Журнал Берлинский Телеграф

Я работаю с Россией и об этой работе рассказываю. Поэтому меня не критикуют…

Возглавлять Земпероперу – это значит быть частью мировой культуры. Ханс-Йоахим Фрай ищет большего, он пишет новые страницы истории, воссоздавая Дрезденский бал или развивая оперное искусство в таких городах, как Сочи.
Как раз накануне очередного Дрезденского бала господин Фрай встретился с нами и рассказал о месте творчества в своей жизни менеджера, о русском влиянии, о своей первой книге и даже об отношениях с Владимиром Путиным.
– Г-н Фрай, кем Вы сейчас больше являетесь по роду деятельности – менеджером или режиссером?
– Я всегда сочетал оба направления. Сначала постигал искусство оперного пения, затем учился на режиссера, впоследствии ушел в менеджмент. Мне повезло, что я, будучи совсем молодым, уже имел возможность получить руководящий опыт. Особенно, когда в 31 год стал директором Оперы Земпера. Да, в течение 10 лет я не режиссировал. Только в 2007 году, когда стал генеральным директором в Бремене, то пошел по этой стезе. Когда я был молодым, у меня не было желания самому заниматься режиссурой. А в последние годы я осуществил много постановок. Например, 18 января в Москве, в Московском театре «Новая опера» им. Е. В. Колобова состоится премьера «Лючия ди Ламмермур». И как раз завтра (разговор состоялся в первой половине декабря) я еду в Москву, чтобы продолжить репетиции. К Чемпионату мира по футболу я готовлю в Большом театре большой гала-концерт. Административная деятельность и творчество – это всегда баланс. И я думаю, что в «Сириусе» я выступлю и как художественный руководитель, и как директор проекта. Но, конечно, когда подойдет очередь концерта, поставленного мной, я сосредоточусь на амплуа режиссера. Для меня очень важно не только звучание, но и визуальный ряд: свет, декорации, динамика действия. Соотношение всех составных частей в одном целом.
– При такой насыщенной творческой жизни у Вас еще есть мечты, цели? Возможно, сотрудничество с новыми театрами?
– Конечно, есть достаточно много оперных проектов, которые я хотел бы оставить. Что интересно, я еще не работал с русской оперой. Это забавно. А вот немецких и итальянских авторов в моей жизни было достаточно. Поэтому есть к чему стремиться. Но, повторюсь, я хочу соблюдать баланс между административной и творческой работой.
– В чем секрет Вашей продуктивности? Вы знаете о времени что-то такое, чего не знают остальные? Ведь Вам удается одновременно вести по нескольку больших проектов, причем на самом серьезном уровне.
– В первую очередь, это вопрос организации, наличия долгосрочного плана и стратегии. С другой стороны, я не воспринимаю такой объем работы как груз. Эта деятельность доставляет мне удовольствие. Режиссуру воспринимаю как отпуск, как отдых от менеджмента. Но признаюсь, работа с артистами – это энергозатратный процесс, ведь достижение художественного совершенства порождает много требований с моей стороны к каждому участнику труппы. Это эмоционально истощает. После такой работы я рад, что у меня есть административная деятельность.
– Без хорошей команды подобное, наверное, невозможно?
– Вы правы. В каждом проекте, в каждом театре у меня была и есть прекрасная команда. И в Линце, где я долго работал, и в Опере Земпера. Отличная команда сложилась и в Сочи, без которой было бы невозможно варьировать виды деятельности, вести несколько проектов подряд или одновременно.
– Г-н Фрай, Вы также причастны к деятельности Большого театра, являетесь консультантом генерального директора Владимира Урина. В чем заключается Ваша задача?
– Да, в последние годы я часто бываю в Москве, отсматриваю все важные премьеры и выступления, после чего мы с Владимиром Георгиевичем ведем длинные, обстоятельные разговоры, планируем авторские проекты. Как раз обсуждаем гала-концерт, посвященный Чемпионату мира по футболу, который пройдет в России в 2018 году. Или конкурсные отборы оперных певцов, такой проект мы тоже ведем.
– Ежегодный бал Земпероперы считается большим культурным событием для всей Германии. Что это значит для Вас, возглавлять организацию такого торжества?
– Это очень эмоциональная история. Ведь это мой взрослеющий ребенок. Я создавал его с самого начала, поэтому знаю каждую деталь проекта, помню каждую специфическую особенность. В первый год у нас была совсем маленькая команда, которая затем увеличилась. Сейчас в течение года над проектом работают 4 офисных сотрудника и около дюжины добровольцев из общественных организаций. Около 2500 людей из разных организаций (Volkswagen, Fernsehen, Oper) покупают входные билеты, поэтому в последние три дня количество причастных к организации бала увеличивается до 1500 человек, которые координируют, чтобы все хорошо шло. Это интересно и захватывающе.
– Кто из знаменитостей будет на сцене в этом году?
