Журнал Берлинский Телеграф

“Вот тогда я понял, что все совсем не просто и я попал”

Подвижный, спортивный отец Владислав совсем не похож на обычного священнослужителя

© Личный архив Владислава Ревенка​​

Владислав Ревенок — из села Эссо Быстринского района Камчатского края. Он единственный погонщик собак, который на участие в гонке получает благословение Петропавловской и Камчатской епархии, так как он — священник. Отец Владислав рассказал о том, как пришло решение стать каюром, о трудностях самой протяженной гонки на собаках в Евразии и о том, как за несколько часов можно крестить целое село.

Как все начиналось

Уроженец Камчатки отец Владислав был рукоположен в сан священника в 1998 году и направлен строить храм в село Эссо, которое находится в восьми часах езды от Петропавловска-Камчатского. Там он живет до сих пор, воспитывая восьмерых детей, занимаясь строительством и содержанием храма. Но есть у отца Владислава то, что существенно отличает его от других, — 24 ездовые собаки.

Ездовой спорт отразился даже на внешности православного батюшки. В спортивной одежде, с живыми улыбчивыми глазами, он совсем не похож на обычного священнослужителя.

Молодость Владислава Ревенка пришлась на перестройку и последовавший за ней экономический спад. Времена настали тяжелые: не было работы, электричество отключали на несколько суток, не было отопления. “Еще и мама заболела онкологией”. — вспоминает отец Владислав.

Именно мама стала первой из семьи Ревенков ходить в храм постоянно, за ней посещать службы начал и Владислав. Его заметил настоятель и посоветовал попробовать пойти в духовенство.

“Я подумал и решил попробовать. Съездил к старцу в Псковскую область, он благословил. Походил тут на занятия, потом семинарию заочно закончил, и меня рукоположили”, — говорит отец Владислав. Так решилась проблема с работой. Домом стало село Эссо, где за эти почти 20 лет он построил храм и создал семью, в которой воспитываются восемь детей.

Гонка “Берингия” и первая упряжка

Собак Владислав любил всегда, а гонками на собачьих упряжках увлекался еще его дедушка. В поселке, где он жил, было несколько упряжек, которые считались лучшими во всем Усть-Большерецком районе.

“Дед у меня работал каюром. Выполнял постоянно какие-то сложные задания. То нужно больного отвезти в город, то лекарства доставить, то почту, всегда его с братом просили”, — рассказывает отец Владислав, вспоминая, как постоянно подбирал на улице бродячих собак и заботился о них, пряча в подвале. Одну собаку мальчику разрешили взять домой. Она и стала первой ездовой.

Уже будучи священником, отец Владислав узнал, что на Камчатке устраивают гонку на собаках “Берингия”. Тогда же он решил во что бы то ни стало собрать свою упряжку. В 2007 году обратился за благословением в епархию, получил добро и поехал в краевой центр искать собак. Первыми в упряжку попали четыре собаки породы камчатская ездовая.

“Мне дали трех молодых необъезженных собак и Чернуху, которую, как я прочитал в книгах, надо поставить передовиком, чтобы она обучила молодых, — вспоминает собеседник. — Я их запряг, вышли на тропу, Чернуха прошла три метра, а потом затеяла драку — вот тогда я понял, что все совсем не просто и я попал”.

Однако уже весной 2008 года Владислав Ревенок заявился на участие в многодневной гонке “Берингия”, успев не только освоить азы каюрского мастерства, но и самостоятельно — по книгам и советам бывалых каюров — натренировать собак на преодоление дистанции почти 1000 км. Всего в той гонке принимали участие 15 каюров, отец Владислав пришел восьмым.

Крещение села

Одним из населенных пунктов, куда заходила “Берингия” в 2008 году, было село Лесная Тигильского района на севере Камчатки, в котором постоянно проживает чуть более 200 человек, преимущественно коряков. По традиции в населенном пункте, куда приходит гонка, обязательно устраивают концерт. На тот момент за плечами каюров было уже порядка 700 км тундры и тайги, впереди еще больше 200 км испытаний, в том числе и самый сложный на пути Карагинский перевал. Все были порядком вымотаны.

