Александр Рар: «Северный поток-2» нужно достроить до выборов в Бундестаг»

Советник «Газпрома» по европейским вопросам, зампредседателя Совета российской экономики в Германии, научный директор Германо-российского форума, член Валдайского клуба и обладатель высших госнаград ФРГ и РФ Александр Рар — о том, почему в этом году «Северный поток — 2» висит, по сути, на волоске, могут ли американцы и украинцы помешать реализовать нам исторический проект, а также — есть ли у России реальные конкуренты в получении прибыли от экспорта энергоносителей?       

– Александр Глебович, каковы реальные сроки окончания одной из самых скандальных и геополитически тяжелых энергетических строек нашего времени — «Северного потока — 2» — после оставшегося датского участка?

– Эту скандальную коммерческую стройку придумали немецкие компании и российская компания «Газпром» для того, чтобы продолжить пятидесятилетний газовый альянс, который прочно и надолго связал Европейский Союз и коммунистическую Россию, так же, как и нынешнюю Россию. И Германия, конечно, хочет стать распределителем — эдаким хабом для российского «голубого топлива». Для немцев это очень выгодный проект. Поэтому есть и политическая и бизнес-поддержка «Северного потока — 2».

Я думаю, что этот трубопроводный проект, во всяком случае, нужно успеть достроить до выборов в Бундестаг в сентябре 2021 года. Потому что потом может измениться немецкое правительство, и те силы, которые могут прийти к власти — например, «Партия зелёных» – могут остановить этот проект. Риск такой есть. А других рисков я не вижу. Поэтому времени до окончательной достройки этого проекта вполне достаточно. 

– Когда в реальности можно ожидать ввода трубы в эксплуатацию? Иначе говоря, когда европейцы получат первый газ из «Северного потока — 2»? Каковы надежды и прогнозы?

– Это второй барьер для реализации «Северного потока — 2». Потому что по европейскому законодательству газ по этому трубопроводу пойдёт лишь наполовину, частично.  Но ЕС будет нуждаться в поставках газа, а законы будут меняться. В том числе и потому, что все стремятся к отказу от нефти и угля. В самой Европе газ уже не будет добываться — ресурсы исчерпаны. Всё это значит, что нужны закупки стороннего газа. И когда европейцы поймут это и подсчитают, что им нужны добавочные объемы газа, тогда они начнут апплодировать постройке «Северного потока — 2», чтобы использовать русский газ. 

Когда это случится — сказать трудно. Нужно смотреть как будет развиваться ситуация с газом на евроконтиненте. Но всё равно, этот инфраструктурный проект должен быть построен с тем, чтобы обеспечивать со временем Европу дополнительными потоками так нужного энергоносителя из России. 

– США на фоне выборов нового президента, транзита власти по траектории «Трамп — Байден» уже приготовили санкции против «Северного потока — 2», они включены в оборонный бюджет Америки. Как эти новые санкции могут помешать завершению проекта строительства трубопровода? Реальна ли их угроза?

– Сообщу, что угроза очень даже реальная, поскольку американцы, по-видимому, считают, что это в их национальных интересах — контроль над Европой. Для них это в каком-то смысле вопрос безопасности. Потому для них задача максимум вытеснить с рынка ЕС российский газ и максимально заменить его сжиженным газом из США. 

Кроме того, американцы требуют от Германии и других стран ЕС подчинения Америке в вопросах энергетической безопасности. Но надо напомнить, что даже во времена «холодной войны» Западная Германия продолжала энергетическое партнёрство, прежде всего, с СССР. И всё это происходило несмотря на постоянные угрозы со стороны администраций сменяющихся президентов США. 

– Американцы всё больше понимают, что почти никакие санкции против «Северный поток — 2», увы, не работают. Обещали придумать что-то новое, припугнули. Они очень хотят остановить строительство газопровода из России в Европу. Что ещё можно в их ситуации «придумать», чтобы блокада проекта стала действенной?

– Думаю, что американцы опаздывают на уходящий поезд. Власти земли Мекленбург — Передняя Померания успели создать фонд защиты климата, который станет «инструментом обхода» всех санкций США против проекта. Фонд признал русский газопровод в качестве инструмента охраны окружающей среды. То есть немцев сейчас интересует благоприятная экологическая сторона проекта «Северный поток — 2».

Таким образом, «Северный поток — 2» попадает уже под защиту не только компаний, но и немецкого государства (и его финансирования). Поэтому американская политика новой администрации уже, что называется, не зайдёт. В противном случае, это будет означать ужесточение отношений с Германией и начало новой торговой войны «на западном фронте». А на нынешнем этапе, мне кажется, ни американцы, ни европейское правительство не хотят экономических баталий.  

– Ситуация с Навальным, вернее, с подозрениями и обвинениями в использовании в отношении него запрещённого химоружия, может остановить «Северный поток — 2» и ослабить поддержку проекта со стороны Германии?