– Все детали сценария раскрыть не могу, но некоторые секреты для вас приоткрою. Ведущими праздника выступят Гвидо Мария Кречмер (модельер) и Сильвия Майс (модель). Дирижировать оркестром будет Дмитрий Юровский. Сольную партию сыграет Андре Рьё (скрипач, дирижер). Среди почетных гостей вы встретите Мирослава Клозе (футболист) и много других замечательных людей.
– По какому принципу происходит отбор участников?
– Конечно, мы стараемся пригласить лучших из лучших, а также медийных персон, как, например, Диана Дамрау (оперная певица). Впрочем, иногда мы делаем поправку на особые обстоятельства, как в том случае, когда выступала Аида Гарифуллина. Тогда мы откликнулись на просьбу звукозаписывающей компании и предоставили такую возможность, так как мы рады не только состоявшимся звездам, но и тем, кто находится только в начале своего большого пути.
– Вы, наверное, отслеживаете работу коллег, проводящих аналогичные балы в других городах мира. Не возникало идеи создать с ними совместный проект?
– Мы обсуждали возможность совместной работы с Екатерининским балом, но пока без деловой конкретики. Сейчас я вдохновлен другой возникшей перспективой. На днях у меня состоялся интересный разговор с губернатором Санкт-Петербурга. Я ему предложил провести совместный зимне-весенний бал в феврале в Дрездене и летне-осенний в сентябре в Санкт-Петербурге. Губернатору идея очень понравилась, теперь ее нужно выводить на стадию проекта. Подчеркну, что и в данном случае пока никто никаких обязательств на себя не брал, это только лишь первые задумки.
– Как Вам удается устанавливать связь поколений среди участников бала?
– Конечно, аудитория бала возрастная, так как билеты стоят приличные для молодых людей деньги. Но при этом в танцевальном действии у нас будут задействованы 200 дебютантов, которые сейчас ответственно готовятся к яркому событию в их жизни. И не забывайте, что у стен Оперы пройдет Open Air Ball. В прошлый раз на этом участке праздника выступал Винсент Вайсс (молодой популярный исполнитель). Подробности готовящегося бала я опять же пока раскрывать не буду, но уверяю, что и на этом Open Air будет солировать не менее известный молодежи музыкант.
– У Вас есть предчувствие, что ждет в будущем Дрезденский бал?
– Я удовлетворен тем, что мы стали главным балом в Германии. Для нас это очень важно, мы хотим сохранить этот статус и быть европейским центром притяжения. Конечно, Вена будет всегда оставаться Веной, но у наших балов разные форматы. Кстати, мало кто знает, что Дрезденский бал (учрежден в 1925 году) старше, чем Венский на 10 лет (1935). Но Вена после войны восстановила свои традиции намного быстрее, еще в 1950-х, а наша Опера была воссоздана только в 2006 году. И по многим параметрам Вена ушла далеко вперед. Но мы развиваем индивидуальные традиции, у нас есть то, чего нет у других: программа открытия, тот же уличный концерт. Поэтому наше будущее я вижу в развитии особенностей, присущих только нашему балу, с сохранением, конечно, традиционной бальной культуры.
– Возможно ли с нуля создать традицию проведения балов в стране, где она пока отсутствует? С чего бы Вы начали?
– Будучи в Армении, я просматривал помещения, где можно было бы провести бал, поскольку есть критерии, которые невозможно обойти. Другая важная составляющая такого мероприятия – финансовые вопросы. Кто-то должен быть гарантом, инициатором. Я знаком с Артуром Абрахамом (Артур Абрахам-Абрахамян, армянский, немецкий боксер). Он такой человек, который мог бы поддержать подобную идею. Тогда все было бы возможно.
– Сейчас Вы будете работать в Сочи. Может быть, уже даже изучаете русский?
– (смеется) Пока я рад тому, что закончил проект в Линце и могу сосредоточиться на Сочи. Конечно, будучи там, я хочу общаться и планирую в следующем году хоть в какой-то мере говорить по-русски. А пока я знаю лишь несколько слов.
– Какие у Вас отношения с президентом России Владимиром Путиным?
– Мы видимся с ним пару раз в году, и на этом всё. Я его ценю, уважаю. И он меня поддерживает.
– Вас не критикуют за сотрудничество с Россией?
– Я работаю в сфере культуры, а не политики или экономики. Я не являюсь пропагандистом. Я работаю с Россией и об этой работе рассказываю. Поэтому меня не критикуют. А еще у меня русские корни, и это объясняет мой интерес к России. Поэтому все спокойно реагируют на мой проект в Сочи. В следующем году я выпускаю книгу под названием «Научиться любить Россию» („Russland lieben zu lernen”). И уже получил от министра культуры Владимира Мединского теплый отзыв и предисловие к изданию. В книге не идет речь о политике, только о моей любви к России, о культурных влияниях, что я испытал. Я хочу таким образом обратить внимание на культуру большой замечательной страны. И пробую это делать естественным для себя способом, через мою профессиональную деятельность.
– Благодарим Вас за интересную беседу и желаем дальнейших творческих успехов

Портрет: Г-н Ханс-Йоахим Фрай

Автор: Инга Беренхардт, член Союза журналистов Германии

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014 @berlinertelegraphofiziell

Click to listen highlighted text!