Детские кулачки.  

Отца своего Ромка не помнил – война забрала.

В классе таких, как Ромка было больше половины. Лишь немногие из соучеников имели отцов. Первые жизненные уроки Ромка получил во дворе. Здесь же он впервые столкнулся с антисемитизмом. Когда он впервые услышал оскорбительное „жид“, то яростно бросился на обидчика – старшеклассника. В результате короткой схватки у Ромки кроме разбитого носа и огромного синяка под глазом оказалась порванной рубашка. За нее было особенно досадно – завтра идти в школу, а другой рубашки у него нет. Ромка отыскал иголку с ниткой и принялся сам зашивать ранения на рубашке. За этим занятием его и застал дед, вернувшийся вечером с работы.

Он внимательно рассмотрел Ромку и, не расспрашивая, взял его маленькую ручку, сложил пальцы в кулак, а затем средний палец выдвинул слегка вперед. Потом со словами „Вот так“ нанес этим кулачком резкий удар себе в солнечное сплетение. И Ромка понял, что дед не станет вмешиваться в мальчишечьи дворовые разборки.  Еще он понял, что за себя нужно стоять самому и уметь держать удары.

А удары сыпались в изобилии. Бытовой антисемитизм в послевоенное время расцвел на Украине с новой силой. Сказывались тяжелейшие экономические условия и двойная мораль государственной власти. На словах – призывы к дружбе народов, а на деле – вечные поиски врагов как внешних, так и внутренних.

Двор, в котором рос Ромка, преподнес ему много уроков. Дружить так дружить.

За друга Ромка всегда горой. Но несправедливость его всегда возмущала. И, когда он слышал это оскорбительное и унизительное для себя слово „жид“, то всегда вступал в яростную схватку.

Постепенно ярость его получила признание среди сверстников, да и кулачки окрепли. В двенадцать лет Ромка записался в секцию бокса, а через год уже выступал на первых своих школьных соревнованиях и даже получил грамоту и приз – гитару.

Теперь никто из дворовых мальчишек не пытался его оскорбить, а когда, однажды к нему с жалобой обратился еврейский мальчишка, Ромка сложил ему такой же кулачок, как дед когда-то и сказал: „Защищайся!“ Да еще и слегка поколотил жалобщика. Пусть учится стоять за себя.

В школе учился Ромка хорошо. Рано научился читать. Дед часто просил его почитать газеты. С математикой тоже проблем не было. Он часто помогал одноклассникам. Когда сосед по парте попросил его дать списать домашнее задание, Ромка проявил слабость, но во второй раз отказал и предложил делать уроки вместе.

Учителя тоже любили Ромку за усердие и отмечали способности. Школа была для него вторым домом.

Но вот однажды произошел неприятный инцидент в классе. Новый классный руководитель заполнял журнал, знакомился с учениками. А в журнале на последних страницах была таблица с важными для учителя сведениями о родителях учеников. И была обязательная графа – национальность.

Классный руководитель, заполняя эту графу, лишь изредка спрашивал ученика какой он национальности, он евреев вычислял безошибочно по фамилии и внешнему облику. Но вот, когда дошла очередь до Фимы Хаемзона и учитель, не спрашивая, записал того в евреи, Фима прокричал своим картавым фальцетом „Я укгаинец“. Оказывается, мать у него не дождалась отца с фронта, вышла вторично замуж. А отчим оказался украинцем. Вот за этот факт и ухватился Фимка.

Класс захохотал, а на перемене Ромка со словами „Ты, укгаинец, пошли поговорим“, вывел Фиму за угол и расквасил его типичный еврейский нос.

„Пусть не позорит свою нацию!“

Дело тогда до директора не дошло. Так, что – то слышал. Потому что у Фимкиных родителей хватило ума самим разобраться в этой ситуации.

 

Автор: Яков Нудель, писатель сатирик