Мой дедушка Гаврил Афанасьевич Сечкин

Почему всё не так? Вроде всё как всегда:То же небо – опять голубое, Тот же лес, тот же воздух и та же вода, Только он не вернулся из боя. В. Высоцкий

Это история нашей семьи: история любви и верности, история гордости и благодарности. История боли, кричащая в каждом сердце тех, кто знал утраты и горечь войны. История о наших героях, благодаря которым выросли мы и родились наши дети.

Мой дедушка Гаврил Афанасьевич Сечкин родился 1 июля 1910 года в селе Большой Пролом Рязанской области. Служил в рядах Советской армии: старший лейтенант, старший лётчик-наблюдатель 48-го скоростного бомбардировочного авиационного полка 18-ой скоростной бомбардировочной авиационной бригады.

Он пропал без вести 7 марта в 1940 году – этот день всегда был днём траура в нашей семье. В этот период части 18-ой скоростной бомбардировочной авиационной бригады входили в состав ВВС 7-ой армии Северо-западного фронта и вели боевые действия на Выборгском направлении.

Это была Советско-финская война, которую также называют «зимней» или «неизвестной» войной. Между Финляндией и СССР велись переговоры о территориальных уступках: Советский Союз претендовал на часть Карельского перешейка, на остров в Финском заливе и на «аренду» финского полуострова Ханко. В свою очередь, Финляндия должна была получить взамен большую по площади территорию в Карелии – по факту, одни леса и болота. Однако до сих пор со стороны Советского Союза формальной причиной принято считать необходимость отодвинуть границу от Ленинграда. Финны давлению СССР не уступили и 30 ноября 1939 года советские войска вторглись в Финляндию.

«Зимняя война» длилась 105 дней. Мирный договор был подписан 12 марта 1940 года. Финские потери составили 26 тысяч человек, 43,5 тысяч солдат были ранены. С советской стороны – 246 тысяч солдат были ранены, контужены, получили тяжёлые и средние обморожения. Убитыми или пропавшими без вести насчитывалось 127 тысяч человек. Среди них числился пропавшим без вести и мой дедушка.

Моему отцу было два года, когда ещё совсем молодая моя бабушка осталась одна с двумя детьми-погодками. Её звали Елена Фёдоровна Сечкина, девичья фамилия Калинкина. Всю свою жизнь моя бабушка ждала своего мужа. Ждала и надеялась, что он вернётся: ведь пропал без вести не значит погиб.

Потом началась Великая Отечественная война. Все попытки моей бабушки отыскать своего супруга не увенчались успехом. На все запросы всегда приходил один и тот же ответ: «Ваш супруг Сечкин Гаврил Афанасьевич числится без вести пропавшим. 7 марта 1940 года он не вернулся с боевого задания».

Послевоенное время принесло новые лишения: Советский Союз утопал в руинах, люди умирали от голода и холода. Началось послевоенное восстановление, четвёртая пятилетка – необходимо было за пять лет восстановить если не всё, то хотя бы основное, что было разрушено немецкими оккупантами на советской территории.

Из руин, нищеты и голода с маленькими детьми на руках поднимали Советский Союз женщины, вдовы. Суровое время пришлось на их молодость. Моя бабушка больше не вышла замуж, да и выходить было не за кого. Большая часть мужского населения полегла на войне. Так и прошла её жизнь в хлопотах и работе. Она построила дом, вырастила двух сыновей и помогла им получить образование.

Бабушка часто вспоминала последние слова своего мужа: «Застрелюсь, но в плен не сдамся».

Так она и жила все эти годы в ожидании и в надежде. Годы шли, сыновья выросли, обзавелись семьями, родились внучки.

Я часто вспоминаю свою бабушку: строгое выражение лица, платок на голове, передник на груди, губы в ниточку. Она редко шутила и смеялась, даже улыбалась редко. Была немногословна. Всегда в работе, в заботах о семье и в хлопотах по дому: вот она возится у печки, готовит пироги, и в доме вкусно пахнет свежевыпеченным хлебом. У неё был строгий распорядок дня, порядок и чистота везде: в деревенском доме, на дворе, в огороде. Она так и умерла, ничего не узнав о судьбе своего мужа: где он, что с ним; и если погиб, то где похоронен и где его могила.

