Связаться с нами

Война

«Войну не хочет ни русский, ни украинец» Русофобия: как прострелить себе колено

Опубликовано

(интервью для нидерландского журналиста и кинорежиссёра)

Около месяца назад журналистка медиа «Берлинский Телеграф» Стелла Кунц дала интервью для нидерландского журналиста и режиссёра документальных фильмов Марайна Пулса (Marjin Poels). Интервью было посвящено теме русофобии и взаимоотношениям русскоязычной аудитории в Европе, в том числе в Германии, ввиду войны в Украине. По словам Марайна, данная тема не затрагивается западными СМИ, что может повлечь за собой неполное представление происходящего. Цель данного интервью: сконцентрировать европейское общество на понятии человечность, вне зависимости от позиции вследствие военных действий в Украине, а также политических взглядов.

Интервью на немецком и нидерландском языках представлено на официальных медиа каналах Марайна Пулса.

В видео представлено интервью с субтитрами на русском языке.

Транскрибация интервью:

Марайн Пулс: Дорогие друзья, мы с вами снова на связи. Снова у нас есть повод говорить. Мы живём в такое время, когда мы, обычные люди, снова втяну в гигантскую операцию, которая расщепляет человечество и настраивает друг против друга. Это делают с нами наши политические деятели и влиятельные мировые лидеры. Они создали войну, они стоят за этим и теперь нам людям под их влиянием и влиянием медиа приходится выбирать на какой стороне мы должны быть. Не позволяйте себе погружаться в это и не поддавайтесь этому влиянию. Мне нравятся русские люди. Мне также нравится украинский народ. Уже, когда ты начинаешь общаться с гражданами этих двух стран, ты замечаешь, что эти народы едины. Я, как и ты, человек. Человек, которому не нужна война, у которого нет ненависти к другим. Человек, которому всего лишь нужно приятно с кем-то общаться, важно создать свой круг друзей. Я протягиваю русским свою руку помощи, также я протягиваю свою руку помощи украинцам. Если он или она в этом нуждаются. Потому что война не ведется между нами, она ведётся между политиками, которым принадлежит мировая власть. Именно поэтому дальнейшее интервью я нахожу сейчас важнее всех других. Я встретился с белорусской журналисткой Стеллой Кунц и затронул данную тему. С началом конфликта между русскими и украинцами над человечеством нависла темная туча.

Марайн Пулс: Стелла, ты журналистка, уроженка Беларуси, живёшь в Германии. И ты вещаешь для немецких СМИ или же для русско-немецких СМИ?

Стелла Кунц: Русское медиа в Германии, Берлинский Телеграф. Журнал на русском и немецком языках. Работает также онлайн, имеем телеграм канал и снимаем видео.

М.П.: И сколько лет ты уже это делаешь?

С.К.: Три года.

М.П.: В связи с конфликтом между русскими и украинцами, что сейчас вообще происходит в медиа? Есть ли у тебя проблемы с тем, как ты освещаешь?

С. К. Я могу сказать только одно: медиа разделилось точно так же, как и люди. Конечно, есть сложности, и ты сам об это знаешь. Если немецкие СМИ вещают в России, их считают иноагентами. Мы работаем, так сказать, с русской диаспорой, то есть с народом из когда-то существующего Советского Союза. В состав которого входило 15, затем 16 стран. С прошлого года мы пишем так же на немецком языке. Поэтому сегодня мы стали больше работать с политиками Бундестага. Я считаю, мы стараемся оставаться нейтральными, то есть вещаем для всех. Но, что касается данной ситуации, медиа разделилось, потому что журналисты не заняты поиском правды, они пытаются внедрить конкретное мнение. И это отлично видно по СМИ в России и по тому, как они блокируют любые другие СМИ. Тоже самое касается Германии, здесь СМИ вещает только то, что оказывает на людей давление. Ты, как журналист, сам знаешь, что такое медиа. Раньше считалось, что это четвертое оружие, сейчас это первое оружие. Потому что только из-за медиа, и даже скажу иначе, из-за медийной пропаганды у нас возникают проблемы не потому, что мы слышим правду, а с тем, что нам говорят против кого мы должны быть. То есть кому мы должны помогать, а против кого мы должны восстать. Я поясню тебе свою мысль.

