Как Китай скрывал вирус

“Уже в середине ноября в Ухане первый человек заразился коронавирусом. Однако китайские власти долгое время скрывали распространение болезни – и таким образом дали ей возможность распространиться по всему миру”, – пишет швейцарское издание Tages-Anzeiger.

“Вначале на болезнь, вероятно, никто не обратил внимание, – повествует журналистка Леа Дойбер. – Кашель, высокая температура, головные боли. Зима, многие люди болеют. Однако как минимум в декабре врачи китайского города Ухань заметили учащение случаев непонятной им легочной инфекции”.

“После смертоносной эпидемии SARS в 2002 и 2003 годах Китай разработал для подобных случаев систему раннего предупреждения. Чтобы избежать политически мотивированного сокрытия информации, система направляет ее напрямую в национальный эпидемиологический центр в Пекине, где в случае необходимости на нее должен быстро отреагировать обученный персонал”.

“Больницы в течение одного дня должны проинформировать экспертов, если они обнаружили более двух пациентов с неизвестным заболеванием легких. После появления первых случаев центр должен был быть проинформирован, подтверждает бывшая заместительница руководителя центра Yang Gonghuan, которая также работала над системой. (…) Однако эксперты пекинского центра получили информацию слишком поздно. Врачи Уханя обратились не в национальные органы, а сообщили о случаях заболевания местным властям”.

“Если бы меры по сдерживанию распространения болезни были приняты лишь на неделю раньше их фактического вступления в силу, это могло бы предотвратить 2/3 всех случаев заражения, писали в марте ученые из Саутгемптонского университета. (…) Ранняя изоляция предотвратила бы больше заражений, чем введенные затем ограничения поездок и передвижения, уверены сегодня исследователи. Возможно, до 95% только в одном Китае. Однако в Ухане долгое время ничего не предпринималось”, – говорится в статье.

“Шесть недель прошло до того момента, когда люди в Ухане впервые услышали о болезни, которая уже давно тихо распространялась по городу, – указывает издание. – (…) Газете South China Morning Post в Гонконге удалось ознакомиться с правительственными документами. В них государственное руководство Китая упоминает первого зараженного 17 ноября. Нулевым пациентом был 55-летний мужчина из провинции Хубэй. Документ ориентируется на эту дату, хотя заражения могли произойти и раньше. Нулевой пациент до сих пор не найден”.

“До сих пор однозначно не выявлено, от какого животного вирус передался человеку. Но эпидемиологи исходят из того, что передача вируса произошла уже в октябре или ноябре”, – пишет издание.

8 декабря, спустя 22 дня после обнаружения нулевого пациента, новым коронавирусом в городе были заражены как минимум 27 человек, при этом люди по-прежнему не подозревали о грозящей катастрофе.

“Благодаря своему центральному положению, Ухань является одним из важнейших пунктов в сети китайских высокоскоростных поездов. Кроме того, из города, который называют китайским Чикаго, каждый день во все страны мира вылетают 30 тыс. человек. Оттуда осуществляются и прямые рейсы в Европу. Более двух месяцев люди путешествовали без ограничений, прежде чем 23 января было приостановлено железнодорожное и авиасообщение, – подчеркивает издание. – Незадолго до этого Ухань также покинуло 5 млн человек – в январе празднуется Новый год”.

“Лаборатория в Гуанчжоу уже 27 декабря выделила из легочной жидкости пациента большую часть вируса, как сообщал в феврале журнал Caixin. (…) Сотрудники лаборатории быстро заметили схожесть вируса с SARS, поэтому они направили результаты исследования не только в больницу и властям Уханя, но и в исследовательский институт в Пекине. Одновременно они также напрямую звонили врачам. Анализы, очевидно, их напугали. Позднее ведущие сотрудники лаборатории также сами ездили в Ухань. О секретных исследованиях, проведенных в конце декабря, известно мало, однако в феврале один из сотрудников рассказал о результатах в блоге”.

“Спустя 5 дней как минимум одному сотруднику лаборатории поступил звонок от комиссии по здравоохранению провинции Хубэй. Было сказано, что тесты должны быть немедленно прекращены. Анализы должны быть уничтожены. 3 января в ситуацию вмешалась национальная комиссия по здравоохранению. Главное ведомство Китая по вопросам здоровья повторило требование”.

“Ситуация в больницах Уханя обострялась. На это обратила внимание и доктор Ай Фен, руководительница отделения неотложной помощи. В марте она дала интервью китайскому журналу Renwu о решающих днях декабря. Интервью в течение нескольких минут было удалено цензурными ведомствами. Чтобы спасти его и обмануть цензоров, интернет-пользователи делились текстом и переписывали его. Они перевели его на несколько языков, в том числе на эльфийский, язык книги “Властелин колец”, и клингонский язык из сериала “Звездный путь”. (…) Пользователи также загрузили версии текста, переданные шрифтом для слепых, языком жестов (в виде картинок) и иероглифами”.

В интервью Ай Фен рассказала о пациенте с подозрительными симптомами – он был вторым за короткое время. Получив 30 декабря результаты анализов из лаборатории, в которых был поставлен диагноз “SARS-коронавирус”, она сообщила о них другим медикам. В тот же день информацию получил офтальмолог Ли Вэньлян и поделился ей в группе бывших сокурсников.

