Журнал Берлинский Телеграф

Вернуть зрение за 10 минут: революционная технология нижегородских офтальмологов

Они изменили не только величину разреза при операции по удалению катаракты, они еще и исключили использование ультразвука. А еще они сконструировали собственную модель хрусталика и разработали для своей технологии новые хирургические инструменты. Недавнее изобретение — способ удаления катаракты через микроразрезы величиной 1 и 1,5 мм. Все эти открытия принадлежат группе нижегородских ученых во главе с доктором медицинских наук, профессором Игорем Сметанкиным — руководителем глазной клиники НОКБ им. Семашко и завкафедрой глазных болезней НижГМА — Нижегородской государственной медицинской академии.

История вопроса

Катаракта — это помутнение хрусталика глаза, то есть одной из двух основных оптических линз глаза. Когда линза мутнеет, свет в полость глаза к сетчатке начинает проходить плохо. У человека начинает снижаться зрение, в глазу появляется туман, и дальше нарушения могут быть еще серьезнее. Принято считать, что эта болезнь чаще всего возникает в преклонном возрасте, но врачи стали сталкиваться с другим.

“Больше всего подвержены заболеванию люди с какими-то сопутствующими заболеваниями: сахарным диабетом, лучевой болезнью, это некоторые системные коллагенозы, глаукома, заболевания сетчатки, которые часто сочетаются с катарактой. Но встречаем мы сейчас катаракту в изолированном виде даже у молодых людей без каких-либо тяжелых сопутствующих заболеваний — это и 30 лет, 25–28 лет, даже такие бывают”, — рассказывает Игорь Сметанкин.

Размер разреза при удалении катаракты зависит от многих критериев. Здесь важен и возраст больного, и его сопутствующие заболевания, и плотность самого хрусталика. По словам профессора Сметанкина, через миллиметровый разрез нельзя делать операцию человеку с очень плотной катарактой, в уже преклонном и старческом возрасте.

“Технология применима в основном для операций у людей достаточно молодых и активных — 40, 50, 60 лет. А 1,5-миллиметровый размер почти всем можно сделать, но тут уже используется ультразвук, потому что хрусталик становится твердым, его просто так не сломаешь, не разрежешь — ультразвук или лазерная энергия нужны, чтобы раздробить на фрагменты”, — уточняет собеседник агентства.

Сократить очереди

Чем меньше разрез, тем меньше травма для глаза и для самого пациента, говорит доктор Сметанкин. После операции с микроразрезом пациент восстанавливается гораздо быстрее, чем после стандартной операции, а значит, у больницы появляется возможность спасать зрение большему числу пациентов.

“В случае применения стандартных технологий восстановление пациента занимает около недели, при наших технологиях — несколько часов или сутки-двое. Хотя это пока в стандарты не входит”, — объясняет ученый.

Традиционно разрез, с которым работают в клиниках, составляет 2,2–2,5 мм, а раньше был еще больше — 3 мм.

“В Нижнем Новгороде семь отделений микрохирургии глаза в бюджетных клиниках, в среднем в каждом 4–5 врачей, почти все занимаются лечением катаракты. Катаракта — распространенная болезнь, поэтому все врачи-офтальмологи, хочешь — не хочешь, этим занимаются. Однако с микроразрезом кроме меня никто в Нижнем Новгороде не работает”, — рассказал Сметанкин.

Революционный метод

Во всех клиниках региона в отделениях микрохирургии глаза катаракту удаляют методом факоэмульсификации, то есть дробят ядро хрусталика ультразвуком, а затем имплантируют через разрез искусственный хрусталик.

“Я знаю несколько специалистов в стране, которые владеют этой технологией. Эти технологии пока не получили широкого распространения: чтобы поставить их на поток, кроме инструментов и оборудования необходимы соответствующие компетенции врача. Этот опыт надо передавать не студентам, не начинающим врачам, а врачам, уже имеющим опыт в хирургии. У нас пока новые технологии воспринимают с большим трудом, привыкли работать традиционно, но я думаю, что время это все изменит”, — делится ученый.

Сокращение очереди — это, конечно, хорошо, но слишком большого числа операций допускать тоже нельзя.

“Я не делаю больше 10 операций в день, хотя это возможно. Я считаю, при этом неминуемо будет страдать качество, что-то можно пропустить. Раньше я больше оперировал, но потом установил себе планку. Считаю, что не надо гнаться за количеством, больному должно быть уделено максимальное внимание”, — считает Игорь Сметанкин.

Удар не только по катаракте, но и по глаукоме

Помимо собственной технологии удаления хрусталика через миллиметровый разрез, разработки своих хирургических инструментов и искусственного хрусталика оригинальной модели, у нижегородских ученых есть и свои разработки в области глаукомы.

“Мы разработали глаукомные шунты — устройства, которые имплантируются в глаз, предназначенные для  оттока жидкости из глаза больного и, таким образом, снижения внутриглазного давления, которое при глаукоме обычно повышено”, — рассказывает собеседник агентства.

Зарубежные аналоги таких шунтов есть, но, по словам Сметанкина, разница в цене существенная: импортные шунты стоят от 20 до 40 тыс. рублей, а российская разработка может стоить от 5 до 10 тыс. рублей. Кстати, этой разработкой занимался целый коллектив врачей, не только из НижГМА, но и из областной клинической больницы им. Семашко, из Приволжского окружного медицинского центра ФМБА и МНТК Микрохирургии глаза им. академика Федорова.

“Я считаю, что это перспективно, что нужно разрабатывать свое, а конечный итог — это улучшение оказания офтальмологической помощи нашим пациентам. Почему в других регионах разрабатывают? Мы тоже должны работать так, чтобы нашим больным было лучше”, — признается Сметанкин.

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!