Летом 1943 года, в самый разгар войны, над домом моей бабушки раздался громкий гул моторов. Услышав его, моя бабушка выбежала на крыльцо и увидела пролетающий низко над землёй военный самолёт. Самолёт развернулся, снизил высоту и пролетел над самым домом, качнув крылом. Он летел так низко, что моя бабушка сумела даже разглядеть лицо лётчика, который улыбнулся и помахал рукой. Затем, ещё раз качнув крылом, самолёт скрылся за горизонтом. Это был родной брат моего дедушки. Звали его Александр Афанасьевич Сечкин. Он был штурманом эскадрильи 58-го бомбардировочного авиационного Старорусского Краснознамённого полка. Войну он закончил в звании подполковника авиации, воевал с Японией, имеет много боевых наград, до пенсии проработал лётчиком в гражданской авиации.

Так или иначе профессиональная деятельность мужчин в нашей семье по отцовской линии была связана с авиацией. Мой папа с детства мечтал стать лётчиком, как его отец. Но поступить в лётное училище не удалось. Он закончил авиационный институт и долгие годы работал на моторостроительном заводе им. М. В. Фрунзе в Самаре. Там же работал и его дядя, младший брат моего деда – Иван Афанасьевич Сечкин. Предприятие прошло долгий путь эволюции «рука об руку» с авиационной промышленностью России. Непосредственно в Самаре завод находится с 1941 года, куда его в срочном порядке эвакуировали из Москвы. За годы Великой Отечественной войны на предприятии было выпущено более 45 тысяч двигателей АМ-38, АМ-38Ф, АМ-42.

Когда мой дед пропал без вести, моему отцу было всего 2 года. Мой папа не помнил своего отца. Но он всегда думал о нём и искал его, искал более 60 лет. Он хотел знать правду. Посылал запросы в различные инстанции и архивы. Я помню эти письма и всегда один и тот же ответ: «Пропал без вести, в списках погибших не значится».

Незадолго до папиной смерти моя сестра связалась с поисковым отрядом из Петербурга, и благодаря работе председателя общественного фонда поисковых отрядов Ленинградской области Ильи Прокофьева нам стало известно о трагической судьбе нашего дедушки. Илья Прокофьев также связывался с финской стороной, что помогло нам узнать все детали того дня.

Самолёт был сбит. Попав в окружение, мой дедушка и стрелок-радист Лепекаш Василий Селивёрстович, не желая сдаваться в плен, застрелились. Нам даже прислали фотографию шведского лётчика, который сбил самолёт, за штурвалом которого находился мой дедушка.

Конечно, воспоминания неоднозначны, ведь каждый человек запоминает события по-своему. Но основные подробности о судьбе дедушки мы узнали из интервью с двумя братьями: Яакко Даавиттила (1902 года рождения) и Ханнес Даавиттила (1912 года рождения). Ханнес наблюдал воздушный бой с наблюдательной вышки ПВО, где служил во время войны в 1939–1940 годах.

Падение первого бомбардировщика СБ-2

Три бомбардировщика СБ-2 возвращались с бомбардировки Оулу после полудня 7 марта 1940 года. Истребитель шведского добровольческого подразделения F19 взлетел с авиабазы в Ваала и начал патрулирование на достаточно большой высоте, ожидая возвращающиеся советские самолёты. Первым он атаковал правый бомбардировщик, который задымился и совершил успешную вынужденную посадку к северу от Саариярви в волости Ваала. Как минимум двое членов экипажа были взяты в плен.

Падение второго бомбардировщика СБ-2

Затем истребитель открыл огонь по двум другим бомбардировщиками, оба задымились. Пилот был убит в воздухе и найден мертвым. Он был захоронен на месте падения самолёта, но позднее его тело было перенесено в другое место.

Штурман старший лейтенант Гаврил Афанасьевич Сечкин и его пулемётчик совершили вынужденную посадку и даже завели двигатели, чтобы взлететь снова. Самолёт проехал немного по земле и остановился, так как перед ним образовался сугроб. Оставшиеся два члена экипажа сняли с самолёта пулемёт и прошли с ним примерно 500 метров, ожидая нападения со стороны финских солдат. Затем лётчики бросили свой пулемёт и попытались бежать в восточном направлении примерно 5 км в лес восточнее Пахкалампи. Там их настигли шюцкоровцы (фин. «охрана») из Пуоланка и попытались задержать лётчиков, но те избежали ареста, совершив самоубийство.