Естественно, всё началось с конфликта в Украине. Конфликт транслируется не только в СМИ, но и на социальных площадках, таких как Instagram, Telegram, Facebook и прочие. В социальных сетях началась сильнейшая агрессия между людьми, стало всё равно, что это между собой лучшие друзья, что вы одна семья или партнеры по бизнесу. Это уже не имеет значение. Преподнесено было следующим образом: ты русский – ты враг, мы должны защищать украинцев. И вот вопрос, как это выглядит по итогу? Конфликт происходит там, а в мире взаимодействуют между собой эти народы. К примеру, в Германии живут 15 миллионов русских людей. Точно не уверена. Но это не просто русские из России, это выходцы из бывшего Советского Союза.  К примеру, народы Казахстана, Беларуси, Украины, конечно, и тд. Что касается именно этих трёх стран: Россия, Украина и Беларусь. Про них говорят, что это три сестры: сильный славянский народ. Теперь эти три сестры настроены друг против друга. Я немного расскажу о Беларуси, как ситуация выглядит в социальных сетях. Я думаю, ты знаешь, в 2020 году в нашей стране были выборы президента. После выборов несогласные с режимом Лукашенко должны были бежать из страны, так как они выходили на улицы. В СМИ Германии и вообще в медиа Европы об этом громко заявляли, были введены санкции против Лукашенко. Это продолжалось в СМИ здесь один — два месяца и все вдруг в Европе узнали, что есть такая страна Беларусь. Что в этой стране люди борются за свою свободу. Как было далее: люди выходили на улицы, затем либо они становились политическими заключенными, либо вынуждены были бежать из страны. Сколько людей тогда умерло в Беларуси? Сколько людей сейчас сидят в тюрьме? Потому что они были против режима Лукашенко. А сколько людей вынуждено были бежать из страны? Много-много белорусов. Понятно. После того, как произошёл конфликт в Украине, в социальных медиа разлетелось предложение: теперь белорусы могут побороть режим Лукашенко, если они отправятся на Украину и будут сражаться против Путина. Если они этого не сделают, это будет говорить о том, что они за Путина, а не за Украину. Именно так это было преподнесено. Но момент, после того как прозвучали подобные заявления, что происходит далее. Вдруг все белорусы почувствовали себя виноватыми. Мы должны что-то делать, нам нужно ехать в Украину, нам надо сражаться. Это наша возможность! Но, на секундочку, больше никто не вещает о политических заключенных и убитых белорусов! Я нахожу это манипуляцией. Ок. С этим понятно. Люди, которые тогда ещё бежали из Беларуси, например, моя подруга. Она сейчас живёт в Варшаве. Она беженка, она оставила дома родителей, квартиру и работу. Она приезжает в Варшаву не как беженка, она сразу начинает работать, зарабатывает деньги, чтобы оплатить самой своё жильё. И вдруг она виновата?! Она получает письмо в почтовый ящик, где написано: Возле Вашего дома находится магазин, и он принадлежит белорусам. Пожалуйста, не покупайте там ничего, мы за Украину! Что, простите? Я сама белоруска, я сама вынуждена была бежать! Так она думает. Она чувствует вину и не идёт закупаться у белорусов, потому что все за Украину. Другими словами, если ты это сделаешь, значит ты враг. В Польше мы были примерно две недели назад. Многие вещи очевидны, касающихся происходящего в Украине. Там умирают люди, умирают дети, люди вынуждены бежать из страны, они бегут в Польшу, в другие страны. Кто здесь те, кто по доброй воле готов им помочь? Это же и есть русские и белорусы, которые им помогают. И что в итоге получается: они помогают и в то же время их же и подавляют? Ну, и к примеру, государственные польские СМИ презентируют ситуацию следующим образом: они рассказывают о том, какие продукты не стоит покупать, потому что они из России. Не покупать продукты, не заправляться на определённых заправках. Мы поддерживаем Украину, поэтому в барах покупай определённый коктейль. Деньги от покупки пойдут, так сказать, на помощь Украине. И в то же время, эти письма о белорусах: пожалуйста не ходите в их магазины. Везде гигантские транспаранты с украинским флагом, в кафе транслируют новости об Украине. Что делают сами поляки? Они предоставляют специальные лагеря для беженцев. И в то же время, примерно неделю назад в той же Польше появляются объявления на улице: Зачем вы в Польшу привезли бандеровцев и неонацистов? Теперь уже вторая сторона медали. Вначале привезти в страну беженцев и помочь им, а потом против этих же украинских беженцев при помощи иных политических манипуляций оказывать давление.

