Журнал Берлинский Телеграф

Жолт Балла – раввин

«Мне было 9 лет, когда я обнаружил, что я еврей.

В детстве моим любимым чтением была Библия. Мне нравилась история. В 1988 го­ду в Будапеште католическая церковь и синагога открыли свои двери. В нашей школе были организованы дополнительные воскресные занятия, на которых католические священники преподавали Библию. Я спросил у мамы, можно ли мне туда ходить, и мама сказала: «Нам нужно поговорить. Ты еврей, и для тебя, возможно, более подходящим местом для изучения Библии была бы не католическая церковь, а синагога», с тех пор я и начал знакомиться с иудаизмом», – рассказывает Жолт Балла, раввин синагоги в Лейпциге, отвечая на мой вопрос:

С. Д.:«Как Вы пришли к религии?»

Ж. Б.:«Я родился в ассимилированной еврейской семье. Мой отец не был евреем, а мама была еврейкой, но они никогда не рассказывали мне о том, что я еврей. Благодаря руководителю хора в синагоге в 8-м округе Будапешта, а он был шурином моего деда, я понял, что все род­ствен­ники по линии моей мамы были евреями, не только мой дед, который, кстати, был левитом*. И тогда я начал уз­навать об иудаизме в воскресной школе. Когда мне исполнилось 12 лет, родители решили отдать меня в еврейскую школу в Будапеште. Это было светское образование, и религии там практически не уделяли внимания. Но я все же много узнал об иудаизме. С 18 лет я ездил вожатым в еврейский летний лагерь в Венгрии и там узнал очень много о еврейских традициях и вере. Я по­чув­ствовал, что хочу не просто знать все эти вещи, но и практиковать их. Тогда-то я и обратился к религии. Когда мне исполнился 21 год, я уже мог смело сказать, что соблюдаю иудейские традиции: кашрут** и шаббат***. В 23 года я приехал в Германию и пошел учиться в университет».

Мы сидим в скромном, но уютном кабинете раввина при синагоге Лейпцига. Жи­вые, сияющие каким-то внутренним светом глаза с любопытством смотрят на ме­ня, как бы спрашивая: «Ну и какой же ка­верзный вопрос ты хочешь мне за­дать?» И я задаю, но не каверзный:

С. Д.:«Жолт, расскажите, пожалуйста, немного о себе, как Вы стали раввином и оказались в Лейпциге?»

Ж. Б.: Я родился в 1979 году в Будапеште. В Германии почти 14 лет. После окончания учебы в университете по специальности инженер-экономист я захотел по­святить один год учебе в ешиве****, а это было в 2002 году. У меня появилась возможность поехать учиться в Берлин. Я уехал учиться на один год, но это затянулось на целых два. Потом еще один год в Израиле, но с условием, что я вернусь после этого назад для обучения во вновь открытой семинарии с ортодоксальным раввинским образованием (Берлинская раввинская семинария – Hilde­shei­mer’­sches Rabbinerseminar zu Berlin). Там я учился и в 2009 году получил диплом раввина. В 2009 – 2010 годах я был в Лейп­циге приходящим раввином. А с 2010 года мы с женой постоянно живем в Лейп­циге. В сентябре как раз исполнится ровно 6 лет, как мы переехали сюда. Моя жена с Украины, из города Винница. Я познакомился с ней в Германии. Она была очень активным членом общины здесь, в Лейпциге. Ей было 13 лет, когда она в 1997 году переехала в Германию. Мы познакомились с ней в ешиве, в летнем лагере, поженились в 2007 году и три года вместе жили в Берлине. Мне не пришлось участвовать в конкурсе на долж­ность раввина, все сложилось вполне естественным образом. Изначально был один «земельный» раввин на три общины – Лейпцигскую, Дрезденскую и Хемницкую. Но ввиду большого количества людей это стало неудобно. И тогда было решено, что после ухода на пенсию этого земельного раввина будут учреждены три отдельные должности раввинов – для Лейпцига, Дрездена и Хемница.

С. Д.: К какому направлению религии Вы себя относите, ведь в иудаизме, как и в любой другой религии, есть масса направлений?

Ж. Б.: Я ортодоксальный раввин. Я получил раввинское образование в ортодоксальной семинарии. Я не принадлежу к хасидскому направлению. Скажем так: я просто ортодоксальный иудей. Что это значит? Мы соблюдаем все иудейские законы, как раввин я стараюсь не вмешиваться в дела политики, хотя, конечно, иногда приходится.

