Журнал Берлинский Телеграф

Жить на свой фасон

Насколько безопасно чувствуют себя евреи в Германии

Могут ли евреи все еще чувствовать себя в бе­зопасности в Германии? Во многих общинах растет беспокойство в связи с набирающим силу антисемитизмом со стороны беженцев из араб­ских стран.

Лена Штайн (Lena Stein) закуривает сигарету, преж­­де чем заговорить. На вопрос «Чувствуете ли Вы себя как еврейка все еще в безопасности в Германии?» студентка из Франкфурта-на‑Май­не от­вечает: «Я не могу так просто сказать, да или нет», и выпускает облако сигаретного дыма в морозный зимний воздух. «Это слишком сложная тема», – добавляет она. Юлиан-Хаим Суссан (Julian-Chaim Soussan) говорит, что он часто поглядывает через плечо – на всякий случай – когда идет по улице. «Это несмотря на то, что по сравнению с другими европейскими странами Германия – одна из самых безопасных, – объясняет он. – Политика здесь также крайне осторожна и не допускает возникновения антисемитизма». Тем не менее, до него тоже доходят разговоры и сомнения о том, могут ли ев­реи и дальше чувствовать себя здесь в безопасности.

Страх перед исламскими фундаменталистами

Суссан – раввин во Франкфурте-на-Майне, ев­рейская община которого – около 7000 человек – одна из четырех крупнейших в Германии. Еврейский детский сад, школа, молодежный центр, спортивный клуб, кладбище – все это является такой же неотъемлемой частью города, как и учреждения других конфессий. «Франк­фурт – мультикультурный город. Мне кажется, здесь каждый живет на свой фасон, однако в то же время мы все живем вместе», – описывает Суссан свое ощущение от города с населением около 700 000 человек. «Здесь мы получаем поддержку и защиту», – отмечает раввин. Тем не менее, сам он часто внимательно оглядывается по сторонам, «в особенности во время прогулок с семьей, и когда я ношу ки­пу». Причем, подчеркивает Суссан, в настоящее время он опасается не столько правых экстремистов, сколько «исламских фундаменталистов». То, что подобные страхи вовсе не без­основательны, подтверждает случай в Марселе, на юге Франции, где недавно на улице но­жом был ранен преподаватель еврейской школы. Нападавшие заявили, что они поддерживают террористическую организацию «Исламское государство», говорится в сообщениях СМИ. На еврейского учителя напали три человека, выкрикивавшие антисемитские лозунги. Раввин из Франкфурта, безусловно, беспокоится, что молодые мусульмане могут начать ра­дикализироваться и в Германии, несмотря на то, что в целом он доброжелательно и открыто относится к мигрантам. «Мы действительно столкнулись с дилеммой», – поясняет раввин. С одной стороны, «первоочередная задача для нас – это предоставить людям, которые бегут от войны и террора, убежище, крышу над головой, – подчеркивает Суссан и добавляет: – Мы, евреи, за нашу историю не раз оказывались в ситуации беженцев, поэтому мы знаем, каково это». В то же время он хорошо может понять тех, кто с опаской и осторожностью смотрит на прибывающих в Германию беженцев. «Некоторые из них выросли в среде, где в Израиле и ев­реях принято видеть врагов», – добавляет Суссан. И ситуация, безусловно, не станет проще от того, что в страну будут прибывать люди с радикальными взглядами, полагает раввин. С его точки зрения, в этом случае главная задача общества – это побудить таких мигрантов принять позицию большинства населения страны, которые радикалами не являются. Раввин из Оффенбаха Мендель Гуревич (Mendel Gurewitz) рассказывает, что он и его сыновья практически каждый день сталкиваются на улице с враждебностью со стороны арабской молодежи. «Это правильно, что мы принимаем беженцев, – говорит раввин. – Однако мы не задумывались о том, что они приезжают из стран, где дети воспитываются в духе антисемитизма. К этому мы были не готовы». По мнению Гуревича, одной интеграции недостаточно, чтобы по­бороть подобные предрассудки. «Нужно донести до этих людей, что в Германии нет места ан­тисемитизму», – подчеркивает он. Того же мнения придерживается и Даниэль Нойман (Daniel Neumann), исполнительный директор еврейской общины города Дармштадт. «Наш мо­ральный долг – помочь людям, которые бегут из своей страны», – говорит он. Хотя Нойман вовсе не исключает, что это в свою очередь мо­жет привести к проблемам для евреев, живущих в Германии и других европейских странах, ведь «так быстро избавить людей от радикальных идей не получится». Но еще больше его бес­покоит то, что радикалы из арабских стран могут объединиться с уже существующими здесь ультраправыми группами. «Опыт показывает, что это вполне возможно, – говорит Нойман. – Ведь у них есть нечто общее: предрассудки и ненависть по отношению к евреям».

Повод для беспокойства

В то, что именно беженцы могут стать угрозой безопасности евреев в Германии, студентка Ле­на Штайн не верит: «В конце концов, эти люди сами бегут от войны и террора, они тоже хотят жить в мире и спокойствии, а не в ситуации по­стоянного давления со стороны фундаментали­стов». По крайней мере, прогуливаясь по улицам Франкфурта-на-Майне, Лена не чувствует себя в опасности. Но в то же время она подмечает: «Все-таки у меня на лбу не написано, что я еврейка». Эту же мысль повторяет и Даниэль Нойман: «До тех пор, пока по нам не видно сразу, что мы евреи, страха у нас нет, лишь смутное беспокойство». Лена Штайн считает, что нет повода бояться и находясь в еврейских учреждениях: «Все они очень хорошо охраняются, там чувствуешь себя в полной безопасности», и в то же время она добавляет, что лучше все же не провоцировать лишний раз. На вопрос, должны ли евреи носить кипу на улице, она от­вечает отрицательно – по мнению студентки, это может подтолкнуть радикалов к нападению на человека. Юлиан-Хаим Суссан думает иначе: «Мы живем в Германии, в свободной стране». Сам он носит кипу постоянно и полагает, что картина еврея, идущего по улице, вполне вписывается в нормальный образ города. «Так же, как и хиджаб?» – «Точно так же, как и хиджаб», – подтверждает раввин.

Автор Соня Йорданс, Максим Филимонов

Click to listen highlighted text!