Советские лётчики были захоронены как «неизвестные солдаты» к востоку от озера Пахкалампи на красивом холме, поросшем сосновым лесом, окружённым тихой северной тайгой.

Третий бомбардировщик СБ-2

Третий бомбардировщик также задымил, и наблюдатели заметили, что он летит на восток, теряя высоту, но место его падения найдено не было. По наиболее достоверной легенде Пуоланка, самолёт упал в озеро Пирттиярви. Несколько лет назад любители дайвинга вместе с профессиональными военными водолазами пытались найти этот самолёт в Пирттиярви. Может, он всё-таки вернулся на свою территорию?

 

7 марта 1940 года из состава 34-й разведывательной авиаэскадрильи не вернулись с боевого задания два самолёта СБ, в составе:

1-й самолёт:

– лётчик капитан Гребенников Трофим В.;

– штурман Манцев Александр Алексеевич (по финским данным Матчев);

– стрелок-радист старшина Морозов Александр Тимофеевич. Этот экипаж упал в районе н.п. Пазкалампи (район Утаярви).

2-й самолёт:

– лётчик лейтенант Алексеев Алексей С.;

– штурман ст. лейтенант Сечкин Гавриил Афанасьевич;

– стрелок-радист Лепекаш Василий Селивёрстович (по финским данным Лепекач). 

Этот самолёт упал в районе населённого пункта Саариярви (район Утарви).

Прошло много лет, но скрежет танковых гусениц, крики раненых солдат и запах пепла тлеющих сбитых самолётов ещё доносятся эхом до тех, кто знает и чтит свою историю. Сегодня мы не противники, как тогда, в военное время. Независимо от национальности, независимо от места жительства, мы один на один с одинаковой болью – за погибших, за пропавших без вести, за не вернувшихся с войны.

Я хочу воздать должное и поблагодарить Ассоциацию ветеранов войны в Пуоланка (Puolangan Sotaveteraanit ry), которые сыграли немаловажную роль в поиске информации. Её председатель, капитан пограничных войск в отставке Юкка Даавиттила выслал нам фотографию захоронения. Это место находится к востоку от озера Пахкалампи на красивом холме в сосновом лесу, который окружён тихой северной тайгой. Он и члены его ассоциации ухаживают за этим местом до сих пор. Это братская могила неизвестных солдат. Но теперь мы знаем их имена.

Я должна туда обязательно съездить, на могилу моего дедушки. Отвезти туда его фотографию, взять немного земли и привезти её в Россию в село Большой Пролом Рязанской области, где похоронена моя бабушка – Сечкина Елена Фёдоровна. Чтобы хоть так связать это разорванное войной звено. В этом селе ещё живы люди, которые помнят моего отца и знают историю нашей семьи. Возможно, мне даже удастся осуществить перезахоронение останков.

В нашем семейном альбоме хранится фотография дедушки, которая была сделана 18 мая в 1939 году. Он подписал её для моего отца: «Маленькому Вале от папы». Но это далеко не всё, что нам удалось сохранить, ведь главное – что мы храним память и историю нашей семьи, историю наших Героев!

Мой младший сын родился в Германии в 1997 году. В детстве его любимым занятием было собирать самолёты из конструктора LEGO. Сейчас он студент машиностроительного факультета технического университета. Основной интерес для сына представляет авиационно-космическая техника. В свободное от учёбы время он посещает мастерскую авиамоделирования, где с увлечением собирает модели планеров. Его заветная мечта – получить лицензию пилота. Не берусь судить, был ли такой выбор моего ребёнка связан с нашей семейной историей. Но одно знаю точно: память и гордость за наших предков мы несём из поколения в поколение.

 

Использованные источники:

  1. Самара: ОАО «Кузнецов» Фотоблог Вадима Кандратьева https://chronograph.livejournal.com/129172.html
  2. «Что надо знать о советско-финской войне» https://www.dw.com/ru/советско-финская-война-пять-фактов/a-51419862?maca=rus-rss_rus_spektr_europeannews-18179-xml-mrss
  3. «После войны удалось восстановить страну из руин, а после 90-х наша экономика – как шагреневая кожа» https://www.nakanune.ru/articles/111679/
WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com