С. Д.: Вот смотрите: книга одна, и у хри­стиан, и у иудеев. Но почему су­ществуют эти разные направления?

Ж. Б.: Любую книгу можно прочитать по-разному. Когда Вы читаете «Онегина» Пушкина, и когда я его читаю, Вам эта книга скажет одно, а мне – что-то другое. Но вопрос в том, что думал сам Пушкин, когда писал эту книгу. Когда у меня есть книга и одновременно толкование, я пойду в этом направлении. Но если я читаю книгу сто лет спустя, и у меня нет толкования, комментариев, я пойму эту книгу иначе. Христианство взяло ту же книгу, но интерпретировало ее по-своему, и с нашей точки зрения, это совсем иная интерпретация. У нас один и тот же текст, но мы понимаем его по-разному. И это нормально. Каждый думает, что понимает книгу правильно. Интерпретация иудеев, возможно, более ранняя, в том, что касается Библии.

С. Д.: Ну хорошо, это все касается различий между христианами и иу­деями. Но почему в самом иудаизме столько разных течений?

Ж. Б.: А почему столько разных течений в христианстве? Там есть евангелисты, методисты, католики, православные… Почему существуют эти различия в христианстве? Это то же самое: разные люди интерпретируют текст по-разному. В иудействе есть ортодоксы, хасиды, другие течения… но в главном мы согласны, расхождение у нас лишь в мелочах. И ортодоксы, и хасиды, и все прочие чтят субботу. И современные ортодоксы также соблюдают законы шаббата. В различных тонкостях мы не совпадаем. Также большое различие существует между ортодоксальным и реформистским иудаизмом, но в определенных, главных ве­щах они согласны. Что поделаешь? Мир велик.

С. Д.: Другой вопрос. Второй храм был разрушен. И в то время, когда разрушали Второй храм, там ведь были евреи. Мне часто задают вопрос о том, почему не было никакого сопротивления разрушению?

Ж. Б.: Сопротивления кому? Римлянам?

С. Д.: Да.

Ж. Б.: Но оно было! Это была война. Почитайте книгу Иосифа Флавия „Bel­lum Judaicum“ («Иудейская война»). Это был период войны. Иосиф Флавий вы­сказывает, возможно, не свою точку зрения, а точку зрения династии Флавиев, поскольку он был, как бы это правильно сказать, придворным историком, летописцем династии Флавиев. Но сопротивление было. Оно было разного вида. Бы­ло сопротивление раббана Иоханана бен Заккай, оно носило политический ха­рак­тер, они хотели заключить соглашение с римлянами. Позже был рабби Аки­ва бен Йосеф, другие…

С. Д.: Но вот очень многие пророки говорят о том, что Третий храм бу­дет построен. Но есть пророки, ко­торые говорят, что Третьего храма не будет вообще.

Ж. Б.: Какие?

С. Д.: Например, пророк Хагай.

Ж. Б.: Существуют интерпретации текстов… Сложно говорить об этом, потому что нужно понимать тексты пророка Хагая в комплексе, в контексте, понимать оригинальный текст Хагая на иврите, читать классические комментарии к нему, классические комментарии к книге Исайи. Это не так уж и просто.

С. Д.: Мой приятель в силу своих религиозно-философских интересов изучает религии Востока. Особенно любопытны мистикоаске­ти­ческие практики индусов (йога и медитация). Все мы знаем, что только знание истинного, единого Б-га, только истинная вера, жизнь по заповедям преображают человека, позволяют ему бороться с грехами, с дурными склонностями, наполняют его радостью, светом и покоем. Но очевидно, что жителям Ин­до­стана на протяжение более 4 ты­сяч лет не был открыт истинный Бг и подлинный путь к Нему, но это нисколько не лишило их духовного развития, прозрений, дарований.

Ж. Б.: Есть люди, которые достигают просветления, и те, которые не достигают, и так во всех религиях. Есть люди, которые могут решить свои внутренние проблемы, и есть те, которым это не удается. Мы все работаем над этим, мы все пытаемся. И не все, кто занимается йогой и медитацией, достигают этого. И раввины стараются, и также обычные люди стараются найти душевный покой.

С. Д.: Сейчас много продуктов, где используются генные модификации. Как вы относитесь к этим продуктам, они разрешены к употреблению?