“Сначала Ли Вэньляна вызвали к руководству больницы, затем в полицию. Там его заставили подписать заявление, в котором говорится, что он распространял ошибочные заявления и серьезно нарушил общественный порядок”, – повествует издание.

“В то время как врачи пытались понять ситуацию в городе и предупредить своих коллег, слухи из Уханя дошли и до главных эпидемиологов Китая. Гао Фу, глава национального эпидемиологического центра, был проинформирован не с помощью системы раннего предупреждения. Он случайно прочел информацию в чате – так же, как незадолго до этого Ли Вэньлян. Он сразу направил в Ухань группу экспертов”.

В качестве реакции на многочисленные указания медиков органы здравоохранения Уханя и Хубэя опубликовали лишь внутреннее предупреждение для больниц, подчеркивает издание.

Визит из столицы повысил давление на местные органы здравоохранения в Ухане. 31 декабря они проинформировали о ситуации Всемирную организацию здравоохранения, сообщив о 27 заболевших.

“В социальных сетях стали удалять сообщения о вспышке заболевания. По информации Citizen Lab, организации при Университете Торонто, стриминговая платформа YY с 31 декабря подвергала цензуре сообщения, в которых упоминались определенные слова, (…) например, “неизвестная болезнь легких”, “симптомы, схожие с SARS” и “управление здравоохранения Уханя”.

“1 января власти закрыли рынок морепродуктов Хуанань. (…) Животных, которые там продавались, власти уничтожили. Без них стали практически невозможными дальнейшие исследования о возможном носителе вируса”, – отмечает издание.

“В соседнем Тайване врачи узнали от коллег из Китая о докторе, которая заразилась от пациента. Это могло быть доказательством возможной передачи вируса от человека к человеку. (…) Власти Тайваня проинформировали Всемирную организацию здравоохранения. Но ВОЗ не отреагировала”.

“В Китае тем временем продолжали скрывать информацию. (…) Были арестованы 8 человек, которые якобы распространяли слухи о схожей с SARS болезни легких. Среди них был и врач Ли Вэньлян”.

Доктор Ай Фен в свою очередь распорядилась, чтобы ее сотрудники носили защитные маски. Дисциплинарная комиссия больницы вызвала ее на разговор: она ни с кем не должна была разговаривать о результатах анализов. В ответ на ее слова о том, что вирус может быть заразным, представители партии настаивали, что она распространяет слухи и тем самым угрожает стабильности в Ухане.

“Позднее Ай Фен сказала в одном интервью: “Я глубоко сожалею, что я не предупредила большее число людей. Если бы я знала то, что знаю сейчас, я бы разговаривала об этом с каждым при любой возможности”, – передает издание.

На первой неделе января руководство Китая постепенно стало испытывать давление. “Однако до 3 января ВОЗ сообщалось только о 44 зараженных. На самом деле к концу декабря их уже было как минимум 266 человек, как показывают правительственные документы. Все они в ноябре и декабре временно находились под наблюдением медиков, говорится в документах Пекина”.

9 января, спустя 54 дня после обнаружения нулевого пациента, от Covid-19 официально скончался первый человек. Китай не сообщал о его смерти 2 дня, говорится в статье.

Уже 5 января руководитель лаборатории в Шанхае сообщил комиссии по здравоохранению в Шайхане и в Пекине, что вирус, как и SARS, может передаваться через дыхательные пути. Однако 11 января органы здравоохранения сообщили, что с 3 января не зафиксировано новых случаев заражения и нет доказательств того, что возбудитель передается от человека к человеку, о чем в середине января сообщила и ВОЗ.

“При этом в интернете жители Уханя публиковали первые видео из больниц, где врачи работали в защитной одежде. Это вызвало панику среди населения: зачем врачи должны носить защитную одежду, если вирус не заразный?”.

20 января было обнародовано сообщение о двух случаях, свидетельствовавших о передаче вируса от человека к человеку. Также говорилось о заражении 14 сотрудников больниц. “Позднее из документа, полученного в результате утечки информации, стало ясно, что количество зараженных среди врачей и среднего медперсонала уже составляло около 500 человек”, – говорится в статье.

21 января национальная комиссия по здравоохранению повторила, что опасность распространения болезни ограничена.

23 января китайское правительство сообщило о закрытии Уханя, при этом ВОЗ в очередной раз приняла решение не вводить международный режим чрезвычайной ситуации, указывает издание.

“Глава государства Си Цзиньпин продолжал держаться в стороне. В соцсетях цензуре подвергались вопросы наподобие: “Где этот человек?”, а также сообщения с именем президента. Интернет-пользователи начали заменять его именем Дональда Трампа. “Почему Трамп все еще не появился?”, – писали они и требовали: “Трамп должен уйти в отставку”. Позднее эти сообщения также стали подвергаться цензуре”.

30 января официально было зарегистрировано 170 погибших и 7711 зараженных. Спустя 75 дней после обнаружения нулевого пациента ВОЗ объявила о международном режиме ЧС.

“В ночь на 7 февраля от Covid-19 скончался врач Ли Вэньлян. В интернете миллионы людей высказывали свой гнев и скорбь по поводу его смерти. Цитируя, среди прочего, предложение, которое он сказал в одном из своих последних интервью: “В здоровом обществе не должен звучать лишь один голос”. Многие из этих сообщений были сразу же удалены цензурными ведомствами”, – пишет Tages-Anzeiger.

 

Источник: https://www.inopressa.ru/