Что касается ситуации здесь, в Германии. Я очень много получила сообщений от своих знакомых. Они вообще считают это всё абсурдным. Есть такое слово, да? Это действительно отвратительно. К примеру, моя подруга, она русская. У неё в Германии сеть танцевальных школ. По большей своей части они работают с русскоязычной аудиторией: с детьми и взрослыми. В ввиду данной ситуации украинцы оборвали с ней контракты. То есть они обрывают контракты, и по итогу украинцы, которые работают здесь остаются без работы. Хорошо, что она предпринимает. Из Украины прибывают различные люди, интеллигентные люди. К примеру, у одной из женщин в Украине тоже была своя танцевальная школа. Что делает моя подруга? Она предлагает ей работать в её школе здесь. Она преподаёт так же для украинских детей. Но украинцы с другой стороны обрывают с ней контракты, и именно эти дети таким образом в этих школах не могут дальше учиться. Тогда у Украинцев здесь нет работы. По- другому говоря: они сами простреливают колени своему собственному народу. Понимаешь меня? И, вот ещё о русофобии. Назовём это так. Например, в ресторанах, не волнует никого, что ты думаешь и откуда ты происходишь. Ты говоришь на русском языке, значит ты враг. Что ещё они делают? Есть клиника в Баварии, это сейчас транслируют в медиа, они отказываются лечить русских. Ввиду этой ситуации в Берлине подожгли русскую школу. Русскую школу. Детей.

М.П.: Серьёзно?

С.К.: Да-да. И ещё, вчера мне позвонила моя подруга. Её муж работает на фирме, где работают выходцы из Казахстана. Они говорят по-русски. Шеф им сказал, что они должны уволиться по собственному желанию. Вы должны сами уйти, или я сам вас уволю, и я уже найду причины для этого. По закону, по статье. Я всё равно тебя отсюда уберу, поэтому сделай это самовольно. Что происходит ещё, что я слышала от своих друзей. Ну, к примеру, в Берлине, волонтёры которые помогают, это белорусы и русские. Сюда прибывают украинцы, они им помогают. И, в то же время их же угнетают. Как я это вижу в будущем? Это приведёт к тому, что русские начнут давать сдачи. Я не знаю, как. Бить их, что сейчас происходит между дальнобойщиками. Это борьба между народами, которые на протяжении долгих лет, сотни лет жили вместе. Есть и украинцы, которые помогают беженцам, и они же сами ими не довольны. Они говорят, это не интеллигентные люди, они везде оставляют грязь, и они ведут себя так, будто все должны для них что-либо делать. Почему? Ну, конечно же, потому что на каждом углу написано: Мы должны помогать украинцам. Мы за Украину! И с этой русофобией, что к примеру, происходит, в Берлине. Или в целом в Германии. 30 процентов предпринимательств принадлежат русскоговорящему народу. Это разные сферы: рестораны, кафе, автошколы, больницы, врачи. Очень много русских врачей. Из-за русофобии они теряют свою работу, своих пациентов. Теперь ещё в медиа говорится, что это дойдёт до того, что, возможно, вид на жительство для русских будет аннулирован. Это ещё что? Они живут здесь, в Польше, в Германии, уже 30-40 лет. Они строят свой бизнес, кормят своих детей, живут друг с другом. Даже внутри одной семьи один может быть русским, другой украинцем. Теперь ещё и в школах наблюдается моббинг. К примеру, у моего знакомого сына зовут Владимир, так же, как и Владимира Путина, его в школе угнетают, считают злым. Что вообще делает здешняя школьная система? Они стараются донести детям, что вообще происходит. Как они собираются об этом донести, если скорее всего, сами взрослые не понимают, что вообще происходит. И зачем вообще детям объяснять подобное? Для маленьких детей. Я не знаю, но я сама бы постаралась наоборот своих детей оградить от медиа и этой ситуации. Чтобы они не видели эту агрессию, эти комментарии, например, в Instagram, где пишут: Ты русский, ты должен умереть! Ты умрёшь так и так. Дети не должны это видеть. Или, когда они играют в онлайн игры и у них стоит русский флаг, они получают злые сообщения от взрослых, которые играют в эти же игры. Почему 16-ти летний, или 10-летний ребёнок должен это выслушивать из-за флага?

