3 миллионов – ведь точную сумму в отдельных графах указывать не требуется. В основном дополнительными подработками занимаются члены фракции ХДС/ХСС канцлера Ангелы Меркель (Angela Merkel) – они составляют две трети депутатов, имеющих побочную оплачиваемую деятельность. Они же поделили между собой и 80 процентов из 37,6 миллионов евро, полученных парламентариями за 4 года. Так что это проблема именно блока консерваторов, указывает Остерберг.

Это еще не чистая прибыль

Не стоит преувеличивать значение цифр: речь идет не о чистой прибыли депутатов – помимо доходной есть еще и расходная часть. А она как раз высока у тех, кто указал самые большие суммы, как тот же Лерхенфельд, занимающийся сельским хозяйством. Да и с прибыли еще нужно заплатить налоги. Сами по себе дополнительные доходы – еще не проблема, но обращает на себя внимание их непрозрачность, объясняет социолог Остерберг. И добавляет, что на основании приведенных депутатами данных невозможно понять, какую цель преследует побочная деятельность – общественно-полезную, частную коммерческую или же представляет собой оплату лоббистских услуг со стороны отдельных лиц, предприятий или целых отраслей.

В работе известного немецкого политика из Социал-демократической партии (СДПГ) Пера Штайнбрюка (Peer Steinbrück) на футбольный клуб “Боруссия” из Дортмунда вряд ли стоит подозревать какой-то конфликт интересов. Но дополнительные доходы представительницы той же СДПГ, зампредседателя бундестага Уллы Шмидт (Ulla Schmidt) могут показаться уже более проблематичными. Она входит в попечительский совет швейцарского фармакологического концерна Siegfried Holding и заработала только за 2016 год до 205 тысяч евро.

Шмидт, долгое время работавшая министром здравоохранения, прекрасно знает ситуацию в отрасли. На запрос журналистов Der Spiegel она ответила, что заполнила все формуляры согласно действующим требованиям, а с 2009 года “политикой в сфере здравоохранения не занимается”.

Конфликта интересов депутаты не видят

Шмидт и ее коллеги по бундестагу никакой проблемы здесь не видят, считая, что умеют отделять побочную деятельность от основной. Бывший министр транспорта Петер Рамзауэр (Peter Ramsauer), который получает от Германо-арабской торгово-промышленной палаты до 130 тысяч евро в год, считает, что опубликованные данные “только вводят в заблуждение”.

Но если речь идет о вышеназванных политиках, общественность хотя бы знает, с кем они сотрудничают. А в случае с индивидуальными предпринимателями, получившими депутатский мандат, все еще менее прозрачно: они даже не обязаны указывать, от кого получают дополнительные доходы. Им по закону достаточно указать в графе “партнер №3” или “клиент №2”.

Старая проблема парламентариев

Поднимаемые автором исследования Свеном Остербергом проблема не нова. Внести большую ясность в дополнительные доходы депутатов бундестага общественные организации требуют много лет.

Сам Остерберг утверждает, что не преследовал цель показать, что парламент “покупается” лоббистами, но, по его выражению, “создается ощущение, что его можно купить”. Остерберг, как и члены инициативы Abgeordnetenwatch, требуют ужесточить законодательство и, например, запретить членам парламентского комитета по экономике занимать должности в промышленности.

Кроме того, для депутатов с побочными доходами у Остерберга есть и более альтруистические предложения: например, жертвовать дополнительные заработки на благотворительность. Зарплата по основному месту работы у немецких парламентариев с 1 июля 2016 года составляет 9 327 евро ежемесячно, указывается на сайте бундестага.

 

Источник