Ж. Б.: Это сложный вопрос. Существует запрет в Торе: не смешивать определенные вещи. Но при генных модификациях это, возможно, как раз разрешено. Весь мир ест ГМО. Наша кукуруза генетически модифицирована. Арбузы ­– тоже. Это уже часть нашей жизни. Мы не против генных модификаций, мы знаем, что это повышает качество, улучшает устойчивость культур, дает возможность многим людям получать продукты питания. Есть запрет на смешивание определенных геномов, или запрет определенные плоды садить вместе, но в целом ГМО не запрещено.

С. Д.: В Израиле сейчас приняли закон, который разрешает некоторым ешивам не преподавать предметы общего назначения: математику, физику…

Ж. Б.: Это немного сложнее. Вопрос сложнее на самом деле, чем та упрощенная интерпретация, которая доходит до нас через СМИ. Я хочу подчеркнуть, что я человек с высшим образованием и профессионал. И я лично думаю, это мое мнение, что академические знания очень важны, но мы должны понимать, что бывают обстоятельства, когда это не полезно для душевного здоровья. Университеты – это храмы знания. Но вместе с этим идет еще и определенный стиль жизни молодежи, с вечеринками и прочим, и это не то, чего желала бы для своих детей религиозная се­мья. Я для своих детей желаю, конечно же, академического образования, чтобы они получили это знание, познали мир. Как раввин я желаю, чтобы мои дети жили в социальном окружении. Это уже другая проблема, возможно. Я желаю, чтобы в их жизни было больше этики, морали. Да, конечно, они должны развлекаться, но должно существовать не одно только развлечение. Я говорю из своего опыта. Обучение и знание всегда важно и хорошо, и социальное окружение – тоже хорошо. И часто в тех случаях, когда мы наталкиваемся сопротивление со стороны религиозных семей, речь идет не о научных знаниях как таковых, а именно об этом социальном окружении во время учебы. Это две разные вещи, и мы должны как-то находить компромисс.

С. Д.: Последний вопрос. У вас есть контакты с представителями других религий?

Ж. Б.: У нас отличные отношения с христианами Лейпцига – не только с людьми, но и с церквями. Постоянно ведется много совместной работы между еврейской и христианской общинами. И мы очень гордимся этим. Мы очень благодарны христианской общине. Когда христианская община предлагает нам участ­вовать в каких-то мероприятиях или проектах, мы всегда с радостью соглашаемся. Например, съезд католиков (Katho­li­ken­tag) в мае этого года… Еврейская община принимала участие во многих программах, мы предоставляли в их распоряжение свои помещения, свой культурный центр. Мы действительно много сотрудничаем.

С. Д.: Сейчас приближаются Рош аШа­на***** и Йом-Киппур******. Что бы Вы пожелали читателям на­шего журнала?

С. Д.: Я, как и каждый год, желаю, чтобы мир стал лучше. Желаю, чтобы мы все научились принимать друг друга. Же­лаю, чтобы мы хоть немного избавились от нашего высокомерия и поняли, что наше мнение не всегда самое правильное, и мы должны прислушиваться к чужому мнению, но в то же время не забывать и о своих собственных принципах. Все это я желаю каждый год.

С. Д.: Спасибо за интервью, всех благ Вам и мира!

*Левит – часть евреев, представители колена Левия. В широком смысле слова называются все потомки Левия, в том числе коэны (священники). В узком же значении слова под левитами понимают тех членов колена Левиина, которые не происходили от Аарона, то есть коэны в этом смысле к ним не относятся. Из левитов набирались служители (певчие, музыканты, стража и т. д.) в переносном храме – Скинии, а позднее – в Иерусалимском храме.

** Кашру́т  — термин в иудаизме, означающий дозволенность или пригодность чего-либо с точки зрения Галахи.

*** Шабба́т от шабат – «покоился, прекратил деятельность») – в иудаизме – суббота, седьмой день недели, в который Тора предписывает воздерживаться от работы.

**** Ешива (иешива, йешива) – еврейское религиозное учебное заведение. Образование в ешивах стараются получить сыновья иудеев, ведущих ортодоксальный образ жизни.

***** Рош а-Шана – еврейский Новый Год. Еврейский праздник Рош а-Шана отмечается в честь сотворения мира, он символизирует начало нового года и завершение года уходящего.

****** Йом-Киппур – десятый день ев­рейского нового года – Судный день – день искупления грехов и Высшего суда. Это един­ственный день в году, когда Тора предписывает человеку не заниматься ничем, кроме анализа своих поступков и помыслов.

Автор: Самоил Дувидович, член Союза журналистов Германии

chefredakteur

член Союза журналистов Германии 2014

Click to listen highlighted text!