– Нет, казус Навального не остановил реализации проекта. Хотя вначале инцидента был риск, что отношения вконец испортятся — об этом даже вовсю шумела пресса в Германии. Но прагматики в правительстве посчитали, что из-за Навального ставить под вопрос данный проект не стоит. 
В связи с Навальным ранее уже были санкции и контрсанкции, и я думаю, дальше этого дело не пойдёт. Продолжения оно иметь не будет. Российско-германские отношения, конечно, сильно не улучшатся, но и сильно ухудшаться, я надеюсь, в дальнейшем они тоже не будут.

– В чем у России с Германией всё-таки остаются или даже назревают разногласия в контексте реализации «Северного потока — 2»? Или все стороны всем довольны?

– Пока было лишь одно сильное разногласие между Германией и Россией вокруг строительства газопровода. Оно было связано с Украиной. Ставился вопрос, стоит ли подключаться к транзиту «голубого топлива» из России, когда РФ пыталась обойти трубопроводами Украину, где воровался российский газ. Германия, в свою очередь, настаивала, чтобы транзит через Украину продолжался, дабы там могли также зарабатывать на транзите для пополнения госбюджета. Западу выгодно, чтобы Украина получала доходы от транзита российского энергоносителя. Ведь тогда отпадает необходимость давать новые кредиты этой стране.

– Почему Германия в принципе так «страстно» держится за «Северный поток — 2»? Неужели настолько болезненный вопрос с экологией в контексте ухода от атомных станций и угля, что ФРГ готова идти вместе с Россией против всего ЕС и США? Или все эти тревоги основаны на ожидании катастроф, которые несёт глобальное потепление? Может ли Германия вообще обойтись без русского «Северного потока — 2», при условии, что она откажется от АЭС и использования угля?

– Германия просто «дала слово». Одобрила проект. Это был сложный и мучительный процесс. И просто из-за шантажа американцев или поляков отказаться от взаимовыгодного проекта смысла нет. Германия же не банановая республика, чтобы отказываться из-за политического давления от экономически выгодной постройки газопровода из России. Сможет ли Германия выжить без «Северного потока — 2» и сколько? На нынешнем этапе, наверное, может, — из-за того, что продолжают поступать потоки газа через Украину. Но мы все знаем, что газовая сеть там морально очень устарела. И её нужно во что бы то ни стало модернизировать. А для этого нужны деньги. Брать российские деньги украинцы не хотят. А Запад даст средства только в том случае, если западные фирмы тоже будут совладельцами газового коридора через Украину. На этот вариант украинское правительство тоже не хочет идти.

Я думаю, что, когда газ перестанет идти через Украину, все вздохнут с облегчением. Потому что «Северный поток — 2» — это инфраструктура, которая будет обеспечивать Европу газом в ближайшие 30-50 лет.

И, конечно, экологическая составляющая здесь тоже есть. Все понимают, что Германия не способна отказаться от АЭС, нефти и угля без газа из РФ. Газ — «промежуточное» топливо на ближайшие несколько десятилетий. Поэтому как для Германии, так и для Европы необходимо именно стратегическое сотрудничество с Россией.

–  Представим, если «Северного потока — 2» не будет вообще, то насколько газ в Европе и, в частности, в Германии будет дорожать? Если начнут возить СПГ из США, что будет с ценами на «голубое топливо»? Спасёт ли в этом случае ЕС транзит газа с Украины, Туркмении или Азербайджана? Какова потенциально роль того же Катара в доставке СПГ взамен «Северного потока — 2»?

– Все эти страны поставляли и будут поставлять Германии газ и дальше. Кроме Туркмении, которая успешно сбывает свой газ в Китай. Газ в Европе не будет пока дорожать именно из-за альтернативных источников энергии. Но, опять-таки, без реализации «Северного потока — 2» Европа вряд ли сможет достичь своих экологических целей.

– Последний вопрос. Какова судьба договора о терминалах для сжиженного топлива в Германии, если вдруг встанет «Северный поток — 2»? Готова ли Германия покупать СПГ из США, и будет ли она строить терминалы для его приема?

– Германия их уже активно строит, так как обещала это американцам в форме компромисса, чтобы Штаты перестали мешать постройке «Северного потока — 2». Преследуя эти цели, Германия уже пообещала закупать большие объёмы американского СПГ. Тем самым, Германия за здоровую конкуренцию СПГ из США и трубного газа из России, Азербайджана и других стран.

Иначе говоря, никакой катастрофы в строительстве терминалов для СПГ из США я не вижу. Просто так случилось, что слишком много политики задействовано в газовом бизнесе, а нефть стратегически потихоньку уходит в прошлое. Вот почему геополитическая борьба за рынки сбыта газа будет продолжаться.

https://expert.ru/2021/01/12/aleksandr-rar-severnij-potok-2-nuzhno-dostroit-do-viborov-v-bundestag/?ny=&utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.com%2Fnews%2Fstory%2FAleksandr_Rar_Severnyj_potok-2_nuzhno_dostroit_do_vyborov_v_Bundestag–b99667c585c141304b0b7687969ebc2a