Журнал Берлинский Телеграф

США не намерены отказываться от ядерного оружия, хотя и не хотят его применять

 

Глава Пентагона Джеймс Мэттис

© AP Photo/Jacquelyn Martin

 

ВАШИНГТОН, 3 февраля. /ТАСС/. США не намерены отказываться от ядерного оружия. Особенно в условиях “модернизации Россией своего ядерного потенциала”. Об этом заявили в пятницу, обнародовав новую ядерную доктрину США, на брифинге для журналистов представители Пентагона.

“Ядерное оружие играет и дальше будет играть решающую роль в сдерживании ядерной атаки и предотвращении крупномасштабных военных действий с применением обычных вооружений между ядерными державами в обозримом будущем”, – отметил в предисловии к документу глава Пентагона Джеймс Мэттис.

По его словам, “ни один американский президент не предполагает применять ядерное оружие, кроме как в крайнем случае для защиты наших жизненно важных интересов и интересов союзников”. “Наша цель – убедить противников, что они ничего не приобретут и все потеряют в случае использования ядерного оружия”, – добавил Мэттис.

Проводившие брифинг официальные лица – сразу шесть человек – из минобороны, Госдепартамента и минэнерго не скрывали, что ядерная доктрина страны обновлена в первую очередь “из-за действий России”. Хотя среди стран, представляющих “ядерную угрозу” для США и их союзников, в документе, насчитывающем 75 страниц, также указаны Китай, Иран и КНДР.

Распоряжение подготовить новую доктрину Дональд Трамп отдал 27 января минувшего года – уже через неделю после вступления в должность президента. Эксперты Пентагона, консультируясь с Госдепартаментом и минэнерго, подвергли анализу, в частности, роль ядерных вооружений в современном мире, ситуацию на международной арене, количество и состав ядерных сил, необходимых для претворения в жизнь политического курса страны. Стратегия рассчитана на перспективу 5-10 лет. Предыдущая доктрина была одобрена при президенте Бараке Обаме в 2010 году.

Как заявил сразу после публикации документа Трамп, “на протяжении последнего десятилетия, несмотря на попытки США снизить роль и арсенал ядерного оружия, другие ядерные державы наращивали свой арсенал, увеличивали значение ядерного оружия в своих стратегиях безопасности, а также – в ряде случаев – продолжали развивать новые ядерные возможности, чтобы угрожать другим народам”.

“Предыдущие администрации США воздерживались от крайне необходимой модернизации ядерного оружия, инфраструктуры и средств доставки”, – продолжил он. “Ядерная доктрина 2018 года направлена на то, чтобы справиться с этими вызовами”, – указал Трамп.

По его словам, обновленная стратегия нацелена на то, “чтобы применение ядерного оружия стало менее вероятным”. “Она укрепляет ядерное сдерживание, подчеркивает нашу приверженность контролю над вооружениями и ядерному нераспространению, сохраняет мораторий на ядерные испытания, а также выражает приверженность предотвращению ядерного терроризма”, – добавил президент.

Россия – стратегический соперник

Как заверяют авторы документа, “США не имеют желания относиться как к противнику ни к России, ни к Китаю, а добиваются [выстраивания] стабильных отношений с обеими [этими странами]”. “Мы с нетерпением ждем [возникновения] условий, которые вновь позволят [США наладить] мирное и конструктивное взаимодействие с Россией”, – подчеркивается в доктрине.

Одновременно в предисловии Мэттис пишет, что Россия выработала военную стратегию, предусматривающую “ядерную эскалацию” для решения поставленных задач. “Такое развитие событий, наряду с захватом Крыма и ядерными угрозами в адрес наших союзников, ознаменовало возвращение России по ее собственному решению к конкуренции великих держав”, – отметил он.

По словам разработчиков доктрины, “наибольшую обеспокоенность вызывают политика, стратегия и доктрина национальной безопасности России, включающие акцент на угрозе ограниченной ядерной эскалации, а также продолжение разработки и развертывания [Москвой] все более широкого круга различных ядерных средств”.