М.П.: Поляризация между Россией и Западом происходила уже давно ввиду геополитических причин. Не имеет смысла говорить, на чьей стороне мы находимся, но скажем так, это просто геополитика. Но сейчас, судя по услышанному, ситуации перешла за свои границы. Было ли настолько плохо раньше в твоей жизни или ты сейчас чувствуешь, что такого ещё не было?

С.К.: Ну, да. В конце концов я сама лично подобного ещё не замечала. Я училась в Берлине, в группе были разные национальности: украинцы, белорусы, грузины, испанцы. Мы были все вместе, чтобы учиться, поддерживать друг друга, вместе смеяться, вместе курить и не более. Вполне может быть и другое, ведь военные конфликты происходят каждый день по всему миру. Но об этом ранее так громко не заявлялось. А то, что происходит сейчас можно услышать, грубо говоря, из любой дырки. Честно сказать, я сама такого ещё не переживала. Я имею ввиду, чтобы такое происходило между лучшими друзьями, внутри одной семьи, среди коллег по работе. И эти письма, о которых я тебе говорила, они получают письма по электронной почте. Мы за Украину! Вы русский и поэтому мы не хотим больше с Вами работать. Самым ужасным я нахожу то, что взрослые сами проектируют ситуацию на детей. Меня, как ребенка, всегда старались оградить от подобной грязи. Теперь же взрослые ведут себя иначе. Может быть они хотят, чтобы их дети как можно быстрее понимали, как устроен этот мир. Я не знаю. Но, чтобы предлагать это ребенку, нужно очень хорошо самому понимать, что происходит. Нужно читать, изучать историю, критически мыслить, анализировать. Тогда ты можешь донести это своему ребёнку. Ты не можешь ему сказать: Твой друг плохой, потому что он русский или белорус. А ты украинец. Нет. Это дружба между детьми. Я вообще не хочу об этом говорить, но это напоминает немного геноцид, грубо говоря. А мы это уже переживали.

М.П.: Ты описываешь какие тяжёлые времена сейчас переживают русские на Западе, а если посмотреть с другой стороны, если немец живёт в России, или француз живёт в России. Сталкиваются ли они с такой же агрессией со стороны России? Конечно, не о политике. Мы говорим только о людях.

