Журнал Берлинский Телеграф

У каждого своя Македония

Протесты в Салониках, Греция, 21 января

© REUTERS/Alexandros Avramidis

В воскресенье на улицы Афин и других городов Греции выйдут тысячи граждан, не согласных с названием их северного соседа — Македони

Македоний много не бывает

Македония — понятие обширное. Есть, например, историческая Македония, на территории которой некогда располагалось античное греческое государство — родина Александра Македонского (или, как его называют на Западе, Александра Великого). Сегодня территорию этой исторической области занимают целых пять государств — Албания, Греция, Македония (БЮРМ), Болгария и даже Сербия.

В одной только Греции есть целых три Македонии. Одна из них — Западная Македония — входит в состав децентрализованной администрации Эпир — Западная Македония. Две другие — Центральная Македония и Восточная Македония и Фракия — входят в состав администрации Македония — Фракия со столицей в Салониках. При этом все три входят в географическую область Эгейская Македония.

Другая географическая область — Пиринская Македония — находится в Болгарии. Ее занимают две юго-западных области страны. Однако в названиях этих областей слово Македония никак не упоминается. Поэтому Греция Болгарии никаких претензий не предъявляет.

А вот государство Македония, почти полностью занимающее географическую область Вардарская Македония, стало у Афин бельмом на глазу.

По мнению греческого правительства, название отколовшейся от Югославии в 1991 году республики приводит к монополизации исторического региона Македония, бо́льшая часть которого (около 51%) находится в Греции. Кроме того, часть греческого общества настаивает на историко-культурной принадлежности Македонии к греческой цивилизации.

В конце концов, слово Македония в переводе с греческого означает “высокий”. А македонским царством правила греческая династия Аргеадов. При этом современное македонское государство населено в основном славянами.

На пути к компромиссу

В сентябре 1991 года свою независимость провозгласила Республика Македония. Но в 1993 году из-за разгоревшегося спора с Грецией в состав ООН страну приняли под названием Бывшая югославская Республика Македония. С тех пор почти ничего не изменилось. Не помогло Греции ни введение в отношении Македонии эмбарго, ни препятствия, которые Афины чинили республике на ее пути в НАТО и в Европейский союз.

В 2008 году, когда на саммите НАТО в Бухаресте Греция заблокировала приглашение Македонии, страны — члены блока договорились вернуться к вопросу вступления лишь после разрешения спора между двумя государствами. А министр иностранных дел Македонии Антонио Милошоский тогда заявил: “Мы — македонцы, а наша страна — Республика Македония, и она останется такой навсегда”.

Однако в конце 2017 года в Скопье и Афинах вдруг решили разрешить проблему. Причем чем быстрее — тем лучше. По результатам декабрьской встречи представителей двух стран в Брюсселе спецпосланник генсекретаря ООН Мэтью Нимиц заявил, что в Афинах и Скопье “есть положительный импульс”, и даже сказал, что разрешить многолетний спор можно менее чем за полгода.

А в январе Нимиц вновь обратился к двум странам, отметив, что “промедление и торможение в решении этого вопроса не имеет никакого смысла”.

Премьер-министр Македонии Зоран Заев заявил о намерении провести референдум, на котором будет принято новое название страны. Македонские СМИ приводили множество возможных вариантов. Например — Республика Новая Македония, Республика Северная Македония, Республика Верхняя Македония и Вардарская Республика Македония.

В Афинах тем временем пообещали представить в феврале проект договора для окончательного разрешения “македонского спора”.

НАТО придает ускорение

“Какое бы название Греция и Македония ни согласовали для Бывшей югославской Республики Македония, если это будет официально решено и закреплено в конституции Македонии, то наверняка все это признают. Но суть происходящего, надеюсь, все понимают: здесь речь идет совсем не о том, чтобы учесть какие-то общие и специфические черты двух близких народов, а о том, чтобы одну из этих стран обязательно сделать членом НАТО”, — прокомментировал в январе наладившийся диалог двух государств глава МИД РФ Сергей Лавров.

По мнению Лаврова, над разрешением спора начали активно работать лишь тогда, “когда США решили, что Македония должна быть в НАТО”.

Македония своего желания вступить в НАТО не скрывает, несмотря на протесты c поджогом флага военно-политического блока и недовольство части населения. А как заявил генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг, прибыв в Скопье 18 января, “дверь НАТО открыта для новых членов, но пересечение порога требует большой работы”.

Москва и Вашингтон сейчас признают конституционное название Македонии — Республика Македония, но обязались признать любое решение, к которому придут Афины и Скопье.

Александр Мосесов

 

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!