“Москва угрожает ограниченным применением ядерного оружия первой, наводя на мысль об ошибочном расчете на то, что ядерные угрозы или ограниченное применение [атомных боезарядов] первой способно парализовать США и НАТО и, таким образом, завершить [потенциальный] конфликт на условиях, выгодных для России. Некоторые в США называют это российской доктриной “эскалации ради деэскалации”. Деэскалация в этом смысле проистекает из ошибочного предположения Москвы о западной капитуляции на выгодных для нее условиях”, – говорится в документе.

США следует добиться того, чтобы “российское руководство не делало просчета относительно последствий ограниченного применения ядерного оружия первым – либо регионального, либо против самих США”. “Россия должна понимать, что применение ядерного оружия первым, каким бы ограниченным оно ни было, не достигнет целей, фундаментально изменит природу конфликта и повлечет за собой неисчислимые издержки для Москвы”, – отмечается в доктрине.

Составители документа напоминают, что США и Россия “в прошлом поддерживали стратегические диалоги, чтобы не допускать выхода из-под контроля рисков в ядерной сфере”, однако за последние годы “это конструктивное взаимодействие существенно сократилось”.

При этом они заявляют, что Россия имеет “значительные преимущества” перед США и их союзниками в сфере производства стратегического и тактического ядерного оружия, активно модернизирует свой атомный арсенал и создает “новые ядерные боезаряды и пусковые установки”. В частности, в документе перечисляется, что РФ разрабатывает “по меньшей мере две” межконтинентальные баллистические ракеты, гиперзвуковую ядерную боеголовку, “новую межконтинентальную подводную автономную ядерную торпеду” и проектирует новый перехватчик для своей системы противоракетной обороны.

Обвинения в отказе от переговоров

В доктрине также утверждается, что Москва отклоняет предложения США о проведении нового раунда сокращений ядерных вооружений. “Россия отвергает усилия США, направленные на то, чтобы за [выполнением] Нового Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, именуемого американской стороной Новым ДСНВ – прим. ТАСС) последовал новый раунд сокращений [арсеналов Москвы и Вашингтона] путем переговоров, а также на сокращение нестратегических ядерных сил”, – пишут авторы документа.

Новый ДСНВ вступил в силу 5 февраля 2011 года. Он предусматривает сокращение ядерных арсеналов таким образом, чтобы через семь лет и в дальнейшем суммарные количества вооружений у каждой из сторон не превышали 700 развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков (ТБ), а также 1550 боезарядов на этих носителях.

Согласно распространенной 12 января Госдепартаментом справке, Пентагон располагал на 1 сентября 2017 года 660 оперативно развернутыми стратегическими носителями ядерных вооружений и 1393 боеголовками на них, Россия – 501 носителем и 1561 боезарядом на них.

На брифинге и.о. помощника госсекретаря США по контролю над вооружениями, верификации и проверке соглашений Анита Фридт подчеркнула, что США “открыты для потенциального контроля над вооружениями в будущем”, но для этого “нужны соответствующие условия в сфере безопасности” и “готовность партнера сделать такие же шаги, чего до сих пор не было”.

Угрозы со стороны других стран

“Китай тоже модернизирует и расширяет свои и так уже значительные ядерные силы, – указал в предисловии Мэттис. – Кроме того, Китай модернизирует свои обычные вооружения, бросая вызов традиционному военному превосходству США в западной части Тихого океана”.

“Ядерные провокации Северной Кореи угрожают миру в регионе и на всей планете, несмотря на единогласное осуждение со стороны ООН, – отмечается в документе. – Реализуемые Северной Кореей обширные программы разработки ядерного оружия и баллистических ракет позволяют сделать предположение о возможности применения Пхеньяном ядерного оружия первым”.

“Наша стратегия ядерного сдерживания Северной Кореи дает ясно понять, что последствия нанесения ядерного удара по США или их союзникам будут губительны для самого режима Ким Чен Ына. Нет такого сценария, который бы предполагал, что режим Ким Чен Ына сможет применить ядерное оружие и после этого выжить”, – подчеркнули авторы доктрины.