“После концерта, уставший, проведал собак и пошел спать — все каюры ночевали тогда в местном доме культуры, так как гостиниц и другого ночлега в селе нет. Захожу в зал, а там человек сто, говорят: “Батюшка, креститься хотим”, — говорит священник. — Ну что ж делать, за два часа крестил половину села”.

Оказалось, что последний раз крещение в селе Лесная проводил священник-миссионер в 1950-х годах. Ближайший храм больше чем в 100 км в соседнем селе, и добраться до него можно разве что зимой на снегоходах, так как летом транспортного сообщения нет. С того крещения теперь в селе Лесная есть не только верующие, но и собственный приход, а отец Владислав — желанный гость. Помимо этого за годы своих путешествий на упряжке батюшка провел десятки молебнов и других обрядов в отдаленных селах севера Камчатки и даже поставил православный крест на корякской земле.

“Крест мы поставили в 2010 году во время очередной гонки на самом сложном и опасном перевале, через который проходит “Берингия”, — Карагинском. Вначале соорудили деревянный, а потом заменили его на металлический, — рассказывает отец Владислав. — Однако в первоначальном виде крест простоял недолго: на следующий год медведь сломал поперечину”.

Рясу с собой на “Берингию” отец Владислав брал только на первые гонки, потом ее заменила камлейка — традиционная эвенская рубашка с большим православным крестом на груди.

Заблудившийся в тундре и Банка

Учиться каюрскому мастерству отцу Владиславу приходилось порой на собственных ошибках. Первая же гонка научила, что тормоз на нарте должен быть металлический, так как деревянный может не выдержать проезда по ветвистому кедровому стланику, и тогда затормозить можно будет, только перевернув нарту. Бывали и совсем уж экстремальные ситуации.

“Один раз потерялся, за селом много следов было, и погода такая тусклая, одинаковое все. Собаки какой-то след нашли, бежали и потом просто пропали, я смотрю, а они в овраг съехали — половина собак висит в воздухе, половина стоит на снежной полочке, — вспоминает отец Владислав. — Выбраться из оврага можно только по его дну, я тогда уже отчаялся и сказал своему псу: Шурупчик, веди!”

Собака нашла нужный след и вывела упряжку в поселок, где все смогли поесть и отдохнуть.

Некоторые собаки в питомнике Владислава Ревенка носят довольно интересные и порой необычные имена: Негр, Мулат, Пигмей, Шурупчик. Одну собаку зовут Банка.

“Сын Никита нашел как-то собачку на помойке, говорит, отец, нормальная ездовая будет. Она, пока во дворе жила, постоянно себе под куст какие-то банки таскала, так и стала Банкой”, — говорит собеседник. В итоге оказалось, что Банка — это действительно собака породы камчатская ездовая, которую, когда она еще была щенком, потерял другой каюр.

“Берингия-2018” пойдет на рекорд

Гонка “Берингия-2018” должна стать рекордной и пройти 2100 км от села Мильково Камчатского края до села Марково Чукотского автономного округа. Дистанция будет сложной — по тайге, тундре, с массой высоких перевалов. На пути гонки семь населенных пунктов, в которые она не заходила с 1991 года, когда единственный раз дистанция пролегала с Камчатки до Чукотки.

“Хочу пойти, там новые населенные пункты: Тиличики, Хаилино, Таловка, Аянка, Оклан, Слаутное на Камчатке и потом Марково на Чукотке. Из Аянки уже звонили, ждут”, — говорит отец Владислав и сразу отмечает, что сейчас главная задача для него — решить вопрос с кормами для собак. Ведь для такого длительного перехода ездовым нужна калорийная пища, а не просто витаминный комбикорм, которым их приходится кормить сейчас.

“Берингия-2018” стартует из села Мильково в марте, а финиширует только через 35 дней. На 8 апреля приходится один из главных православных праздников — Пасха.

“Я, как настоятель храма, должен встретить этот праздник со своими прихожанами, но, надеюсь, что мне дадут благословение отправиться на “Берингию” и отслужить пасхальную службу где-нибудь в отдаленном селе, где ее давно никто не служил”, — сказал собеседник.

Елена Верещака

Источник

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!