С.К.: Я уехала из Беларуси, когда мне было 18 лет. Я училась в Литве, затем переехала в Германию. Затем жила в Польше. Что касается меня, я как-то недолго работала администратором в одном отеле в Беларуси. Я общалась с многими туристами из разных стран. И я не разу не слышала, что их каким-либо образом в Беларуси угнетают. Наоборот, им там очень рады. Может быть потому что, если они приезжают, значит наша страна интересная. Наша культура вдруг стала интересна для других! Беларусь славится своей красивой природой, теперь ещё у нас стал популярен Агро туризм, медицинский туризм, где можно уйти в ретрит и расслабиться. В конце концов просто птиц послушать, а не городские «бум-бум». Поэтому я лично это не переживала. Конечно, я понятия не имею, как это выглядит сейчас. Конечно, мои друзья в Беларуси сейчас живут в страхе. Потому что это происходит возле них. Что касается друзей из России, они вообще не понимают, что происходит и почему они вдруг стали во всём виноваты. Проблема в том, что не только сто стороны медиа, но и со стороны самих людей происходят поиски виноватых. Я считаю, что это совершенно не правильный подход, и чтобы улучшить как-то эту ситуацию, каждый должен начать с себя. Если твой собственный дом пребывает в хаосе, пожалуйста не иди помогать другим. Ты не можешь справиться с самим с собой, как тогда ты можешь помочь другим? Поэтому мы не должны противостоять друг другу, а наоборот держаться друг друга, помогать друг другу. Всё равно, русский, белорус, немец, француз. У нас есть проблема на этой планете и единственное решение жить в мире. Там происходит конфликт, пожалуйста, не тащите его сюда. Мы не друзья президентов, мы не пьём с ними вечерами чай. Мы не можем ему позвонить и сказать: Чувак, давай заканчивай. Хватит уже! Но среди своих людей, среди своих бизнес партнёров мы может так поступать. Я думаю, нам нужно об этом всем разговаривать. Даже в медиа писать о том, что, пожалуйста, не стоит угнетать. Есть закон, где говорится о том, что если происходит дискриминация по признаку национальности, можно оказаться в тюрьме на 5 лет. Мы действительно так хотим жить? Ходить и наблюдать, кто что делает? В конце концов, единый народ расщеплять и доносить, кого надо посадить. Это не по-человечески. Это время – отличная проверка для нас. Кто мы вообще такие? Можем ли мы вообще взаимодействовать друг с другом, хотим ли мы действительно жить в мире? Действительно хотим? Я так не думаю. Если бы мы этого хотели, мы бы поступали по-человечески, мы бы помогали друг друга. В первую очередь мы бы думали о своих детях и не позволяли бы им в дальнейшем ещё и это тащить на своих плечах. Они уже достаточно пережили во времена короны. Теперь ещё и это? Поэтому я реально нахожу это проверкой на человечность. И, эти злостные письма, и комментарии, которые в большей степени пишут женщины. Есть вообще одна шутка: вирусологи ушла и вдруг все стали политиками. Если ты хочешь улучшить ситуацию, и для того, чтобы помочь, не надо в первую очередь спрашивать: ты русский, украинец или белорус? Ты либо это делаешь ввиду своей человечности, либо ты это не делаешь. Есть такая коротенькая история, которую я недавно прочла. Я нахожу её прекрасной. Где-то на каком-то острове, точно не помню где именно, там много туристов и есть одно кафе. В кафе заходит дама и официантка спрашивает: Вы из Украины? Она отвечает: Да. Это для Вас чашечка кофе, нам очень жаль, что такое происходит. Затем заходит другая дама и официантка её спрашивает: Вы русская? – Да, я из России. – Вот, пожалуйста, чашечка кофе для Вас. Нам очень жаль, что такое происходит. И тогда эти две дамы чувствуют себя хорошо. Мы переживаем все тяжёлое время. Дамы пообщались между собой и продолжают жить дальше. Теперь представь себе, что одну из них в этом кафе стали бы дискриминировать. Почему? Зачем?

М.П.: Решение в итоге совсем простое.

С.К.: Решение простое, очень простое. Это единственное, что мы, мирные люди, можем сделать. Мы должны больше об этом говорить. Не искать виноватых, не учувствовать в политических игрищах. Мы должны говорить о человеческом отношении и поведении. Это и есть решение.