Что касается Ирана, то, по мнению Пентагона, Тегеран, хотя и “согласился пойти на ограничения в своей ядерной программе в Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД), он по-прежнему “сохраняет технологические возможности по разработке ядерного оружия в течение одного года, если [руководством страны] будет принято такое решение”. “Сроки действия многих из ограничений, установленных в СВПД, истекут к 2031 году, что приведет к сокращению времени, которое может понадобиться Ирану для производства расщепляющихся материалов в количестве, необходимом для создания ядерных вооружений”, – говорится в документе.

По словам разработчиков доктрины, Иран также “продолжает вкладывать средства в реализацию самой крупной программы разработки баллистических ракет на Ближнем Востоке и может в будущем угрожать” применением этих ракет с установленными на них ядерными боеголовками “в случае, если такие боезаряды будут им созданы”.

Пять постоянных членов Совета Безопасности ООН (Россия, Великобритания, Китай, США, Франция) и Германия в июле 2015 года согласовали с Ираном СВПД, направленный на урегулирование кризиса вокруг ядерных разработок Тегерана. Договоренность предусматривает отмену санкций, введенных ранее в отношении Ирана Совбезом ООН, США и Евросоюзом. Взамен Тегеран обязался ограничить свою ядерную деятельность, поставив ее под международный контроль. Соглашение вступило в стадию реализации в январе 2016 года.

Применение атомного оружия

Администрация Трампа не исключает использование атомного оружия в случае неядерного нападения на Соединенные Штаты, заявил на брифинге первый замминистра обороны Патрик Шанахан.

В самом документе говорится, что Вашингтон “рассмотрит [возможность] применения ядерного оружия только при чрезвычайных обстоятельствах, чтобы защитить жизненно важные интересы США, союзников и партнеров”. При этом уточняется, что “чрезвычайные обстоятельства могут включать существенные неядерные стратегические нападения”. К таковым отнесены, в частности, “атаки на гражданское население или инфраструктуру США, их союзников и партнеров, атаки на ядерные силы США и их союзников, их командные и контрольные структуры или системы раннего предупреждения [о ракетном нападении]”.

В доктрине отмечается, что США в понятие “неядерные нападения” включают использование потенциальным противником химического и бактериологического оружия, а также “кибератаки”.

“США не будут применять ядерное оружие или угрожать применением ядерного оружия против неядерных государств, которые являются членами Договора о нераспространении ядерного оружия и выполняют свои обязательства в области нераспространения”, – добавили авторы доктрины.

Они также утверждают, что “на сегодняшний день является неоправданной” идея взять на себя обязательство не применять ядерное оружие первым. “Политикой США остается сохранение определенной двусмысленности относительно точных обстоятельств, которые могут привести к американскому ядерному ответу”, – гласит документ.

По словам местных аналитиков, условия применения ядерного оружия, приведенные в новой доктрине, полностью совпадают с теми, которые были указаны в документе от 2010 года, за исключением “кибератак”.

Ядерная триада

В документе подтверждена “важность сохранения ядерной триады” страны – стратегических сил, включающих МБР, ТБ и БРПЛ. “Отказ от какой-либо из составляющих триады в огромной степени облегчил бы противнику планирование нападения и позволил бы противнику сконцентрировать ресурсы и внимание на уничтожении двух остающихся [ее] компонентов. Мы будем поддерживать существующие системы нашей триады до тех пор, пока не будут реализованы программы [их] замены”, – заметили составители документа.

В справке Госдепартамента указывается, что в арсенале США насчитывается 399 оперативно развернутых МБР шахтного базирования Minuteman III, еще 281 ракета – в резерве. Американские ВМС имеют в строю 212 БРПЛ Trident II, которыми вооружены стратегические атомные субмарины, еще 215 Trident II – в резерве. Пентагон также включил в число развернутых носителей 49 тяжелых бомбардировщиков – 11 Б-2 и 38 Б-52. Еще девять Б-2 и восемь Б-52 числятся в резерве.

Мэттис в предисловии к доктрине заявил, что США необходимо в следующие 10 с лишним лет более чем в два раза увеличить объем расходов на арсенал ядерного сдерживания – поддержание в боеготовности нынешних систем и разработку новых.

По оценкам бюджетного управления Конгресса США, модернизация и обеспечение сохранности и надежности ядерного оружия обойдутся США в $1,2 трлн в течение грядущих 30 лет.

Пентагон рассчитывает заменить все имеющиеся в распоряжении подлодки класса “Огайо”, оснащенные ракетами Trident II. Их сейчас насчитывается 14, и самая “старая” вступила в строй в 1983 году. Кроме того, ВВС намереваются приобрести бомбардировщик Б-21, который находится в стадии разработки, и предполагается, что каждый будет стоить примерно $550 млн.

Планируется и замена МБР Minuteman III, которые были приняты на вооружение почти 50 лет назад. Аналитики Бюджетного управления полагают, что на новые субмарины потребуется $313 млрд, на новые МБР – $149 млрд, на бомбардировщики – $266 млрд. Еще в $44 млрд в обойдутся разработки других систем вооружения.

Рекомендации по новым боеголовкам

В документе изложены, как указал Шанахан, рекомендации “по укреплению потенциала ядерного сдерживания”. Поясняется, что речь идет о планах уменьшения мощности части имеющихся в наличии ядерных боеголовок для баллистических ракет подлодок, а также разработки ядерной крылатой ракеты морского базирования.

С точки зрения стратегов Пентагона, такая крылатая ракета позволит США обеспечить “нестратегическое [ядерное] региональное присутствие”. По утверждениям разработчиков доктрины, ее создание не нарушает положения российско-американского Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Более того, данная ракета, отмечается в документе, станет одной из форм ответа США на “нарушения Россией” ДРСМД.

“Если Россия вернется к соблюдению Договора, сократит свой нестратегический ядерный арсенал и скорректирует другие формы своего дестабилизирующего поведения, то США могут пересмотреть замыслы создания [новой ядерной] крылатой ракеты морского базирования”, – гласит доктрина.

“Ни одна из этих рекомендаций не потребует создания новых ядерных боеголовок и не расширит наш ядерный арсенал”, – заверил Шанахан.

“Ядерный зонт” США

В доктрине также говорится, что под “ядерным зонтом” США в настоящее время находятся свыше 30 стран-союзниц. “Для защиты стран-членов НАТО у США есть стратегические ядерные силы, а также ядерное оружие передового базирования в Европе, – указали составители документа. – Структура наших альянсов в Азии отличается от того, что у нас есть в Европе. В Азии у нас заключена серия двусторонних соглашений. США вывели все свое ядерное оружие из Азии и полагаются [в целях ядерного сдерживания] на свой стратегический ядерный потенциал”.

Пентагон вывез с территории Южной Кореи свои ядерные заряды в 1991 году. Американское ядерное “прикрытие” союзников сейчас обеспечивается стратегическими подлодками, дислоцированными в Тихом океане, а также МБР и ТБ, базирующимися на территории США. Кроме того, по оценкам директора программы ядерной информации в Федерации американских ученых Ханса Кристенсена, США разместили около 180 тактических ядерных боезарядов в пяти странах: Бельгии, Германии, Нидерландах, Италии и Турции.

Какую ждут реакцию Москвы

Как заявила на брифинге Фридт, США проинформировали Россию о содержании доктрины до ее обнародования, равно как и Китай.

Журналисты поинтересовались у одного из ведущих разработчиков документа – заместителя помощника министра обороны по вопросам ядерной и противоракетной обороны Роберта Суфера, какая, по его мнению, последует реакция на новую доктрину со стороны Москвы. “Я не знаю, – ответил он. – Я уверен, что они не отреагируют положительно”.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!